Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
12 февраля 2016 г.

Алина Жеронимо и Пауло Карнейро: «Мы пытаемся адаптировать старые технологии к требованиям комфорта нашего времени»

Интервью с основателями архитектурного коллектива CAS (Лиссабон, Португалия).

–    Не так часто можно увидеть проекты в Африке. У Вас, например, есть проект начальной школы в Игбо-Ора, Нигерия, и дом культуры в Манике, Мозамбик. Не могли бы Вы рассказать о самом процессе, об условиях строительства в тех местах, об особенностях и сроках?

–    Школа в Нигерии (начата в 2009) была первым концептуальным проектом, который до сих пор ждет финансирования.

–    Почему процесс тянется так долго? Был ли у этого проекта заказчик, или это была Ваша инициатива?

–    Заказчиками были НПО «Объединенные близнецы мира», точнее, директор Давид Аделаджи Одс, и местное сообщество. Проект еще не построен, потому что НПО – довольно молодая организация. Мы знали это с самого начала и приняли участие, чтобы помочь им развиваться и приобретать больше опыта. Обычно это не нормально, когда существует такой временной разрыв между концепцией и реализацией проекта, но, к сожалению, не в нашей власти, как архитекторов, получить финансирование. Может быть, если бы какая-нибудь другая НПО с большим опытом помогла им, то все сложилось бы по-другому.

–    Подобные проекты – это еще и мощное социальное послание: строить школу в Африке – это не строить еще один торговый центр. Почему вы решили принять участие? Что привлекло вас?

–    Важно дать ответ клиенту, который в данном случае является нуждающимся сообществом, и увидеть результат, эффект. 

Мотивы участия в обоих проектах отличаются. Нигерия привлекла нас тем, что НПО была очень молода и неопытна, и существующая там школа не имела никаких условий для своих студентов, кроме того, Игбо-Ора имеет уникальную черту– город с мировым рекордом близнецов! В Мозамбике немного иная ситуация – все было лучше организовано, более развито, проект финансировался крупными мировыми организациями.

– Расскажите поподробнее о доме культуры в Манике.

–    Работа над домом культуры в Манике, Мозамбик, заняла 2 года, проект завершился в 2013. От начала и до конца целью было предложить экологичный проект, с местными материалами и обучением местных жителей, вовлечением их в процесс – от дизайна до строительства. Дом был построен в центре Мозамбика, в 20 км от границы с Зимбабве, в сельской местности. Там была скудная площадь с практически отсутствующей промышленностью, и для проекта использование местных материалов, таких как земля (глина), бамбук и продукты местных ремесленников  – плотников и кузнецов, было фундаментальным.

–    Сложно ли было адаптироваться к местным материалам (взаимоотношение с климатом, поведение и пр.), анализировали ли вы их прежде, чем применять?

–    Не сложно. После того, как была достигнута договоренность о разработке проекта, мы попросили местную НПО прислать нам в Европу несколько образцов почвы, чтобы протестировать их в лаборатории и посмотреть, насколько это хорошо. Потом, в наше первое посещение, мы опробовали все местные материалы, которые были доступны. Там было и множество зданий, сделанных из глины (национальная местная архитектура), поэтому это технология была уже известна.

Вопрос в том, что люди в этом регионе обжигали сырцы и использовали много дров, что привело к обезлесению. Таким образом, наша идея адаптировала эту технологию к нашему времени и сделала ее более экологичной, без использования древесины, не обжигая просто сжатую почву с небольшим количеством цемента. И, конечно, там есть определенная связь материалов, климата и поведения. Именно поэтому люди используют эти материалы так долго. Мы не хотели создавать разрыв с существующим знанием, а просто улучшили его. Земля дышит, это уравновешивает влажность, и пространства оказываются более удобными: летом становится прохладнее, а зимой влага испаряется вовне. Одним из главных достижений стало и то, что сообщество немного изменило свое мышление и стало понимать, что использование местных материалов и методов может быть таким же функциональным, как и в современных зданиях. Они начали гордиться своей культурой и технологиями.

–    Как вы думаете, способна ли современная архитектура заставить нас гордится нашей культурой, или сегодня это почти невозможно из-за глобализации в архитектуре?

–    Это великолепный и сложный вопрос! Мы полагаем, что это большая проблема для всех в данный момент. Глобализация может давать возможности – благодаря ей мы сейчас беседуем. Некоторые аспекты общие для всех культур, например, архитектура архетипов, но, как Вы сказали прежде, адаптация к местному климату и материалам меняет этот универсализм. Вопрос заключается в попытке приспособить каждую технологию к той или иной культуре. На сегодняшний день у нас есть много университетов и лабораторий, исследующих материалы и технологии, и мы имеем возможность распространять знания, обмениваться этой информацией по всему миру. Это хороший аспект глобализации. Но, конечно, менее положительные черты – процесс потери традиционных знаний, обезлесение и огромное использование природных ресурсов за очень короткий промежуток времени. Это уравнение трудно решить.

–    У каждой медали – две стороны. Кроме проектов вы проводите исследования в сотрудничестве с университетами. Пытаетесь ли вы как-то возродить, например, или просто использовать традиционные знания в этом процессе? И как обычно такое сотрудничество происходит? Кто выступает инициатором?

–    Обычно мы связываемся с университетами и предлагаем наше исследование, обусловленное каким-то специфическим проектом, над которым мы на тот момент работаем. Это позволяет нам сертифицировать и протестировать научным способом практические наработки на месте и в проекте. Для университетов это хорошо потому, что они могут быть задействованы с практической точки зрения. Также это позволяет студентам принять участие в проектах.

В Лиссабоне, например, невероятное количество архитектурных памятников, построенных века назад и сделанных с использованием традиционных знаний о технологиях дерева, извести и глины. К сожалению, некоторые вмешательства в них и реновация привели к ощущению, будто это новые сооружения. Это происходит из-за множества новых и современных материалов, несовместимых с временными патологиями (трещинами, влажностью), что ведет к снижению качества и комфорта. Это разрушает старые интересные здания, являющиеся нашим наследием, в долгосрочной перспективе.

– Как мы можем с этим справиться, остановить это или повлиять?

– Созданием сетей профессионалов и обменом знаний – в университете, в проектах, в архитектурных журналах, таких как Ваш. Возможность влияния есть везде.

–    Это больше с теоретической точки зрения, а с практической? Кто ответственен за такие «реновации», как выбираются архитекторы? Проводятся ли тендеры или конкурсы? Вы тоже делали некоторые реновации, каков ваш метод?

–    С точки зрения общественности, как правило, есть конкурсы и тендеры. В нашем случае, до сегодняшнего момента, мы делали реконструкцию домов в исторических районах. Это очень интересный процесс – видеть, как были сделаны эти дома. Некоторые из них имели несколько «вторжений», поэтому дошли в очень плохом состоянии. Это было связано с неправильным использованием материалов и технологий, несовместимых с деревом, известью и пр. С другой стороны, я думаю, что все были привлечены современным ритмом жизни, поэтому устойчивость  – это медленный процесс.

–    Интересная связь между современным образом жизни и устойчивостью. Как мы можем проследить это?

–    Современное определение стиля жизни сложно и разнообразно. Мы можем предположить, что в общих чертах – это поиск комфорта. Вполне возможно связать это с устойчивостью. Очень важно в настоящее время и в будущем строить и быть более сознательным в выборе каждого материала и каждой используемой технологии, чтобы избежать исчерпания ресурсов планеты.

–    Возвращаясь к реконструкции, создаете ли вы материалы, которые лучше подходят для изменений исторического сооружения?

–    Мы пытаемся адаптировать старые технологии к требованиям комфорта нашего времени. Это не вопрос особенного материала, но вопрос его использования. Мы стараемся не копировать прошлое, а использовать эти знания, чтобы адаптировать их к современным требованиям (климатический комфорт, пространство, программа и пр.)

–    Используете ли вы изобретенные материалы в каждом проекте, или обычно они создаются для конкретного объекта? Патентуете ли вы их?

–    Когда мы сотрудничаем с университетами, мы стараемся больше изобретать новые технологии, способные использовать богатые природные материалы, впоследствии перерабатываемые. В партнерстве с университетами мы развиваем научные исследования, что и является способом запатентовать их или сделать общедоступными.

–    Можете ли вы назвать материалы, которые изобрели, их особенности?

–    Мы разработали технологию REEDCOB в партнерстве с частной организацией и университетом, она представляет собой улучшение старой. Это использование самого тростника, его волокон с глиной и известью. Технология получается антисейсмическая, термостойкая и с низким углеродным следом. Мы пытаемся реализовать ее в проектах в развивающихся странах.

–    Эта технология может быть применена в любой стране, например, Японии, или она тесно связана с климатическими особенностями?

–    Гипотетически она может быть применена в любом месте, где есть бамбук, тростник, глина и известь.

–    Ваши основные сферы работы – реконструкция, строительство социальных проектов в развивающихся странах, исследования. Как вы пришли к такой профессиональной позиции? Почему не строите офисы, многофункциональные центры и прочее?

–    Прежде всего, все наши работы нацелены на экологичность – от реконструкции до проектов в развивающихся странах и новых построек. Исследование – это способ, инструмент, ведущий нас и позволяющий находить наилучшие ответы в процессе работы.

Было бы очень интересно построить офис или многофункциональный центр, потому что в этом есть необходимость и большой потенциал. Так как мы начали работать как команда, ищущая конкурсы и проекты, где мы могли бы разработать высокий уровень экологической сознательности – это естественный шаг в нашей эволюции – наша профессиональная позиция. 

219
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта