Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
8 ноября 2019 г.

Ксения Якуничева: «Дом – это организм для жилья»

Ксения Якуничева – магистр промышленного дизайна, аспирант Технического университета Тампере, преподаватель школы дизайна DH в Санкт-Петербурге, футуролог, лектор. BERLOGOS поговорил с Ксенией о жилой среде будущего.

– Ксения, почему Вы стали заниматься футурологическим прогнозированием в дизайне?

– Хочется сразу сказать, что в науке футурологию не жалуют, поскольку считается, что выдвигать гипотезы о перспективах можно лишь на очень ограниченный период времени, и при этом существует масса факторов, которые в одночасье могут всё изменить. Всё так, и, действительно, «предсказать» наверняка, какой будет жилая среда будущего, нельзя. Однако, это не значит, что не стоит анализировать существующие организационные тенденции. На их основе я и предлагаю определённую модель возможного развития. Было бы здорово, если бы исследование сподвигло дизайнеров-проектировщиков искать вдохновение не только в инновациях, но и в глубокой древности.

Группа «Аркигрэм», проект «Гуляющий город», 1961 год

Моей теоретической работе предшествовала небольшая проектная история: в Лундском университете я работала над созданием жилой среды для инвалида, в СПГХПА им. А. Л. Штиглица этот проект был расширен и продолжен разработкой аэромобильного жилого модуля. Затем, по гранту стажёра-исследователя, я отправилась в Японию. Сейчас пишу кандидатскую диссертацию, в которой рассматриваю традиционный японский дом как феномен экологичной жилой среды.

Кажется, что между этими работами нет связи, но у жилой среды для человека с ограниченными возможностями и японского дома периода Камакура много общего, если смотреть с точки зрения структурной организации.

В текущей научной работе основополагающим было и остаётся влияние моего отца – Николая Якуничева, профессора СПГХПА им. А. Л. Штиглица. Он практик и теоретик дизайна, занимается темой эволюции искусственной предметной среды практически всю жизнь. Летом 2019 года мы выпустили книгу «Предметная среда как посредник», где подробно описан наш подход.

– Что лежит в основе этого подхода?

– Любой искусственный предмет рассматривается как посредник между человеком и природой. Выступая в роли медиатора, он обладает чертами и того, и другого. Когда древние люди создавали искусственную среду, они исходили из того, что видели вокруг – открытый природный ландшафт. Если посмотреть под этим углом на наши современные квартиры, то мы увидим всё тот же горизонтально ориентированный огороженный открытый участок земли, наполненный отдельными статичными предметами, между которыми перемещается человек.

При этом человек создаёт искусственную среду для себя, а его морфология совершенно иная. Он целостен, все элементы его организма глубоко взаимосвязаны и взаимозависимы, человек мобилен и универсален. Его общая организация ориентирована вертикально, вопреки силе гравитации. Ультрасовременные интерьеры демонстрируют растущую интегрированность и целостность, хотя традиционная структура всё ещё присутствует.

Дизайнер Анфей Чен

Но в некоторых случаях мы видим, что предметная среда начинает повторять морфологию человека, например, одежда. История костюма наглядно показывает путь к антропоморфности и универсальности. Одежда стала продолжением нашего тела и личности. Современная спортивная одежда меняется под пользователя: есть части, поддерживающие мышцы, есть те, которые растягиваются, сохраняют или меняют температуру.

Также мы видим непривычную структуру в организации предметной среды для экстремальных условий. В интерьерах подводной лодки и космической станции нет возможности подходить к организации пространства стереотипно.

Интерьер МКС

В таких примерах особо проявляются структурные черты живого организма: мобильность, интегрированность, универсальность.

– В Вашей концепции человек будущего и его быт существенно изменятся? Какие есть к тому предпосылки? 

– Первая предпосылка – экология. Перспективные тенденции появились в традиционном японском жилище из-за экстремальных условий: нехватка места и ресурсов, климатические аномалии. Часто, из-за экзотичности японской архитектуры, не видят других её особенностей, гораздо более существенных. То есть, речь не идёт о том, что в будущем мы будем жить в средневековом японском доме. Речь о его универсальной структурной организации.

В Европе принято строить на века, мыслить специализированными помещениями: спальня, гостиная, столовая. В Японии в Средние века пришли к изменчивой структуре жилой среды, с помощью раздвижных перегородок.

Интерьер традиционного японского дома

Мобильные перегородки в современном японском интерьере

Сегодня мы находимся в ситуации экологического кризиса, в точке невозврата. Демография и экология не позволят будущим поколениям вести тот образ жизни, к которому мы привыкли.

Вторая предпосылка – технологии, которые меняют наше сознание и образ жизни. Сегодня технологии связывают нас с миром, не давая испытывать чувство сенсорной депривации. С этим связан следующий перспективно важный аспект – распредмечивание. Сейчас я наговариваю интервью в телефон, который использую для всех видов связи, поиска информации, как камеру, калькулятор, записную книжку. Их формы исчезли, объединившись в одной универсальной. Но распредмечивание заключается не только в исчезновении предметной формы, а также и в развивающемся характере взаимодействия человека с искусственной средой. Опытный водитель управляет машиной «на автомате», его тело как бы «расширяется» до размеров автомобиля, он не воспринимает машину как сторонний наблюдатель. То же самое происходит, когда мы управляем компьютерной мышкой: наша рука «становится» стрелкой на мониторе. Человек постепенно переселяется в виртуальную реальность. Он тоже распредмечивается, учитывая, что аккаунты в соцсетях – продолжение личности.

Напечатанный на 3D-принтере стимулятор помогает быстро сращивать кости благодаря ультразвуку. Дизайнер Дениз Каразахин, 2014 год

В современном мире растёт объём информации, и аналитическому сознанию всё труднее с этим справляться. Учёный Томас Метцингер, философ Теренс Маккенна и футуролог Роберт Антон Уилсон предполагают в будущем развитие иного – целостного типа мировосприятия. Возможно, критикуемое сегодня «клиповое сознание» – переход к новому типу мышления. Можно сказать, что человеческое сознание на данном этапе находится в переходном возрасте, со всеми вытекающими последствиями в виде зависимости от виртуальной среды и гаджетов. Поскольку сознание человека является источником предметных форм, его изменения породят и изменения в жилой среде.

– Каким будет дизайн в распредмеченном мире будущего?

– Можно привести в пример слова архитектора Тойо Ито: «Японский дом похож на театр, в котором предметы появляются и исчезают в зависимости от пьесы; в европейском доме всё стоит, как в музее, даже когда не используется».

Предположим, мы заказываем дизайнеру утюг, но нужен ли нам сам утюг? Скорее, нам нужно, чтобы одежда была поглажена. Возможно, в этом случае нам подойдёт спрей с эффектом разглаживания. Его можно заменить немнущейся одеждой. Утюг и спрей из нашего примера уже распредметились, осталось распредметить одежду.

Как говорил Бакминстер Фуллер: «Делать всё больше и больше с помощью всё меньшего и меньшего, пока однажды не станет возможным делать всё без ничего».

Купол над Манхэттеном, Р. Бакминстер Фуллер и Сёдзи Садао, 1960 год

– В связи с опасностью экологической катастрофы и перенаселения, есть ли прогнозы относительно будущего архитектуры?

– В условиях кризиса ресурсов, роста уровня океана, важной будет возможность перемещения по планете. Современная жилая среда статична, человек перемещается от одного жилья к другому. Это не универсально. Один из возможных вариантов – индивидуальная мобильная жилая среда, с универсальной структурой. Развитие технологий удалённого доступа здесь составляет движение в одном направлении: ты свободен быть где угодно, не теряя связи.

Содержать большой дом сегодня не экологично. Речь не о затратах на производство, а о том, что большой дом требует излишек пространства и ресурсов. Нерационально строить на века или для будущих поколений, которые будут жить иначе. Опять же, оглядываясь на традиционный японский дом, мы увидим, что там пространство разрасталось, когда это было необходимо. С увеличением семьи, например.

Подобные аспекты должны стать тенденцией в архитектуре, показателем её инновационности и актуальности. 

Кадр из документального фильма «Микротопия» Джоспера Вахтмайстера, 2013 год

Прототипом архитектуры будущего может быть опыт метаболистов: «Город в воздухе» Арата Исодзаки, Башня «Накагин» Кисё Курокава. Их опыт лёг в основу дома-капсулы. Сегодня в Японии распространены отели-капсулы. В других случаях капсулы используются как временное убежище от стихийного бедствия. В перспективе капсульное жилище может стать мобильным экологичным решением, если его автономность коснётся не только структуры, но и ресурсообеспечения, и переработки отходов.

Капсульный отель в Токио

Дом для двоих от фирмы Экокапсула, 2019 год

– Вы перефразируете высказывание Ле Корбюзье и говорите, что «Дом – организм для жилья». Чем Вам близки взгляды Ле Корбюзье?

Ле Корбюзье критикуют за эту фразу, поскольку дом ассоциируется с уютом, с душой, а машину представляют чем-то бездушным и холодным. Если вернуться к структурной организации, то станет ясно, что между машиной и организмом много общего. Механизм направлен на процесс, в нём есть внутренние взаимосвязи, как и в организме человека. Но это касается структуры, а не визуального решения, речь идёт не о доме с шестерёнками.

Модулор Ле Корбюзье

Ле Корбюзье разработал систему Модулор, развивал идею среды для человека, опирающуюся на его параметры. Он стремился к универсальности, максимально использовал пространство. Его крохотный загородный дом «Ле Кабанон», несмотря на внешнюю простоту, даже примитивность (его еще называют дачей или сараем), находится в русле идеи универсального автономного жилища – наделён трансформирующимися элементами и модульной структурой. Если визуально «Ле Кабанон» – история, то идейно – он сверхактуален.

Нужно отметить, что пространственные трансформации были характерны для интерьеров модернизма первой половины ХХ-го века. Это не было подражанием Японии, это был естественный ответ на новые условия жизни.

«Ле Кабанон» Ле Корбюзье, 1952 год

– Каким должен быть современный дизайн, чтобы соответствовать запросам будущего?

– Ориентироваться на антропоморфность, рост универсальности, многозадачность, экологичность, на кратчайший путь взаимодействия с человеком, при котором это становится похожим на взаимодействие человека с собственным организмом. Наше предметное окружение должно по-настоящему становиться нашей «второй природой», расширять возможности человека, интегрироваться с ним. Но подобные изменения должны коснуться и сознания. В плане мышления, человек должен интегрироваться не только и не столько с предметной средой, сколько с «организмом» планетарной целостности. Согласно экологу Уильяму Роберту Каттону-младшему, это составит экологическое сознание будущего.

Рисунок проекта Turning Torso и человеческого торса, Сантьяго Калатрава

– Глядя на то, как сегодня организовано жилое пространство, трудно представить, как описываемые Вами перспективы войдут в повседневную жизнь. Что должно измениться в первую очередь?

– Опять же сознание человека. Яркий пример – Дом Ритвельда-Шрёдер в Утрехте. Заказчица Трюс Шрёдер вывела архитектора Геррита Ритвельда на уникальные проектные решения, благодаря своему футуристическому мышлению. В 1924 году это выглядело, как НЛО в окружении кирпичных однотипных домов в маленьком буржуазном городке. Семья столкнулась с осуждением соседей из-за своего авангардного жилья. Визуально дом напоминает трёхмерную работу Пита Мондриана. Интерьер второго этажа представляет собой открытое пространство, которое трансформируется в зависимости от необходимости, превращаясь то в просторную гостиную, то в отдельные спальни для всех членов семьи. Это отличный пример того, как инновационное сознание меняет среду вокруг нас.

Дом-музей Ритвельд-Шрёдер

Автор основной фотографии – Василина Михалева.

Можно почитать:

Татьяна Кнороз: «Мы строим дома, чтобы жить зимой, а японцы – чтобы жить летом»

Города будущего

Идеальность – не предел

Дом без стен

Текст: Антропова Велимира

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта