Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 марта 2018 г.

Moradavaga: интервью с Манфредом и Педро

Moradavaga (с порт. сокращение от «неопределённый адрес» – прим. ред.) – дизайн-лаборатория, основанная архитекторами Манфредом Экли (Италия) и Педро Кавако Лейтао (Португалия). Они работают с городскими пространствами, умело преобразуя их объектами, находящимися на стыке архитектуры, дизайна и арта. Мы поговорили с Манфредом и Педро о неопределённых пространствах, способах активации общественных мест и заброшенных территорий, парадоксальности нашего времени и междисциплинарности, лекции в Красноярске и амбициозных проектах.

– Вы начали работать в 2006 году, занимаясь вопросами вакантных пространств, заброшенных зданий и активации общественных мест. Когда вы впервые обратили внимание на эту проблему, и как ситуация развивается со временем?

Педро:

– Первый раз я встретился с понятием «территория неопределённости» во второй половине 1990-х гг., когда был студентом факультета архитектуры Университета Порту, благодаря журналу Quardens – изданию Ассоциации архитекторов Каталонии, посвящённому этому вопросу. Я помню, что был очень впечатлён как альтернативными архитектурными решениями, представленными в этом журнале, так и концептуальным видением Игнаси де Сола-Моралеса Рубио этой темы, которую он и сам оттачивал.

Годы спустя, уже молодой выпускник столкнулся с суровой реальностью рынка труда, стремясь материализовать идеи, которые до этого были только выражены в текстах, рисунках, моделях или 3D-визуализациях. И в поисках более личной профессиональной идентичности моё внимание вернулось к той же теме, но на этот раз сквозь призму уличного искусства. Хотя я знал о городских художественных интервенциях Кита Хэринга и Жана-Мишеля Баския в 1980-х годах, только в начале XXI века я познакомился с Бэнкси, Шепардом Файри или Блеком ле Ратом, и с подъёмом искусства граффити как общепринятого художественного выражения, которым люди могли зарабатывать себе на жизнь.

То, что меня в этом мире тогда привлекло:возможность взглянуть на городской пейзаж как на открытое полотно, низкотехнологичный, недорогой, практический подход и то, что вам не нужен заказ или даже разрешение (!), чтобы воплотить идею.

Манфред:

– Я начал заниматься проблемами вакантных пространств, заброшенных зданий и активизации общественных мест во время моей заключительной работы в Порту в 2006/2007 годах.

В то время в Порту было очень много свободных пространств, особенно в историческом центре города. В качестве основной темы моей заключительной работы были эксперименты с различными подходами и масштабами, чтобы углубить знания и ощущение этой проблемы. Один из результатов этой работы – реализация идеи под названием Moradavaga.

Потом последовало моё сотрудничество с Педро в коллективе Moradavaga. Несколько лет я работал в Берлине фрилансером в студии «raumlabor Berlin». Там я узнал новые инструменты временной активации и стратегического планирования свободных пространств.

В 2011 году вместе с МариусомГантертом, Андреасом Краутом, Урсом Кумбергером и Вереной Шмидт я основал Берлинский офис городского планирования под названием «Teleinternetcafe», где мы подошли к этой теме в градостроительном масштабе. Мы участвовали в конкурсе по разработке 22-часового смешанного внутреннего района Kreativquartier München. Мы выиграли этот конкурс городского планирования, найдя более широкомасштабный стратегический инструмент, позволяющий повторно использовать уже существующие реалии и вакантные пространства временно и долгосрочно, и одновременно с этим искать способы удовлетворения высокого инвестиционного давления на создание новых объектов в Мюнхене. 

Kreativquartier München

Одним из критериев победы стала возможность реализации различных типов плотностей в городской (временной) шкале как стратегического клапана, который обеспечивает долгосрочный процесс планирования и реализации новых зданий и функций, а также активацию вакантных пространств и заброшенных зданий в течение времени.

– Ваши объекты находятся на пересечении архитектуры, искусства и дизайна, и для их активации требуется участие пользователей. Возникают 2 вопроса: 1) Почему к архитектуре необходимо было добавить дизайн и искусство? 2) Как предвидеть, что заставит людей вовлекаться и активировать объекты?

Манфред:

– За 11 лет существования Moradavaga наши методы, интересы и точки зрения меняются с течением времени, как и мы все тоже меняемся. Если отталкиваться от более заметной урбанистической точки зрения, то наша область интересов и практики быстро переместилась на более активную роль, и мы с удовольствием создаём объекты в разных контекстах. С личной точки зрения, пересекать и затрагивать разные области без слишком въедливого анализа области, которую ты «встряхиваешь», – глоток свежего воздуха. Красной линией на протяжении всех лет выступает аспект взаимодействия здесь и сейчас.

Педро:

– Я считаю, что мы живём в парадоксальную эпоху. Мы становимся свидетелями одновременно растущей специализации в большинстве областей человеческой деятельности и обратного процесса, причём эти поля перекрывают друг друга, особенно когда вы работаете, так сказать, на границе своего поля. В случае Moradavaga, по своей природе экспериментальной работе, даже мы, имея архитектурное образование, говорим о перекрёстной практике, которая занимается самыми разнообразными программами, масштабами, средами, контекстами и целями, которые, естественно, затрагивают и соседние поля – искусство и дизайн.

Что касается второго вопроса, то в одном из наших первых реализованных проектов Periskop (Брага, Португалия, 2009) интерактивность была очень мощной концепцией и стратегией партисипации людей. С тех пор, как уже говорил Манфред, мы использовали понятия интерактивности и перформативности как инструменты для продвижения взаимодействия пользователей с нашими объектами.

Periskop, 2009

Мы стараемся обращаться к самым элементарным человеческим «общим знаменателям», и за долгие годы практики мы проверили, что, несмотря на существование социальных и культурных особенностей, люди во всём мире имеют много общего. Поэтому они могут легко относиться к своему роду играм и вызовам, которые мы часто интегрируем в наши проекты, провоцирующие или требующие от людей более глубокого участия, призывающие выйти за рамки простого созерцания – понять, оценить и наслаждаться каждой работой.

Проект Escape для выставки в Вене, Австрия, 2015

Проект Origlia! в Удине, Италия, 2017

Проект Kraki в Тайбее, Тайвань, 2017

Проект Focus в Майа, Португалия, 2017

– Время от времени ваши объекты экспонируются в музеях и галереях. Если на улице они активируют пространства, какова их функция в музеях? На ваш взгляд, должны ли дизайн и архитектура быть в музеях?

Педро:

Как я уже говорил, дисциплины имеют тенденцию к пересечению и работают на границах соседних областей. Активация пространств – не единственная цель наших работ, но даже если бы это было так, то музеи и галереи тоже пространства, поэтому и они могут быть активированы (больше, чем сейчас)!

Как бы то ни было, долгое времяпроходили важные архитектурные события – фестивали, выставки, биеннале и триеннале, которые демонстрировали построенные пространства в масштабе 1:1, чтобы люди могли испытать их лично, например, World Expos, Венецианская биеннале, галерея Serpentine или Музей Серральвес. С моей точки зрения, архитектура и дизайн –это такие предметы (как и любые другие), к которым можно обратиться, выставлять и обсуждать в рамках деятельности, осуществляемой музеями и галереями, поскольку они являются частью человеческих знаний и культуры, и обществ в целом.

Выставкаработ Prémio Outros Mercadus, в которой проект Periskop стал одним из 8 финалистов в 2010 году. Была показана в Музее дизайна и моды в Лиссабоне, на факультете архитектуры Университета Порту, в Университете БейраИнтериор, Ковилья, Португалия, Музее Портимао

Выставка работ премии Urban Intervention Award Berlin 2013 & Urban Living Award 2013

Манфред:

– Музеи и открытые пространства зависят от цели, которую люди хотят достичь, и они могут адаптироваться, почти как хамелеоны, чтобы обрамить концепцию/работу по-разному.

Дизайн и архитектура нашли своё место в музеях, в то время как искусство также нашло своё место в публичном пространстве и, на мой взгляд, все вместе они стимулируют друг друга всеми возможными способами.

ВыставкаTanto Mar – Portugueses Forade Portugal в Культурном центре Белем, Лиссабон, Португалия, 2014

Выставка Objects After ObjectsNew Practicesin Architecture (пер. объекты после объектов – новые практики в архитектуре) в Национальном музее Науки и Технологии Леонардо да Винчи, Милан, Италия, 2016

– Вы также проводите семинары, обучая людей и сообщества строить городскую мобильную мебель, преобразовывать пространство. Как вы думаете, могут ли люди сами менять свой город?

Манфред:

Я думаю, что самый эффективный способ трансформировать места и пространства – это взять на себя роль актора и научиться делать, получать знания, мотивироваться уже реализованными примерами во всём мире.

Педро:

– Конечно, многие люди по всему миру уже делали это с самого начала человечества. Во многих местах есть те, кто обладает навыками, необходимыми для самостоятельного строительства домов и любых других зданий/сооружений/инструментов, которые им могут понадобиться для повседневной жизни. На наших семинарах мы обучаем и делимся опытом и ноу-хау о том, как использовать инструменты, материалы и стратегии вмешательства и формирования пространств, будь то публичных или частных, в соответствии с конкретными руководящими принципами в зависимости от целей или особые потребностей определённой группы людей или сообщества.

– Вы читаете и лекции. Одна из них состоялась в Красноярске в 2016 году и была посвящена «Городской формуле». Можете ли вы рассказать нам об этом, какова была повестка дня, о чём была ваша лекция?

Педро:

Лекция, которую я давал в Сибирском федеральном университете, проходила в контексте нашего участия в Recycle Art Festival в Красноярске, которое, в свою очередь, произошло благодаря моему участию в программе «Акторы городского изменения», продвигаемой фондом Роберта Боша в сотрудничестве с Mitoste.V., – они поддерживают проекты по устойчивому развитию городов посредством культурных мероприятий.

Воспользовавшись нашим присутствием, университет пригласил меня представить нашу работу по вмешательству в город и принять участие в воркшопе-критике, в котором были рассмотрены разнообразные предложения местных предпринимателей, профессоров и студентов, варьирующихся от использования готовой архитектуры контейнеров до реализации велосипедных дорожек в городе. Всё это сопровождалось мозговым штурмом и исследовательской работой о возможных использованиях деактивированного промышленного объекта, известного как «Лифт», который объединяет силосы, старые железнодорожные линии и пристройки на берегу реки Енисей.

Воркшоп в Красноярске, на Recycle Art Festival

– На ваш взгляд, важно ли читать в университетах лекции об инструментах активизации пространств, преобразовании городов и привлечении людей/сообществ?

Манфред:

– По-моему, важно читать лекции о различных инструментах активизации пространства и преобразования городов, чтобы поощрять и вдохновлять людей в университетах и в любых других учреждениях. Я думаю, что нам обоим нравится рассказывать, читать курсы по нашей теме, в области интереса, а также и учиться самим, обсуждая и получая вдохновляющие отзывы.

Педро:

– Я согласен с Манфредом и думаю, что было бы здорово поощрять разработку и реализацию курсов по этим предметам. Моя магистерская диссертация, кстати, называлась «Эфемерные пространства: концепции, материалы и стратегии» и обсуждала важность роли, которую эти пространства играют в дисциплине. Это как возможность экспериментировать и тестировать новые материалы и пространственные стратегии, транспортные средства в рамках преподавания архитектуры, и как инструменты исследований в университетах, профессиональной практике и других учреждениях. Поэтому я могу прямо указать на актуальность этих тем для личного академического развития и для обогащения моего профессионального подхода.

Проект Herueka! в Италии, 2016

– Готовите ли вы лекции, семинары в ближайшее время? Если да, то о чём они?

Педро:

– Одна из последних лекций, прошедшая 2 недели назад, была результатом приглашения представить нашу работу с акцентом на производительность и взаимодействие для студентов магистратуры по искусству и дизайну Университета Порту. Обычно наши лекции проходят в рамках проводимых нами семинаров, объектов, которые мы разрабатываем, или по приглашению учебных заведений.

– Какие самые амбициозные проекты вы сделали или хотите реализовать?

Манфред:

– Я затрудняюсь определить наш самый амбициозный проект, так как у каждой работы есть своя история и трудности преодоления. Возможно, более крупные проекты требовали больше логистических, экономических и физических усилий, в то время как иногда небольшой или ещё нереализованный проект может потребовать больше усилий интеллектуальных. Я бы сказал, что самый амбициозный проект – всегда следующий (смеётся).

Педро:

– Я абсолютно согласен с Манфредом: будущий проект – всегда самый амбициозный!

Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта