Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
16 августа 2018 г.

Крупный План: «Необходимо уходить от чрезмерной типизации»

Основатели архитектурного бюро «Крупный План» – главный архитектор Сергей Никешкин и конструктор Андрей Михайлов рассказали BERLOGOS о том, как создать успешное бюро, о внедрении и недостатках BIM и развитии российской архитектуры.

Как появилась идея создания архитектурного бюро «Крупный план»?

Сергей Никешкин:

– Идея состояла в том, чтобы объединить компетенции архитектора и конструктора и создать возможности для постепенного формирования на основе этого творческого альянса комплексной генпроектной организации, которая обеспечивает качественную архитектуру и инженерную составляющую. На первом этапе я занимался архитектурой, мой партнёр – Андрей Михайлов работал над конструктивной частью, дальше мы стали набирать инженеров. В результате сформировалось комплексное бюро, которое способно выполнить весь проект целиком. И мы к этому стремились изначально.

– В чём преимущество именно комплексной организации, которая объединяет архитекторов, конструкторов, представителей других специальностей?

Андрей Михайлов:

– Комплексный подход обеспечивает управляемость и эффективное взаимодействие внутри команды. В настоящее время у нас в штате 120 человек, включая семь ГИПов. Мы ежедневно общаемся, все специалисты в курсе проблем, с которыми сталкиваются остальные. По всем объектам и на всех этапах мы, руководители бюро, участвуем в совещаниях, лично взаимодействуем с заказчиками, экспертизой, подрядчиками.

Только архитектурное, конструкторское или инженерное бюро не владеет ситуацией полностью. Архитектор не может реализовать свои творческие наработки. Кроме того, на любом рабочем совещании генпроектировщиком фактически оказывается технический заказчик. Он говорит о проблеме, а в ответ слышит, что генподрядчик доведёт информацию до соответствующего специалиста и тот попытается её решить. Мы никогда так не говорим. Все вопросы находятся в сфере нашей компетенции. 

– Конкурентоспособна ли организация с большим штатом в условиях экономической турбулентности?  

Сергей Никешкин:

– Конкурентоспособность организации, особенно в условиях экономической турбулентности, достигается за счёт диверсификации портфеля заказов. В 2014 году, в ситуации, когда крупные объекты стопорились один за другим, мы переносили акценты на какие-то небольшие проекты – коттеджи, кафе, автосервисы, производственные здания. В 2014 году у нас было 60 сотрудников, затем их число сократилось до пятидесяти. Но костяк нашего коллектива сохранился, и через некоторое время мы снова стали набирать специалистов. Сегодня для нас кризиса нет. Однако наряду с большими жилыми комплексами и коммерческими объектами, мы всё равно проектируем и небольшие здания.

– Все переходят сейчас на технологии информационного моделирования. Когда вы стали применять BIM, почему приняли такое решение и какой объект был самым первым?

Андрей Михайлов:

– В один прекрасный момент мы поняли, что новая технология начинает распространяться очень быстро. Она ускоряет процесс реализации творческого замысла архитектора, позволяет проектировать объект как единое целое и одновременно задействовать интеллектуальный потенциал большого количества специалистов. Это был 2013 год. Мы пришли к выводу, что такая комплексная структура, как наша, без информационного моделирования уже не может считаться совершенной. Больше всего нас привлекала возможность организовать работу и взаимодействие с партнёрами в единой информационной среде. Тогда мы выбрали для себя программу Autоdesk Revit, сейчас мы дополняем её некоторыми модулями собственной разработки.

Первый опыт применения BIM был связан с реконструкцией исторического объекта. В данном случае мы двигались не от архитектурного замысла к информационной модели с последующим её наполнением данными, а как раз наоборот. Нам была необходима полная и достоверная информация о состоянии всех элементов конструкции и фасадов здания, мы получили её с помощью лазерного сканирования, создали трёхмерную модель и приступили к разработке проекта реконструкции.

– Существуют ли какие-то особенности применения BIM в ходе проектирования жилых домов, коммерческих центров, парков? Какие задачи это позволяет решать?

Сергей Никешкин:

– Технология BIM позволяет на порядок эффективнее решать все задачи, которые стоят перед архитекторами и проектировщиками в ходе работы над любым проектом. Наше бюро очень активно занимается проектированием жилых зданий, что связано с более высокой степенью повторяемости инженерных решений. Естественно, эти решения удобнее воспроизводить в автоматическом режиме.

Проект жилого комплекса

В части архитектуры, наоборот, необходимо уходить от чрезмерной типизации. BIM очень помогает в разработке модификаций, что позволяет индивидуализировать даже объекты массовой застройки. Большое значение имеет вид из окна. В настоящее время наше бюро занимается проектированием ЖК в городе Пушкино. С помощью технологии информационного моделирования мы специально постарались разместить все четыре башни комплекса таким образом, чтобы жильцы каждой из квартир имели максимальную возможность наслаждаться видом на реку Серебрянка.  

ЖК в г. Пушкино

Применение BIM в области парковой архитектуры больше связано с теми программами, которые обычно используются в ходе разработки градостроительных документов. Здесь необходимо уделять внимание устройству искусственных сооружений, особенностям рельефа и природной среды, подземным коммуникациям. 

Современные объекты коммерческой недвижимости предполагают использование более сложных инженерных систем. Заказчики требуют проектировать объекты, которые можно было бы сертифицировать в соответствии со стандартами LEED и BREEAM, что предусматривает высокие требования к энергоэффективности и экологичности.

– В каком направлении развивается технология и есть ли у неё недостатки? 

Андрей Михайлов:

– Совершенствуются имеющиеся программы и им передаётся всё большие объёмы рутинной, нетворческой работы, которую сегодня выполняет проектировщик. Особенно активно развиваются программы, связанные с проверкой конструктивных решений.

Недостатки технологии выявляются по мере её внедрения. Архитекторы и проектировщики в целом освоили основные компетенции, связанные с применением BIM, в 2014-2016 годы и сейчас помогают другим. Так, в последние 2 года происходит активное вовлечение в эту тему заказчиков. На этом этапе выяснилось, что возможности программ не позволяют выполнить слишком детализированную информационную модель, отображающую самые мелкие детали, вплоть до болтов и гвоздей. Есть определённые проблемы с проектированием систем электроснабжения. Но технология совершенствуется.         

– Какие направления российской архитектуры вы считаете для себя самыми близкими и как вы оцениваете нынешний этап её развития?

Сергей Никешкин:

– После революции 1917 года в нашем искусстве возникло совершенно уникальное направление советского авангарда. В своё время изучение творчества архитекторов этого периода, их взглядов и мотивации дало колоссальный импульс моему профессиональному развитию. Актуальные тенденции в развитии российской архитектуры обусловлены глобализацией. Архитекторы видят самые выдающиеся здания, которые возводятся по всему миру, и стремятся делать нечто похожее. Мы вроде бы отошли от периода, который наступил после развала СССР, когда появилось очень много чисто визуальной пошлости, и сейчас двигаемся в направлении действительно качественной архитектуры.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших самых ярких проектах, которые характеризуют архитектурное бюро «Крупный план».

Сергей Никешкин:

– Первый объект, о котором хотелось бы рассказать, это МФЦ возле станции метро «Тёплый стан». Выразительный архитектурный образ этого здания родился благодаря тем ограничениям, которые накладывал участок. Павильон предстояло возводить над перронным залом метрополитена, поэтому все конструкции максимально лёгкие и прочные, а фундамент позволяет защищать здание от вибраций. На участке оказалось много подземных сооружений и коммуникаций. Когда мы ввели всё это в программу, родился причудливый контур, напоминающий томагавк, лёгкая ступенчатая крыша расширяется вверх. В итоге получилась очень целостная изящная форма, в которой все препятствия и ограничения удалось конвертировать в преимущества.

Андрей Михайлов:

– Спроектированный нами Научно-производственный комплекс «Крунит» на улице Нагорная можно рассматривать как пример использования современных инженерных систем, призванных обеспечивать безопасное размещение в одном здании офисов и лабораторий. Проектируя фасадные решения, мы постарались добиться эффектного сочетания панорамного остекления, разбивающего однообразие фасада, и кирпичной отделки, которая подчёркивает связь с историей места, где находится здание. Начиная с XIX века здесь располагалась фабрика, построенная ещё русскими промышленниками французского происхождения. В отделке интерьеров использованы исторические материалы и фотографии завода в разные периоды. 

МФЦ возле станции метро «Тёплый стан»

Сергей Никешкин:

– Из жилых проектов я бы упомянул дом на Дмитровском проезде. Здесь удалось добиться сочетания очень элегантной и сдержанной современной архитектуры, функциональности внутренней планировки и, что важно, гуманной этажности, соизмеримой с потребностями пользователей. Изначально жильцы соседних домов были настроены достаточно скептически, однако в ходе слушаний, которые проводил город, нам удалось учесть их пожелания и в результате дом по-настоящему украсил район. Мы приобрели ценный опыт, который помогает проектировать современные и востребованные жилые здания. Хотелось бы при этом добиваться гармоничного сочетания функциональности и гуманной эстетики, связанной с нашими историческими и культурными корнями. В технологическом плане все инструменты у нас для этого имеются. 

Дом на Дмитровском проезде

Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта