Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
29 июля 2016 г.

Строительство с учётом климата и ландшафта

Продолжаем эксклюзивный совместный проект BERLOGOS и CAS. Третий круглый стол посвящён созданию устойчивых городов, а также балансу между городом и природой. 

Участники: 

Фернандо Менис – испанский архитектор, председатель Лаборатории инноваций в архитектуре, дизайне и туризме Тенерифе, профессор EUC (Европейского университета Канарских островов), приглашённый лектор Гарвардского университета, Берлинского технического университета, Колумбийского университета и Парижской специальной архитектурной школы (École Spéciale d'Architecture). 

Ким Ленсшоу Андерсен – архитектор, выпускник Школы архитектуры, дизайна и консервации Датской Королевской академии изящных искусств в Копенгагене, один из основателей бюро мастерской Lenschow & Pihlmann, участник многочисленных выставок. 

Пауло Карнейро Фернандес – архитектор, магистр в области устойчивого развития и архитектуры земли, сооснователь CAS (Лиссабон, Португалия). В течение 6 лет работал в Барселоне со студиями: Enric Miralles / Benedetta Tagliabue (EMBT), Ramón Sanabria и Alfredo Arribas. 

Татьяна Афонина – модератор, искусствовед, исследователь, автор публикаций, участник всероссийских и международных научных конференций, редактор BERLOGOS. 

Татьяна Афонина: 

– Тема нашей дискуссии – «Строительство с учётом климата и ландшафта». Как создать целостный образ устойчивых городов, используя городской лэнд-арт, ландшафт и архитектуру? Какие, на ваш взгляд, современные проекты являются наилучшими примерами гармоничного сочетания архитектуры и ландшафта? 

Пауло Карнейро Фернандес: 

– Я полагаю, что с помощью образования мы можем прийти к интересным результатам. Архитектура и искусство обладают способностью обучать, спрашивать людей и вдохновлять их. Вместо жёсткого апокалипсического отношения, мы должны принять позитивную возможность преобразования городов.

В качестве примеров можно выделить «Дом над водопадом» Фрэнка Ллойда Райта и бассейн Леса Алвару Сиза. Они являются двумя образцами того, насколько тонка грань между зданием и ландшафтом. В них пейзаж преобразовывается. Есть и несколько других хороших примеров, отдающих дань природе, без её имитации. 

«Дом над водопадом», Фрэнк Ллойд Райт

Бассейн Леса, Алвару Сиза 

Фернандо Менис: 

– Во-первых, необходимо принять во внимание гармонию между городской окружающей средой и пейзажем, позволяющую найти нужную плотность между городом и землёй. Кроме того, мы всегда должны помнить, что лэнд-арт везде отличается или иногда вовсе не виден, и мы должны к этому приспосабливаться и на это реагировать. Ответственность архитектора заключается в создании преемственности между существующей местностью и архитектурой, построенной на или под ней. 

Наш последний проект – CCK Jordanki в Торуни, Польша, – может служить примером соединения ландшафта и архитектуры. Место находится в зелёном кольце около центра Торуни – польского города, находящегося под защитой ЮНЕСКО, что ведёт к определённым ограничениям. Объект покрывает лишь половину площади. Зелёная дуга создаётся для визуального увеличения парка. Виды на реку остаются нетронутыми из-за небольшой высоты здания, достигнутой за счёт размещения 60% постройки под землёй. Небольшая высота также позволила гармонично вписать здание в жилой район и ландшафт – своей формой сооружение напоминает скалу. 

CCK Jordanki, Фернандо Менис 

Я также восхищаюсь работой Пауло Карнейро и Алины Жеронимо. Тем, как они интегрируют сообщество, как тесно взаимодействуют в их проектах пейзаж и архитектура. Они используют натуральные материалы, что придаёт большую ценность архитектуре; и со временем сами природные материалы становятся только лучше. 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Я считаю, что ключевой аспект этого обсуждения, как говорит Пауло, в том, насколько тонка грань между зданием и ландшафтом. Я думаю, что, если мы действительно хотим создать целостную устойчивость, то нам нужно оставить в прошлом разделение «природа vs культура». Затем, мы должны работать с тем, с чем мы, как проектировщики, знаем, как работать. Как Вы, Фернандо, отметили, мы также должны более тесно взаимодействовать с природными (и «неприродными») процессами и событиями. 

Что касается проектов, то мне на ум приходят работы Анне Холтроп (Anne Holtrop) и её совместный проект Batara с Bas Princens, где они пытались остаться в стороне и позволить природе создать форму. Это, конечно, несколько скульптурный взгляд на вопрос, но я полагаю, что здесь многому можно поучиться. 

Временный музей (Lake), Анне Холтроп

Проект Batara, Анне Холтроп & Bas Princens 

Также я думаю, что важен термин «экология», но только больше не как классическая природная экология, где мы стараемся держаться подальше и оставлять природу нетронутой и неиспорченной, а новая и более сложная экология, где мы понимаем, что имеем сейчас, и исходим именно из этого. Может быть немного утопично, но я считаю, что это хорошая точка старта. 

Фернандо Менис: 

– Это очень существенные аспекты, Ким. Очень важно уважать естественное развитие. Тем не менее, мы должны адаптироваться к современному образу жизни, а также рассмотреть масштабы, положение и историю зданий при проектировании городов. Иногда, в больших зданиях, практически невозможно использовать исключительно переработанные и натуральные материалы. Проектирование небольших проектов позволяет установить более прямую связь области проекта с окружением, с местными ресурсами и локальными строительными системами и стратегиями, и это даже даёт архитектору возможность теснее работать со строителями, на месте или в мастерской. На самом деле, каждая ситуация требует различных решений и возможностей адаптации к определённым условиям, мы движемся к более устойчивой будущей архитектуре. 

Пауло Карнейро Фернандес: 

– Как сказал Ким, экология является для всего основой. Архитектура – это такое же живое существо, которое должно быть различными способами связано с окружающей средой посредством климата, солнца и ветра, материалов и энергии. 

Приведённые Кимом примеры очень интересны, потому что они как бы завершают природу вместо того, чтобы её уничтожить. Архитектор и художник дополняют и ускоряют процесс, на который природе требуется несколько лет. 

Как говорит Фернандо, крупный масштаб – более сложная задача для взаимной интеграции архитектуры и её контекста. 

Татьяна Афонина: 

– Ким, отказ от разделения «природа vs культура» и принятие более сложной концепции экологии действительно заслуживают внимания. Как найти баланс между существующими городами и существующей природой? 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Это большой вопрос, Татьяна, который может охватывать все виды направлений. Как я вижу, одно из направлений, уже сейчас набирающее обороты, работает в пределах заданной сферы архитектуры.  Здесь мы можем иметь дело с заменой используемых нами материалов, добавленной стоимостью, и как Вы, Фернандо, отметили в работах Пауло – делать материалы более ценными, подчёркивая их качества в новом контексте. 

Фернандо Менис: 

– Как мы все уже ранее отмечали, важно реагировать на природу в городе и быть способными преобразовать её для того, чтобы адаптироваться к новой ситуации. Мы не можем уничтожить и полностью изменить внешний вид и комплекс городской природы. Кроме того, мы должны думать о сосуществовании прошлого и настоящего в городской среде. Мы должны сохранить самобытность и наследие города. Цель состоит в достижении свободной интеграции между застроенным и незастроенным, между материальными и нематериальными условиями, между новым и старым, и так далее… Подход должен быть целостным. 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Я думаю, Вы совершенно правы, Фернандо, – это, конечно, вопрос масштабов. Полагаю, ещё одна проблема заключается в слове «целостный». Под этим я подразумеваю города с мастер-планами, как, например, город-сад в Англии, проект города Масдар, где мы, как «ведущие» дизайнеры, пытаемся предвидеть все последствия того, что мы делаем. Я верю в проекты, которые создаются из отдельных вмешательств, иногда даже отдельных архитекторов, работающих вместе. 

Фернандо Менис: 

– Это верно, Ким. Это очень широкий вопрос, который мы можем воспринимать с разных точек зрения, но мы всегда можем попытаться найти гармонию и работать вместе с естественными ресурсами для того, чтобы адаптироваться к городу. Тем не менее, город постоянно меняется, и ошибки могут возникнуть в процессе. Поэтому мы должны быть достаточно гибкими в наших планах и проектах, чтобы иметь возможность приспосабливать их в быстро развивающемся будущем. 

Идея о совместной работе с различными архитекторами кажется интересной, Ким. Это действительно большая задача – интегрировать идеи разных людей в один проект. Мы могли бы сравнить это с созданием преемственности между ландшафтом и архитектурой, как мы говорили ранее. 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Совершенно верно, Фернандо. Я думаю, что за счёт привлечения разных людей с разными точками зрения на одну и ту же проблему, мы получаем разнообразие, которое необходимо городам и которое характерно для них. 

Пауло Карнейро Фернандес: 

– Эта согласованность между наследием и природой в городе фундаментальна. Древние города построены преимущественно из натуральных материалов благодаря иным технологиям. Было бы трудно построить сегодня так, как строили в прошлом, но мы можем модернизировать технологии и сделать их более устойчивыми и менее вредными.

Мы можем использовать технологии прошлого, связывая современную архитектуру с наследием, но улучшая и адаптируя их к требованиям комфорта нашего времени. 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Я думаю, что это тоже является проблемой. Как Вы говорите, Пауло, наш способ и темпы строительства резко изменились с тех пор, как были построены древние города. Реальная задача состоит в том, чтобы предложить способ вовлечения людей и их объединения с проектировщиками. 

Татьяна Афонина: 

– Если говорить о «целостности» и о будущем. Каким вы себе представляете город будущего? Будет ли это высокотехнологическая контролируемая городская ткань, или более спонтанный город, интегрирующий и увеличивающий природные пространства? 

Фернандо Менис: 

– Конечно, понятно, что технология быстро развивается и захватывает города и даже природные ландшафты разных регионов. С одной стороны, это помогает поддержанию и улучшению нашего образа жизни, но, с другой стороны, – блокирует некоторые аспекты прошлого, которые мы не должны игнорировать. 

Я представляю себе будущий город как высоко контролируемый (управление движения, управление электроэнергией и т.д.), но в то же время – город, использующий инновации для поддержания природы и исторического наследия. 

Пауло Карнейро Фернандес: 

– Это интересное видение, Фернандо. Есть даже несколько фильмов об этой технологической эволюции. 

Города завтрашнего дня строятся уже сегодня. Как уже было сказано Кимом и Фернандо, мы должны привлекать различных архитекторов и охватывать разные области знания, чтобы построить что-то общее. Это принципиальная позиция!

Это относится и к тому, что мы говорили сегодня об «экологии» в неклассическом варианте, соединении, а не разделении людей и природы.

Сегодня  у нас есть достаточно знаний для изучения каждого случая и преобразования его в более устойчивый; а также для нахождения баланса между социальным, экономическим и экологическим аспектами.

Мы можем использовать ресурсы сегодняшнего дня, с помощью технологий и искусства улучшить заброшенные места или менее используемые местности, такие как городские пустоты (автомобильные дороги, фермы, промышленные зоны и т.д.) для формирования дополнительного смысла в городе. 

Мне нравится больше представлять себе, что города будут превосходить классическую дихотомию «культура vs природа» и станут гибридными, с естественными пейзажами внутри городов и рурализированными районами в городах. Не будет границ между городскими и сельскими пейзажами. Возможно, немного утопично! 

Фернандо Менис: 

– Пауло, я с Вами согласен. Мы не должны отказываться от здравого смысла при поиске баланса природы и технологий или архитектуры. Мы должны рассмотреть сосуществование. И, на мой взгляд, весьма креативные специалисты – архитекторы, дизайнеры, инженеры и художники – более чем способны этого достичь. Более того, мы не должны забывать, что мы уже живём и создаём будущее. Поэтому, давайте включать преимущества и технологии, предложенные сейчас, чтобы раскрыть природное наследие, имеющееся у нас! 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Я тоже считаю, что мы движемся в направлении строго контролируемых/ высокотехнологичных городов.

Однако я надеюсь, что мы можем извлечь из нашего прошлого умение уважать окружение и наследие. И, согласно Пауло и Фернандо, работать, добавляя новую ценность к чему-то существующему. 

Татьяна Афонина: 

– Мы говорим преимущественно о городе и природе, и теперь, когда наше представление об этом сформировалось, перейдём к более узкому вопросу, заявленному в теме, – климату. Сталкивались ли вы на практике с его влиянием на процесс строительства, используемые материалы, технологии (достижение терморегуляции, естественной вентиляции, систем климат-контроля)? 

Фернандо Менис: 

– Я думаю, что это вновь поднимает вопрос об адаптации. Очевидно, что климат отличается во всём мире, и мы должны об этом знать, чтобы создавать устойчивую и стоящую архитектуру. Учитывая возможности и технологии, которые мы имеем в настоящее время, мы можем быть очень гибкими в отношении климатической проблемы в архитектуре.

Вы определённо можете чувствовать это влияние. Разработка проекта представляет собой непрерывный процесс исследования подходящих материалов, технологий, культуры, ценностей и природы. Все эти аспекты формируются также под воздействием климата. Поэтому мы должны всегда иметь это в виду. В настоящее время у нас есть возможность создавать здания, способные экономить энергию и уменьшать количество опасных процессов изменения климата. 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Выбор правильного материала, подходящего источника питания и правильных технологий для регуляции процесса адаптации наших зданий к локальному климату имеет большое влияние в расчёте, например, на общее потребление CO2. 

Пауло Карнейро Фернандес: 

– Любопытно, Ким. Вопрос не только в низких или высоких технологиях, но и в выборе «правильных технологий». 

Ким Ленсшоу Андерсен: 

– Если мы, как архитекторы, сосредоточимся на, как говорит Фернандо, неизменности, второй жизни материалов, и тесном включении наших проектов в заданный контекст, то акцент на этих технологиях становится вторичным, и мы можем использовать, как сказал Пауло, «правильные технологии». 

Пауло Карнейро Фернандес:

– Это имеет основополагающее значение при проектировании здания и его цикла. В этом смысле важно также просмотреть сложность и возможности повторного использования материалов, адаптации и гибкости функций.

Понимание климата имеет значение для повышения энергоэффективности.

Мы можем учитывать простые подходы, применяемые в древнем строительстве, но также внедрять технологии для контроля этой эффективности, как сказал Фернандо. 

Будет интересно постепенно вводить в архитектуру исследования, которые разрабатываются специалистами и университетами во всём мире. 

Фернандо Менис: 

– Как вы оба, Пауло и Ким, отметили, мы не должны проводить явную границу между природой и архитектурой, или климатом и природой, и именно с такой мысленной установкой мы сможем создать стоящие проекты, которые «подходят» прошлому и будущему. 

Круглые столы BERLOGOS & CAS: 

Устойчивость: настоящее и будущее (архитектура и города)

Городские акции: материал и регенерация 

Интервью с участниками: 

Алина Жеронимо и Пауло Карнейро: «Мы пытаемся адаптировать старые технологии к требованиям комфорта нашего времени»

Фернандо Менис: «Разум и эмоция – основные критерии проекта»

Ким Ленсшоу и Сёрен Пихлманн: «У каждого объекта свой способ показать, как мы работаем»

340
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта