Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
19 июня 2015 г.

Идеальный город Говарда

Идеальный город Говарда
 

Идея города-сада Эбенизера Говарда: к вопросу о происхождении и реализации в Великобритании в XX веке.


С развитием промышленной революции в крупных городах мира резко обострились проблемы социально-экономического и экологического характера. В XX веке архитекторы и градостроители стали предлагать различные градостроительные концепции, пытаясь решить новые проблемы, с которыми столкнулось человечество. Такие теории и концепции выдвигались на протяжении всего XX века («город-сад», «линейный город», «соцгород», «индустриальный город» и др.). Идея англичанина Эбенизера Говарда (1850-1928), опубликованная на рубеже XIX-XX вв., стоит в этом ряду одной из первых.



«В начале XX века два великих изобретения стали приобретать форму на наших глазах: самолет (аэроплан) и город-сад. Оба являлись предвестниками новой эры: первый дал человеку крылья, а второй обещал ему лучшие жилищные условия, когда он спустится на землю», – так в 1946 году написал Льюис Мамфорд, американский историк, социолог и философ техники, специалист в области теории и истории архитектуры и урбанистики.
Впервые идея города-сада была описана в книге «Завтра: мирный путь к реальной реформе» (встречается еще один вариант названия – «Города-сады будущего», это переиздание книги 1902 года. – Прим. авт.) английским социологом-утопистом и малоизвестным тогда парламентским репортером Эбенизером Говардом (книга была впервые опубликована в 1898 году и стоила всего лишь один шиллинг, так как была издана в мягкой обложке, но с точки зрения реальной стоимости книга оказалась одним из влиятельных произведений ХХ века).



Говард считал, что современный (на момент написания книги) город изжил себя. Автор представил публике необычный путь решения проблемы, так как предложил схему, где совмещены город и сельская местность (до него проблема перенаселения городов решалась только по одному из двух путей, какого-либо симбиоза идей не было). Говард подверг критике хаотичный, ничем не ограниченный рост промышленного города, его антисанитарию и, в более общем смысле, антигуманность. Это отчетливо наблюдалось в таких английских городах того времени, как Лондон, Манчестер, Ливерпуль. Знаменитые лондонские туманы – смог – были ничем иным, как дымкой из-за того, что жители столицы топили свои печи углем, о чем неоднократно можно прочитать в журнальных архитектурных статьях 1920-1930-хх гг., посвященных городским проблемам.



Неудивительно, что именно англичанин Говард высказал идею идеального воплощения города, построенного правильно, в гармонии с природой и с соблюдением экологических и санитарных норм. Все-таки есть своя закономерность в том, что именно в промозглом, насыщенном смогом и электричеством лондонском тумане родилась утопическая идея идеального города – города-сада.
По сути, Говард предложил новое понятие города, так как совместил в своей концепции лучшие черты города и деревни и устранил худшие. Он предлагал создавать новые современные поселения, которые решали бы сразу несколько задач: во-первых, создавалась бы новая просторная среда с новыми рабочими местами; во-вторых, в связи с миграцией населения в новые места стоимость земли в переполненных городских агломерациях и плотность населения в них предсказуемо стали бы падать, что сделало бы возможным заняться более успешной перепланировкой мегаполисов (при более низкой плотности населения!), чем это делалось в конце XIX – начале XX веков в Великобритании.
Идеальный город, или «город-сад», согласно английскому журналисту и социологу, – это небольшое поселение с окружающим его сельскохозяйственным поясом. В соответствии с описанным в книге проектом численность населения нового города должна была составлять 32 тысячи жителей. Города должны были образовывать более крупные группы с единым центром. Общее население такого «созвездия» городов должно было составлять порядка 250 тысяч жителей.



Сам идеальный город Говарда представлял собой структуру из круглых концентрических зон. В самом центре такого города находится парк, его окружает жилая зона, состоящая из малоэтажной застройки с приусадебными участками. Радиус зоны с жилой застройкой должен был составлять примерно один километр. На периферию выносилась промышленность и сельскохозяйственные угодья.
Схематично город-сад можно описать следующим образом. Форма города – круг. Площадь города – 1000 акров, площадь сельскохозяйственного пояса – 5000 акров (общая площадь города 6000 акров). Город пересекают 6 бульваров (шириной 120 футов), деля его на 6 равных секторов. Центральная площадь – место пересечения бульваров – круг площадью 5,5 акров (так же сад), который окружен общественными зданиями: ратуша, библиотека, музей, больница и др. Центральный сектор окружает стеклянная галерея – общественный парк со спортивными площадками площадью 145 акров. Сам Crystal Palace – также часть парка, крытая. Здесь проводятся выставки, идет и торговля. При удалении от центра увеличиваются концентрические кольца зданий (каждое окружено дополнительной территорией земли, плотной застройки нет).



Застройка идеального города, по Говарду, должна быть следующей: 5500 участков размером 20 футов на 130 футов. Муниципалитет контролирует линию фасадов, чтобы улицы были проницаемыми и ровными, в остальном поощряется проявление творчества в оформлении домов.
Grand Avenue – зеленый пояс 420 футов шириной (по сути, парк площадью в 115 акров). Сюда выходят здания: школы, детские площадки, церкви – внутри пояса, а административные здания, выходящие к авеню, имеют форму полумесяца.
На внешнем кольце города – фабрики, склады, маслодельни, рынки, угольные дворы, дворы древесины и т.д., выходящие на железнодорожные пути (для экономии на транспортировке товаров в центр города и разгрузке внутригородских магистралей, что снижает в конечном итоге стоимость обслуживания дорог). Все промышленное оборудование работает на электричестве, что спасает город от загазованности.
Земля вокруг города не принадлежит частным лицам и, следовательно, не может быть застроена при резком росте численности его населения. В городе, по идее автора концепции, формируется гражданское общество, которое оберегает эти земли от застройки. Единственный способ вырасти для такого города – «выплеснуться» городом-спутником за пределы сельскохозяйственного пояса. Спутники соединяются с центральным городом сетью железной дороги. В конечном итоге вокруг главного города формируется кольцо из спутников. Глобально – формируется гексагональная система расселения определенного района.
Цель всего этого – достижение максимально высокого уровня качества жизни в городах-садах.



Говард назвал свою модель идеального города – город-сад. Почему город? Потому что имеется в виду компактное и достаточно большое по численности населения место, где большая часть людей занимается несельским трудом. И в то же время – сад, поскольку труд, быт, отдых – вся жизнь населяющих город людей протекает не в каменном мешке, а в культивированном природном ландшафте. На фоне совершенно реальных ужасов крупного города-левиафана (как, например, Лондон), предложение Говарда давало хоть и призрачную, но все же надежду на избавление.
Одно дело было отразить идеальное видение города, но совсем другое – реализовать свои наброски на практике. Довольно быстро Говарду удалось организовать ассоциацию по строительству городов-садов (Garden City Association). В первом десятилетии XX века эта ассоциация построила в Англии два новых города-сада – Лечворт и Уэлвин. Оба стали примерами новой застройки – городской застройки сельского типа.
Место для первого города-сада было выбрано в 50 километрах к северу от Лондона, в местечке Лечворт (Letchworth). Генеральный план города-сада Лечворта был разработан Ричардом Барри Паркером (Richard Barry Parker) и Реймондом Анвином (Raymond Unwin) уже в 1904 году в полном соответствии с основной идеей и схемами Э. Говарда. Проектировщикам удалось удачно разместить в ландшафте и центральное озелененное пространство, насыщенное разнообразными общественными зданиями, и внешнее кольцо промышленных предприятий. Кроме того, здесь впервые был создан перекресток с круговым движением.

Ричард Барри Паркер и Реймонд Анвин (внизу)

В Лечворте небольшие жилые дома были изящно сгруппированы вокруг транспортных проездов, зеленых полян, небольших рощиц и групп деревьев. Свободная от унылого схематизма квартальной городской застройки просторная планировка Лечворта создавала ощущение уюта, человечности, близости к природе. По сути дела, Паркер и Анвин, опираясь на идеи Говарда, создали нечто большее, чем планировку еще одного населенного пункта – своим опытом в Лечворте они сформировали совершенно новый эталон городской застройки – так сказать, сельского типа.


 
Город-сад Лечворт

После Лечворта последовал Уэлвин-Гарден-Сити (Welwyn Garden City). Говард, не сумевший в 1919 году убедить лорда Солсбери (Salisbury) продать часть его земли, нашел объявление о торгах части поместья лорда Десборо (Desborough). Он выиграл торги, а деньги для депозита за него заплатили его богатые деловые друзья. Таким образом родился второй город-сад в Англии – Уэлвин-Гарден-Сити.
Правда, первые города-сады не пользовались особой популярностью, об разуплотнении Лондона не могли идти и речи. Так, к концу 1920-х годов в Лечворте жило всего 14 тысяч человек, а в Уэлвине – 7 тысяч. За этим стояли экономические причины: стоимость строительства малоэтажной застройки была высокой, а сами города-сады находились на значительном удалении от города-центра. Кроме того, не удалось вывести из Лондона промышленные предприятия, что объяснялось конъюнктурой рынка, спросом, объемом рабочей силы. Не обошлось и без культурных причин: слишком велик разрыв в уровне общения и тех возможностей, которые мегаполис предоставляет в области образования, культуры, общественного обслуживания. Не все были готовы уехать в сельскую местность после всех благ города, пускай и промышленного.


Город-сад Уэлвин-Гарден-Сити

Однако Великобритания не отказалась от идеи города-сада. Многие градостроители и архитекторы продолжали работать над концепцией. Теория в Великобритании была, дебаты продолжались, однако практическое воплощение было минимальным. Именно поэтому так много вопросов задавал в 1934 году известный английский романист, эссеист, драматург и театральный режиссер Джон Бойнтон Пристли (John Boynton Priestley): «Все это приводит в замешательство. Был ли Джарроу еще в Англии или нет? Ездили ли мы в Ланкашир и на северо-восточное побережье как в ссылку? Мы больше не разговаривали с хлопковыми ткачами, шахтерами, лудильщиками и клепальщиками? Почему ничего не делалось с этими загнивающими городами и их безработными жителями? Ожидал ли кто-нибудь чуда, которое должно все исправить? Почему нет до сих пор плана этих областей и городов для этих людей?».
Однако чудо не происходило. Идея идеального города с трудом находила воплощение в Великобритании, несмотря на то, что родоначальником нового понятия в градостроительстве выступил именно англичанин (известно скептическое отношение к иностранным веяниям со стороны британцев, куда больше доверия они испытывают к национальным традициям Альбиона и местным идеям).



Положение дел – как в самом понятии города, так и в застройке новых территорий – постепенно менялось во второй половине ХХ века. Понятие городской среды как среды обитания человека претерпело изменения в межвоенный период в Великобритании в связи с одной интересной тенденцией. В одной только Англии в период между 1919 и 1939 годами было построено свыше 4 млн новых пригородных домов (коттеджей): таким образом, страна, наиболее урбанизированная в период до Первой мировой войны, превратилась в наиболее деурбанизированную страну к началу Второй мировой войны. Резкие изменения не ускользнули от внимания современников: как писал критик в 1934 году, «мы смотрим удивленно, но с надеждой на то, что мы стоим на пороге новой сельскохозяйственной эры новых отношений, новых идей и новых ценностей».
Так называемая «пригородная революция», которая привела к миграции населения за пределы мегаполисов, в межвоенный период произошла во многом благодаря падению цен на землю и росту доходов населения. При этом важно отметить, что лишь четверть от всего объема возведенных в этот период домов (жилищных схем) субсидировалась государством (около 1 млн домов), то есть большая часть работы была проведена частниками. Несмотря на нехватку жилья и многочисленные обещания о предоставлении недвижимости героям Первой мировой войны, государство вообще всячески открещивалось от новых градостроительных схем.
Важно отметить, что некоторые из заветных идей Говарда – например, он хотел, чтобы земля находилась в собственности общины, – не были реализованы из-за общественно-правовых норм в английском обществе. Земля принадлежала частным лицам (лендлордам) и государству.

Города-сады вокруг Лондона

Развитие идеи идеального города во второй половине ХХ века получилось очень активным. Многое было использовано при перестройке Лондона после Второй мировой войны при активном участии Градостроительной Ассоциации (Town and Country Planning Association), созданной еще Э. Говардом. Возведение городов-спутников вокруг британской столицы показало, как понятие идеального города по-английски (т.е. города-сада) эволюционировало и по-новому трактовалось на практике.
Руководителем программы строительства городов-спутников вокруг Лондона был архитектор-планировщик Лесли Патрик Аберкромби (Leslie Patrick Abercrombie), который многое позаимствовал из идей Говарда и который ранее занимался проектами по разуплотнению многих городов Англии, Шотландии и тогда еще входившей в состав Британской империи Ирландии (Дублин, Эдинбург, Плимут, Бат, Халл, Борнмут).


Лесли Патрик Аберкромби

Но были и существенные различия. Население новых городов должно было составлять 60-100 тыс. человек, а не 30 тыс., как у Говарда. В соответствии с планом Аберкромби, вокруг Лондона должны были быть построены 18 городов-спутников с общим населением примерно в 1 млн жителей. При этом планировалось, что примерно половину населения таких городов должны были составлять жители Лондона. Таким образом, одной из целей новых городов было разуплотнение Лондона. Хотя план частично был выполнен, его итоги значительно уступали ожиданиям. Так к 1963 году в новые города-спутники Лондона переселилось всего 263 тыс. человек.

Тридцать два города-сада в Великобритании (цифрами указан год открытия)

Впоследствии концепцию переняли и воплотили в других странах мира, однако массового распространения она не получила. Города-сады можно найти в России, Бельгии, Германии и Испании. Многие историки отмечают, что ко второй половине XX века классическая концепция города-сада потеряла популярность. Успех и признание городов-садов оказались ниже ожидаемых. Многие пригородные районы-сады превратились в спальные районы. Однако многие идеи, заложенные в теории города-сада, теперь используются современными градостроительными концепциями, например, движением нового урбанизма.
Важно отметить, что в Великобритании идея идеального города – города-сада – может воплотиться в XXI веке. Так, в январе 2014 года стало известно, что в южной Англии будет построено два города такого типа в рамках реализации новой градостроительной концепции. Кроме того, руководство корпорации Legal & General, крупнейшего британского управляющего пенсионным фондом, заявило о намерении возвести пять новых городов-садов по всей стране в течение десяти лет. По мнению компании, такой вид организации городского пространства станет лучшим способом преодолеть жилищный кризис в стране, где недвижимость в Лондоне сильно переоценена и недоступна рядовому британскому гражданину, а в регионах ощущается нехватка качественного и социального жилья. Сообщается, что вся инфраструктура в таких городах будет организована, исходя из современных тенденций. Понятно, что технологии будут новыми, но принципы организации пространства и планировки, да и само восприятие нового города-сада как пространства, где живут люди, будут схожими с тем, что высказывал Эбенизер Говард в конце XIX века.


Территория строительства предполагаемого нового города-сада Эббсфлит-Вэлли (Ebbsfleet Valley) в Великобритании

Идеальный город прежней эпохи – радиальный в плане. Современный идеальный город – это полоса, идущая вдоль трассы, т.е. линейный город. Градостроители ХХ века считали такой линейный город неспособным к выживанию, умирающим: будущее они видели в улучшение только радиальной структуры. Но линейная система оказалась не просто живучей, но единственно возможной и способной выжить в современных условиях. Эволюция понятий города в истории человечества заслуживает отдельного исследования: город-крепость, представлявший по форме круг, постепенно трансформировался и стал линейным. Новые требования человека, новые технологии, развитие общества привели к тому, что города стали формироваться по-новому, становясь глобальными и масштабными и привнося в жизнь человека не только удобства, но и тяготы. Не исключено, что в будущем мыслители сформируют новые понятия идеального города третьего тысячелетия и создадут труды, подобные «Городу-саду» Э. Говарда.


Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта