Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
22 октября 2018 г.

Warios: «Для меня буквы – это суть граффити»

Италия – это страна, в которой сосредоточено 60% мирового культурного наследия. Это не только античные форумы, монументальные статуи римских императоров и фрески Возрождения, но и целый пласт современного искусства, а конкретно – стрит-арта. В Италии есть представители почти всех его ключевых направлений. Мы пообщались с римским художником Warios, который работает в стиле каллиграфити. Он рассказал о том, почему выбрал именно это направление и что думает о связи римского урбанизма и уличного искусства.

– Расскажи немного о себе и о том, когда и как ты начал заниматься граффити?

– Я начал делать свои первые граффити примерно в 2000 году, с друзьями, с которыми мы проводили всё время вместе, и некоторые из них начали заниматься граффити немного раньше. Мы организовали свою команду (crew) и занимались бомбингом, чтобы стать узнаваемыми. Рисовали мы только на периферии, что, конечно, было нелегально. Но с самого начала мне хотелось найти собственный стиль, а не быть классическим граффитчиком или райтером. Больше всего меня привлекали буквы, которые я прорабатывал с особой тщательностью. Для меня именно буквы – это суть граффити. Потом я начал изучать каллиграфию и делать свои первые каллиграфити. В последнее время, естественно, мои методы работы изменились – я много времени провожу в студии, но «уличность» каллиграфити для меня по-прежнему важна.

– Что или кто тебя вдохновляет?

– Я всегда вдохновлялся американскими стрит-художниками. Westcoast, граффити Лос-Анджелеса… Ещё меня всегда впечатлял райтинг в странах Латинской Америки, он всегда казался очень жестовым.  В самом начале моё творчество было во многом связано с татуажем. Потом я стал интересоваться европейскими художниками, а также готическим шрифтом. Тогда я начал изучать каллиграфитии приблизился к стилю Нильса Шое (NielsShoe), основоположникаэтого направления стрит-арта. Мы даже познакомились благодаря социальным сетям! Так я стал частью группы из 25 человек – представителей движения каллиграфити.

В целом, можно сказать, что меня вдохновили как американские граффити-художники, так и райтеры и каллиграфити-художники Европы. Я смешал это вместе – и получился мой собственный стиль. Я считаю себя в первую очередь художником каллиграфити, и почти никогда не обращался к фигуративному стрит-арту.

– Ты всегда работал только в Риме? Как, по-твоему, изменилась ситуация со стрит-артом в итальянской столице за последние годы? Особенно в свете споров о том, что в Риме часто ре-квалификация территорий заменяется росписью стен домов.

– Да, я всегда работал между Римом и Миланом, в основном, в Вечном городе. Я люблю Рим, здесь я вырос и начал работать со своей командой. И сейчас термин «стрит-арт» действительно стал несколько рекламным, а многое из того, что им называют, лучше определить как «arteurbana» (урбанистическое искусство). Термин «стрит» не совсем подходит, так как большинство этих художников сначала работали в студиях, а настоящие граффити рождаются на улицах. В этом и есть разница.

При этом урбанистическое искусство действительно может быть одним из важных инструментов в процессе ре-квалификации территорий, но зачастую становится просто монументальной живописью, которая призвана приукрасить серые жилые кварталы. Только вот работы по ре-квалификации должны быть другими, должны приносить необходимые каждому жителю сервисы и инфраструктуру. Я люблю стрит-арт, и искусство может быть одним из необходимых средств, но не единственным, благодаря которому способен возродиться целый квартал.Я внимательно наблюдал за одним из таких «преображений» в Риме, в периферийном квартале Сан Базилио. Там были подключены жители, ре-квалификация переживалась всем кварталом. По-моему, это сработало, и было очень эффективно.

Как мне кажется, каждый художник, участвующий в таких преобразованиях, должен хорошо знать город и квартал, в котором работает, а также понимать, чего именно хотят жители. Нужно общаться с ними и разрабатывать проект специально для данной территории, в противном случае лучше написать картину на холсте. Для крупных римских проектов часто приглашают зарубежных художников, что, по-моему, не совсем правильно, ведь всегда должно быть глубокое понимание специфики города.

Мне очень нравится работать в заброшенных местах, часто бывает, что ты оказываешься один на один с этим пространством и,создавая там граффити, реквалифицируешьего по-настоящему. Там ты работаешь для себя, создавая произведения уличного искусства, такая заброшенная территория может стать своего рода музеем под открытым небом. В окрестностях Рима есть участки, где художники вольны рисовать и расписывать так, как они хотят, и там от искусства захватывает дух.

– Ты работаешь сейчас над проектом в палаццо Fendi в Риме (кстати, это здание тоже было реквалифицировано в своё время). Расскажи о нём больше.

– Я работал и работаю в Fendi над разными проектами. Всё началось с приглашения разных художников, среди которых был и Покрас Лампас.Вместе с ним, с брейкерами и паркурщикамимы реализовывали проекты урбанистического искусства. Их основной целью было сделать бренд такого высокого уровня открытым и доступным для широкой публики, особенно для миллениалов. В настоящее время мы запускаем проект FisforFendi, для него мы проводили мероприятие в Лондоне, представив переизданный логотип Fendi.

Возвращаясь к самому зданию, Палаццо Римской цивилизации (Palazzo della Civilta romana– это его оригинальное название) многие годы простояло закрытым и пустым, и проекты бренда для него просто необходимы. В течение полутора лет Fendi реорганизовали эту территорию и теперь здесь не только базируется их штаб-квартира, но и проходят разные выставки.

Работы Warios можно увидеть на его сайте или странице в Инстаграм

Текст: Саймова Валерия

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта