Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
30 марта 2016 г.

Светлана Бункина: «Работа карандашом – основной созидательный момент»

Дизайнер, архитектор. В 2002-м году закончила МГХПУ им. Строганова, факультет «Художественное проектирование интерьеров» Участвовала в архитектурных выставках «на Брестской». Принимала участие в съемках ТВ проектов на «Первом канале». Специализируется в создании и исполнении уникальных интерьеров как частных, так и общественных резиденций, создавая предметы мебели и других элементов интерьера по специальному дизайну.

– Светлана, на Ваш взгляд, каковы шансы трудоустройства самоучки и преимущества человека с образованием?

– Безусловно, шансы у самоучки есть. Если он может удивить или увлечь людей тем, что он делает, то удача повернётся к нему лицом. И таких примеров масса. И ровным счётом обратная ситуация может произойти с человеком образованным. Если он зажат, не может донести свою идею до окружающих, то его шансы не велики!

– Насколько сегодня требовательны заказчики к декораторам и дизайнерам?

– Я бы рассматривала два типа Заказчика. Первый – это работодатель, который сам является либо архитектором, либо дизайнером. Такие Руководители (Заказчики) выжимают из рядового дизайнера по максимуму. Капитализм дошёл и до нас: всем нужно «отбивать» аренду, платить зарплаты и всё такое… Уровень требовательности зашкаливает, текучка большая, людей выжимают и выбрасывают. Сегодня мало кто «растит» кадры. Все хотят максимально квалифицированного специалиста за минимальные деньги! Если компания известная, то для начинающего дизайнера это не плохая ступень набраться опыта и знаний.

Второй тип – это непосредственно Заказчик. Живой человек, со своими желаниями, иногда известными ему, иногда нет. Со своими надеждами и страхами. И здесь очень важен момент личного взаимодействия с этим человеком. Он должен тебе поверить, довериться и чувствовать, что с тобой он в надёжных руках. Это как поход, например, к неизвестному стоматологу. Ты в испуге приходишь с острой болью и следишь за каждым его движением, взглядом. И если он спокоен, внимателен и доходчиво всё объясняет тебе, ты ему начинаешь доверять и без страха идёшь на лечение.

Дизайнер больше похож на семейного психолога. Он общается с семьёй, выявляет личности, желания и создаёт комфортную среду, уравновешивая и примиряя зачастую диаметрально противоположные желания домочадцев. С таким заказчиком это выходит на передний план. Если повезёт и он современный человек, со вкусом и финансами, то есть шанс создать актуальный проект, отвечающий современным запросам, но это бывает не всегда.

– Что сегодня важнее для молодого дизайнера – стремление выработать свой стиль или понимание того, как работает рынок, что популярно и продаваемо?

– Думаю, что по мере набирания опыта каждый начинает понимать и то, как работает рынок, и осознавать общемировые тенденции. И невольно вырабатывается свой стиль. Это всё происходит одновременно, как неотъемлемые звенья одной цепочки под названием творческий путь.

– Вы закончили МГХПУ им. Строганова, факультет «Художественное проектирование интерьеров». В проектировании, создании деталей интерьера Вам также помогает знание стекольного, кузнечного и столярного дела. Такой багаж знаний впечатляет и, наверное, способствует тому, что Вам все приходится контролировать – от качества резьбы на дверном портале до фактуры стекла. Делаете ли Вы какую-то часть технической работы самостоятельно?

– Изначально, согласно проектной концепции, делается разработка того или иного изделия. Впоследствии, для некоторых видов производства, необходимо «отрисовать» узлы в натуральную величину или сделать модель в меньшем масштабе. Это поможет мастеру сделать именно то, что хочу от него я. Но моё присутствие на этапах создания крайне необходимо. И иногда я могу «в черновую» снять или, если материал позволяет, добавить то, что, на мой взгляд, сделает изделие более выразительным. Если нужно слепить или расписать, говоря простым языком, то эту часть технической работы я могу сделать сама. В остальном я предпочитаю довериться специалистам, они это сделают с большим мастерством, нежели я.

– Сотрудничаете ли Вы с иностранными мастерскими или предпочитаете отечественные?

– Я ничего не имею против иностранных мастеров, но на практике, зачастую, я работаю с отечественными мастерскими. Проще осуществлять контроль, объяснить пожелания, выбрать материалы. Сроки, оплата, опять же. Все эти вопросы мне легче решать с отечественными мастерскими.

– Всегда ли удается добиться желаемого результата в совместной работе с мастером?

– Работа не со всеми мастерскими давала желаемые результаты. Поэтому существует некий жёсткий отбор. Проверяешь вначале на небольшом изделии, смотришь. Если работа шла легко, всё задуманное осуществлено, то вносишь эту организацию к себе в «Золотой список». Если же всё идет «со скрипом», имеют место частые проволочки, качество хромает, то вытягиваешь, конечно, заказ на должный уровень, но больше в это место не обращаешься.

Так создаётся твоя база из проверенных коллективов в разных областях, и ты с уверенностью можешь творить, зная, что любую придумку сможешь осуществить. За тобой стоят проверенные Мастера!

– Изначально имеете ли Вы наработки и, что называется, картинки в своем воображении? Или сначала поступает заказ, а потом формируется вся концепция?

– Бывают интерьеры других авторов, которые тебя восхищают. И ты думаешь: «Мне бы тоже хотелось иметь Заказчика, с которым можно было бы создать нечто подобное!». Или видишь инсталляции или предметы интерьера, которые рождают некие задумки в твоей голове. Но архитектор тем и отличается от художника-живописца, что он всегда отталкивается от конкретного: объект, задачи Заказчика (ТЗ). И именно это является отправной точкой для творчества. Но иногда мечты могут пересечься с реалиями, и это особенно приятно!

– Для интерьеров кафе и жилых помещений, над которыми Вы работали, очень характерно стремление расширить пространство, позволить ему дышать с помощью стекла. Одновременно много стекла придает торжественности и даже солидности помещению. Так совпадали желания Ваших заказчиков, или это скорее Ваш творческий импульс и уже черта Вашего стиля?

– Безусловно, дизайнер, заслужив доверие Заказчика, в какой-то момент имеет на него долю влияния. Мне, конечно, хочется верить, что это происходит по обоюдному желанию. Но не исключаю и свою повышенную любовь к этому материалу. И думаю, что она не безосновательна. Вы правильно заметили – стекло даёт «воздух», дополнительное ощущение глубины пространства, что не свойственно другим материалам.

– Как формировался Ваш художественный вкус? Какие художники, архитекторы и дизайнеры произвели на Вас самое сильное впечатление?

– В институтские годы одним из любимейших художником был Ван Гог. Из архитекторов могу выделить Ле Корбюзье. Я считала, что некая скульптурность в архитектуре – это основополагающий принцип при создании объекта. Позже к этому списку добавились японские архитекторы. Например, Тадао Андо. Это воплощение поэзии в камне. Выразительно и заставляет задуматься о вечном! Позже – Норман Фостер как гений инженерной мысли в архитектуре. Массимилиано Фуксас как бунтарь, создавший невиданные объёмы. И, конечно, Заха Хадид – венец избранных мною сочетаний, фантастических форм, скульптурности, поэзии и высоких технологий.

Что касается интерьеров, то, безусловно, любовь к современной японской архитектуре имела особое влияние на меня. Желание создавать лаконичную форму не только снаружи, но и внутри объёма казалось мне совершенной идеей! Но при этом меня также восхищали интерьеры замков, дворцов. Изысканность и тонкая проработка интерьера, витиеватость узоров – это не может оставлять равнодушным зрителя.

Я много путешествовала в юности. Барселона с творчеством Гауди, театр-музей Сальвадора Дали, Франция с Версалем и ещё много всего прекрасного и изысканного – все это оставило неизгладимые впечатления в творческом мозгу молодой девчонки и сформировало меня на сегодняшний день. Плюс постоянная работа над собой, анализ мировых тенденций и открытие новых приёмов и возможностей в создании прекрасных пространств, интерьеров, построек.

– Вы много работали в команде, в том числе, на тв-проектах. Насколько комфортно Вам как автору согласовывать процесс воплощения Ваших идей с другими авторами? Был ли счастливый момент сотрудничества? Чему вообще может научить дизайнера работа в команде?

– Мне, наверное, везло с командой. Это всегда был успешный и интересный опыт! Это счастье вдвойне, когда встречаешь талантливых людей и с «жадностью» слушаешь и учишься у них. Работа в сплочённом коллективе учит, что не ты один всё делаешь, а грамотное распределение обязанностей может приносить хорошие плоды. Постепенно начинает вырабатываться дух единомыслия и доверие. Интересные обсуждения проектов и придумка особенных «фишек» в процессе дискуссии с другими авторами делают такие встречи незабываемыми. Это ли не счастливые моменты сотрудничества?!

– В любой творческой профессии сегодня интересно проследить взаимоотношение с компьютером. Какую часть своей работы Вы доверяете программам, а какую – только карандашу?

– Я бы вписала свой созидательный процесс в такую цепочку. Первое звено – это подборка из интернета интерьеров, узлов, предметов интерьера по образу и подобию тех задач, которые перед тобой ставит Заказчик. Второе звено – это, безусловно, карандашные наброски, которые я делаю. Тем самым веду поиски «личного образа» данного объекта. Третье звено – рабочие чертежи, работа с визуализаторами, инженерами, конструкторами. Безусловно, компьютер дан нам всем в помощь в этом процессе. Вот и получается, что на сегодняшний день компьютер занимает 2/3 рабочего пространства в создании объекта. Но работа карандашом – это основной созидательный момент. А как говорится, первой была мысль, а всё остальное – это лишь техническая поддержка к её осуществлению!

340
Текст: Белажур Ольга

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта