Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
16 февраля 2018 г.

Orizzontale: «Сроки – проблема многих современных городов»

Римская студия Orizzontale – коллектив молодых архитекторов, которые работают на стыке архитектуры, дизайна, урбанистки и градостроительства. Особое место в их деятельности занимает вопрос обустройства публичных пространств. В Риме, городе, где местные жители (ещё со времён древнеримской республики) любят проводить много времени на открытом воздухе, собираясь на небольших площадях, этот вопрос играет особую роль.

Orizzontale в собственной студии. Фото: Валерия Саймова       

Мы встретились с тремя представителями Orizzontale – Стефано Рагаццо (Stefano Ragazzo), Маргаритой Манфра (Margherita Manfra) и Назрин Моити Азли (Nasrin Mohiti Asli), в их студии, которая находится в одном из районов Рима – Пиньето (Pigneto). Ребята рассказали BERLOGOS о своих исследованиях и проектах переустройства общественных пространств и роли местных жителей в обустройстве города, а также дали несколько полезных советов современным молодым выпускникам – архитекторам.

Студия Orizzontale в Риме. Фото: Валерия Саймова

– Расскажите немного о том, как появилась ваша студия и кто придумал название?

Назрин:

– Студия Orizzontale появилась в 2010 году, когда её основатели Якопо Амендола (Jacopo Ammendola) и Хуан Лопес Кано (Juan Lopez Cano) в университете вместе посещали курс дизайна и решили создать свой коллектив архитекторов. Тогда же они начали обсуждать проблемы общественных пространств. Один из первых проектов Le orecchie di Giussano – временная (всего один день) инсталляция рядом с улицей via Giussano. Для неё был использован картон, оставшийся после одной из выставок в квартале Пиньето, из которого были сделаны скамейки и игровая площадка. Это был наш первый проект, созданный в первую очередь для привлечения внимания местных жителей к проблемам общественных пространств.

Маргарита:

По воле случая это место совсем рядом с нашей студией, так что всё начиналось именно здесь!

Назрин:

После нескольких проектов коллектив претерпел изменения, и было придумано название Orizzontale, которое говорит о структуре и внутренней организации нашего коллектива и о нашем методе работы над проектами публичных пространств.

Le orecchie di Giussano

Стефано:

– Над первым проектом работал коллектив из двух человек, но потом они привлекли всех заинтересованных, и на первую встречу пришло человек 12-15. В 2011 году мы выиграли европейский грант на исследования, тогда наш коллектив и стал таким, какой он есть сейчас. Теоретически нас семеро, пятеро активных. Но наша сфера деятельности достаточно открыта для сотрудничества, и когда появляется возможность, мы привлекаем тех, с кем когда-то уже работали.

Назрин:

Мы начали с исследования KIUI - Kit for Instant Urban Interaction (Набор мгновенного городского взаимодействия). Потом нас пригласили на фестиваль в Роскилле (Roskilde festival, Дания), чтобы мы рассказали о нашей деятельности. Этот фестиваль также предоставил нам небольшое финансирование, и мы смогли открыть культурную ассоциацию, таким образом, наша студия стала официальной и мы обустроились в этом здании.

Маргарита:

Да, мы переехали сюда в 2013 году, а в 2014 сделали следующий большой шаг – мы все окончили университет La Sapienza, факультет архитектуры. Хотя в некоторые периоды с нами сотрудничали и выпускники других университетов и факультетов. В самом начале мы были очень открыты к разного рода коллаборациям.

Стефано:

Этот европейский грант и исследовательский проект привели нас к пониманию специфики римского городского пространства и римской урбанистики. Этот проект состоял из четырёх шагов и был сосредоточен на вопросах реактивации городских пространств, создания зелёных зон, трансформации заброшенных областей. Всё это затем вылилось в воркшоп в районе Ченточелле. Ещё одним важным шагом для нас стало участие в конкуре «Премия MAXXI», там у нас появилась возможность выразить всё то, чему мы научились за предыдущие годы, и показать проекты.

YAP MAXXI. Фото: Alessandro Imbriaco

YAP MAXXI. Фото: Musacchio Ianniello

– Почему вы решили сосредоточить вашу работу именно на публичных пространствах? И привлекаете ли вы местных жителей к разработке самих проектов?

Стефано:

Мы достаточно гетерогенный коллектив, но при этом всех нас объединяет интерес к городу, использованию городских пространств – рациональному, постоянному и свободному. Рим – это особый город в отношении всего, что касается общественных пространств, у него в этом плане есть своя особая жизненная сила. Так исторически сложилось, даже если в последнее время это немного потеряно вследствие некоторых урбанистических решений. Площади, скверы –это то пространство, которое мы проживаем каждый день и нам оно наиболее интересно; в нём сосредоточено наибольшее количество энергии и потенциала, который может быть развит. В эти проекты, естественно, мы привлекаем всех действующих лиц, имеющих непосредственное отношение к этим общественным местам – ассоциации, жителей кварталов, специалистов, которые работают на этой территории. Тогда публичное пространство становится тем, чем должно быть – местом сотрудничества, со-жительства и конфронтации.

Casa do quarteirao. Фото: Rui Soares

Casa do quarteirao. Фото:Sara Pinheiro

– Вы общаетесь непосредственно с жителями тех мест, в которых работаете? Какова их реакция?

Маргарита:

Реакции обычно очень разрозненные и всегда являются репрезентативными для того, как потом будет использовано это пространство. Всегда есть те, кто согласен сотрудничать, и те, кто против строительства и каких-либо изменений. Но это всегда очень сильная реакция! Всегда здорово получить хоть какую-то обратную связь, а уже потом и тёплый приём. К тому же, ответная реакция, какой бы она ни была, позволяет верифицировать выбранное направление работы.Мы работаем c временной архитектурой, которая может быть изменена, модифицирована, и для нас важно чувствовать отдачу жителей, чтобы понять, как действовать в соответствии с контекстом.

В последние полтора года мы также начали привлекать и других специалистов к работе в общественных пространствах, например, социальных психологов и художников стрит-арта, создавая мультидисциплинарные группы.

Space cabins, Osthang project. Фото: k.lemp

– Вы также сотрудничаете и ведёте диалог с муниципалитетами и представителями местной власти?

Назрин:

Да, стараемся. Например, для проекта «Айсберг» (проект по реорганизации одной из площадей в районе Пиньето) мы постарались вовлечь всех действующих лиц, которые проживают и которые управляют этим пространством. Мы много обсуждали это и уверены, что взаимодействие разных сторон и сил может заставить функционировать эти публичные пространства и сделать их действительно коллективными. Работать с администрацией не всегда просто, но ведь эти места находятся в собственности муниципалитетов. Это очень сложный аргумент, но одновременно и очень стимулирующий. В последнее время общественные пространства сокращаются, и очень важно говорить об этом и искать новые формы городского проектирования.

Проект «Айсберг». Фото: Luca Chiaudano

Проект «Айсберг». Фото: Orizzontale

Маргарита:

Начинали мы не совсем легально (смеётся).

Стефано:

Иногда приходится быть очень настойчивыми, несмотря на то, что это диалектическое взаимодействие. Цель всегда в том, чтобы найти пути решения, даже не всегда конвенциональные, отойти от уже установленных кодексом практик, так как часто они просто непроходимые. Различные нормативы очень сложные и часто обременительные.

Наш первый проект-исследование привёл нас к пониманию, что существует серьёзный разрыв между необходимостью и возможностью изменений. Мы работаем в этом самом разрыве. Но необходимо сотрудничать с администрацией, так как цельобщая – создать публичное пространство, в котором всем будет удобно. Поэтому нужно найти пути решения сейчас, а не через 10 лет. Сроки – это проблема многих современных городов.

Студия Orizzontale в Риме. Фото: Валерия Саймова

– Почему вы выбираете дерево как основной материал для работы?

Стефано:

Мы ведь архитекторы по образованию. Дерево – это тот материал, который позволил нам экспериментировать по максимуму в самом начале. Потом мы начали использовать железо и свет.

Spin off.  Фото: W.Silveri

Spin off.  Фото:J.J.Kucek

Маргарита:

Кстати, наша студия – это бывшая столярная мастерская! Ещё дерево – это самый подходящий, податливый материал для мастер-классов, которые мы проводим.

Студия Orizzontale в Риме. Фото: Валерия Саймова

Проект «Айсберг». Фрагмент. Фото: Orizzontale

– Привлекаете ли вы студентов и жителей непосредственно к работе над проектами для общественных пространств?

Маргарита:

Да, такое сотрудничество нам очень нравится. Когда мы приступаем непосредственно к работе, группа становится очень большой, к тому же, чем больше людей вовлечено в процесс, особенно местных жителей, тем лучше они могут сделать это пространство «своим». Это оказывает влияние и на длительность проекта. Сотрудничество важно как с точки зрения участия в жизни города, так и с точки зрения практики для студентов. Для нас всегда интересна практическая часть проекта, ведь можно увидеть то, как живёт этот квартал и как обустраиваются эти пространство во взаимодействии студентов и местных жителей. Ты приходишь с силой участников, силой идей, тем, что может пошатнуть повседневность, таким образом реактивировав площади, общественные места. Таким именно и стал проект Perestrello 3.0.

– Расскажите подробнее об этом проекте?

Маргарита:

На сегодняшний день результат нас очень даже удовлетворяет. По сравнению с трудностями в начале работы, сейчас ситуация привлекла гораздо больше людей, и реакция на неёочень хорошая. И это место остаётся чистым, никто не разрушил сам объект, хотя территория вокруг очень запущена.

Назрин:

Проект Perestrello 3.0 был запущен в связи с фестивалем New Generation. Джанпьеро Венутрини хотел перенести некоторые аргументы фестиваля непосредственно в публичное пространство. И это получилось также в сотрудничестве с фестивалем Estate romana. Это был подходящий случай для того, чтобы поработать на той площади, где мы уже когда-то создавали временные проекты. Эта территория долгое время «отрицалась» местными жителями и была заброшена, потом там была уложена брусчатка. Это место имеет огромный потенциал в квартале, густонаселённом разными сообществами жителей. Оно может быть использовано для фестивалей, мероприятий, различных событий. 

Для объекта, созданного на площади, мы выбрали имя «Айсберг», чтобы показать, что это всего лишь верхушка айсберга, первая фаза долгого процесса, который призван вытащить наружу весь потенциал этого места для квартала и его жителей.

Проект «Айсберг». Фото: Orizzontale

Маргарита:

Но сейчас это немного усложняется диалогом с администрацией.

Стефано:

На эту площадь должен был быть перенесён рынок, который сейчас находится на соседней площади. Но уже сейчас на нём никто больше не работает, все боксы стоят пустыми, а перенести его –создать изначально пустой рынок. Хотя по плану градостроительства он должен там быть. В общем, есть некоторая неопределённость.

Назрин:

Ещё один парадокс в том, что у этой площади нет имени. И кстати, таких ситуаций в Риме множество, можно даже организовать тур по таким общественным местам (смеётся). Сейчас на этой площади есть «Айсберг», места, где можно посидеть, а также стены, рядом с которыми жители продолжают заниматься спортом. Различные ассоциации и театр начали использовать эту площадь. Чем больше энергии сможешь сконцентрировать вокруг объекта, тем проще потом общаться с администрацией, претендовать на что-то. Это одна из целей – создание активной гражданской позиции.

Сейчас был также создан круглый стол между ассоциациями, которые используют эту площадь. В декабре прошёл ежегодный местный фестиваль «Алиса в стране Маранелла» (Alice nel paese del Maranella). Посмотрим, как теперь пойдут дела.

– Какие советы вы бы дали молодым начинающим архитекторам?

Стефано:

У нас уже с самого начала был очень чёткий интерес к работе с общественными пространствами. Это очень сложная реальность и иногда мы сами не знаем, с чего начать. Но нам очень повезло, что мы обратились к этому аргументу ещё в студенческие годы. Это период, когда у тебя много времени, но мало денег, и ты очень изобретателен. То есть все исследования мы сделали ещё до окончания университета, и это привело нас к развитию всех необходимых инструментов и навыков, которые мы теперь используем в работе. Мы также работаем и над частными заказами, создаём мебель, интерьеры.

Команда Orizzontale за работой. Фото: Валерия Саймова

Назрин:

Все наши исследования в области общественных пространств поддерживаются этой деятельностью. То, что мы научились строить и что-то конструировать, также помогло определить нашу роль как архитекторов. Мы уже переросли идею, что архитектор – это тот, кто только разрабатывает проекты. Тем более, что рынок требует быстроты выполнения, задаёт всему определённую стоимость, поэтому мы имеем чёткий бизнес-план и предлагаем полный комплект услуг.

Совет молодым архитекторам – попытаться понять, как функционирует рынок. Наша профессия всегда неоднородная. Бессмысленно считать, что город может быть построен только архитекторами, ведь они одни самостоятельно создали немало ужасных вещей. Город – это гетерогенная реальность, и именно это сейчас внедряется и в нашу работу. Нужно уметь сотрудничать и приглашать специалистов работать вместе, это имеет очень важную воспитательную ценность в вопросах общественных пространств.

Фото: Валерия Саймова

Портрет на главной. Фото: Musacchio Ianniello

Можно почитать:

Джанпьеро Вентурини: «Архитектор нового поколения – это, прежде всего, медиатор»

ENORME Studio (RocioPina): «Наш главный ресурс – это люди»

Текст: Саймова Валерия

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта