Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
21 июня 2018 г.

Ян Бигации: «Radio Lamp –миниатюризация башни или ювелирная работа большого масштаба?»

На территории «Латунной мастерской» прошла презентация проекта «Radio Lamp» – коллекции светильников, вдохновлённых Шаболовской башней. О проекте рассказали его исполнители – управляющий производством «мастерской» Владимир Злобин и дизайнер Ян Бигацци.

Помимо самой идеи превращения знаменитой радиобашни в предмет интерьера, проект примечателен избранным материалом. Все 240 изогнутых гиперболоидных стержней и 10 колец-оснований были выполнены из латуни – эффектного, но сложного для обработки металла. Владимир Злобин отметил ещё одно важное свойство – владелец может сохранить блеск латуни с помощью регулярного ухода, или позволить материалу постареть и покрыться благородной патиной.

Сам Бигации сравнивает лампу с сочетанием ракеты и книжного шкафа. Дело не только в форме и высоких технологиях, но и в способности к разъединению и трансформации – лампа состоит из пяти частей, каждую из которых можно отсоединить от общей конструкции и превратить в столик или другую поверхность.

Создание ламп было достаточно сложным, в том числе из-за особенностей латуни. Было необходимо учесть баланс между изгибом линий и весом для устойчивости конструкции, точно рассчитать объём колец-оснований. Лишь на изготовление прототипа из стали ушёл целый месяц. Массовое производство подобных предметов интерьера дизайнер считает возможным только с применением 3D-принтеров.

Нам удалось пообщаться с Яном и задать ему несколько вопросов.

– Идея превращения Шуховской башни в лампу всё же не самая очевидная. Как Вы к ней пришли?

– Я учился и живу во Флоренции – городе, который напоминает о своём архитектурном наследии. Этот город учит тебя тому, что для создания будущего надо изучить прошлое и что инновации и прогресс, несмотря на присутствие гениальных личностей, являются коллективным процессом не только в области науки и медицины, но также в области архитектуры и искусства.Флорентийский собор, например, начал строить Арнольфоди Камбио (Arnolfodi Cambio) в 1296 г., но работа над ним продолжалась больше века, строительство вели Джотто (Giotto), ФранческоТаленти (Francesco Talenti), Джованни диЛапо Гини (Giovanni Lapo Ghini) и Филиппо Брунеллески (Filippo Brunelleschi), который ездил в РИМ и изучал купол Пантеона до начала свой работы.

Поэтому, когда российская компания «Латунная мастерская», расположенная в Москве, попросила меня разработать коллекцию предметов интерьера из латуни, я начал изучать примеры металлических конструкций в России и заинтересовался Шуховской башней. Когда я увидел её, ко мне пришла очевидная мысль – «Почему не заменить антенны на источник света и использовать модули для получения ламп разных высот»? Так родилась идея лампы.

– Рассматривались ли другие формы перевоплощения или вы изначально сосредоточили внимание именно на светильниках?

– Несмотря на название коллекции, я не рассматриваю RadioLamp только как светильник, это изделие, которое может стать другим предметом интерьера: стулом, кофейным столиком или обеденным столом. Сам торшер выглядит больше как скульптурный элемент, нежели светильник.

– Насколько важна для коллекции латунь?

–За счёт применения латуни возникает вопрос: RadioLamp –миниатюризация башни или ювелирная работа большого масштаба? Большой торшер создан из 120 стержней, которые собираются вручную. Латунь подчёркивает ценность этой работы. Торшер из стали напоминает миниатюрную башню, а благодаря латуни появляется ощущение, что эта тонкая сплетённая сетка – ювелирная работа.

– Есть ли в российской архитектуре другие достойные примеры для трансформации в предметы мебели?

– Конечно, такие примеры есть, но нужно найти хороший способ для их применения и не нужно ими ограничиваться.

– Ранее Вы преимущественно занимались дизайном помещений. Тяжело ли Вам дался переход к мебели, и насколько он доступен для дизайнеров в целом?

– В дизайне интерьеров постоянно проектируется мебель под заказ,которая разрабатывается дизайнером вместе с исполнителями. Так что разработка мебельной коллекции – это довольно естественное расширение уже существующего сотрудничества дизайнера и исполнителя.

Свои особенности в переходе, разумеется, есть. К примеру, ощущаются сложности с подбором и закупкой материалов, особенно в России. Но в целом переход был несложным. Дизайнер должен уметь рассказывать истории, не так важно в какой форме.

– Что думаете насчёт экспорта проекта?

– Мы уже обсуждали эту идею и были бы рады её осуществить. Сейчас Россия преимущественно импортирует дизайн – почему бы это не поменять? 

Текст: Загоренко Вадим

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта