Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
15 июня 2015 г.

Внимание, студенты в городе!

Архитектор Никита Явейн – о трех локациях университетских кампусов в городе, с примерами из собственной практики.

 

 


– Никита Игоревич, не в теории, а на практике Вы можете проследить основные проблемы и идеи реализации трех разных вариантов университетских кампусов в Санкт-Петербурге: изолированного, встроенного и распределенного. Расскажите подробнее о них.
– Высшая школа менеджмента СПбГУ
на базе Михайловской дачи на Большом Петергофском шоссе – это классический изолированный университетский кампус со своей жизнью. Все проблемы этого варианта мы видим, испытываем на себе и понимаем. «Михайловка» разрабатывается на 2500 человек. Здесь сосредоточены все ступени системы образования: бакалавры, MBA, магистры, постдипломное образование для менеджеров высшего и среднего звена. В чем сложность реализации подобных комплексов? Это некий единовременный проект, который не работает, или работает плохо, или не совсем правильно, пока не созданы все элементы данного комплекса. Поэтому и удельная стоимость такого проекта очень велика: надо провести все сети, благоустроить территорию, организовать транспортную систему и т.д. И когда это все сделано, студенческий город начинает жить и работать, однако на практике такого не бывает: всегда происходит поэтапная реализация проекта, а частично он плохо работает. Чтобы было все и сразу, нужны большие инвестиции.



Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета (ВШМ СПбГУ) на базе дворцово-паркового ансамбля Михайловская дача

Конечно, такой кампус хорош для Высшей школы менеджмента, поскольку является изолированным студенческим городом, таким своеобразным Орденом, где студенты и преподаватели живут в одной среде. Изолированность от городской среды здесь заложена в систему. Тут возводятся спортивные сооружения, библиотека, гостиница для топ-менеджеров, преподавателей и другие постройки. Система замкнута на себя, в целом работает. Важно подчеркнуть, что в рамках данного проекта параллельно решается вопрос оживления целого района и восстановления пустующих памятников – усадебного комплекса Михайловская дача.
Минусы подобных проектов – удельные затраты здесь значительно выше, чем если бы ты строил такой кампус в черте города. Конечно, такие кампусы рассчитаны для определенного типа образования, для всех это не подойдет.


Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета (ВШМ СПбГУ) на базе дворцово-паркового ансамбля Михайловская дача

– Есть московская школа управления Сколково – изолированный вариант; есть примеры полного переноса кампуса СПбГУ в Мартышкино много лет назад, что было сделано не до конца, поскольку финансирование прекратили. Не всегда же мы можем наблюдать удачные примеры переезда?
– Такие глобальные переносы, когда огромное количество студентов переезжает в отдельный центр, а старый – то ли он есть, то ли его нет, – такая схема вряд ли правильная. Мы обедняем и город, и студенческую жизнь. Но для решения локальных задач вполне подходят переезды, как в случае с Высшей школой менеджмента, где есть своеобразная идеология обучения: студенты всегда живут в одной среде с преподавателями, топ-менеджерами… Система внутренних связей волнует их больше, чем система внешних связей, особенно это касается MBA и постстуденческого образования.

– Существуют и другие модели университетских кампусов: например, такой встроенный в городскую нить вариант, как Политехнический и Горный университеты в Петербурге, а также распределенный по разным уголкам города кампус.
– Да, наш второй университетский проект – фактическое расширение центральной базы СПбГУ за счет бывшей Академии тыла и транспорта на Кадетской линии В.О., которая была присоединена к Большому университету (обычно так называют СПбГУ. – Прим. авт.). Вот там разрабатывается учебный корпус почти на 3000 студентов. Третий наш проект – фактически студенческий кампус СПбГУ на 7000 студентов на Васильевском острове.
Мне кажется, наш Большой университет начинает реализовывать очень правильную программу, в той или иной мере подтягивая все ресурсы на Васильевский остров: он развивает центральную историческую зону, которая сейчас будет фактически утроена по аудиторным показателям, сосредотачивает все основные факультеты в одном месте в районе 30-минутной досягаемости, создает особенную студенческую среду обитания – общения университета и города.



Реновация Первого кадетского корпуса под научно-учебный комплекс СПбГУ

Вместе с тем делаются попытки расширять и переносить все общежития на Васильевский остров, увеличивая численность постояльцев в районе улицы Кораблестроителей и набережной реки Смоленки в общей сложности до 10 000 студентов (в рамках нового кампуса на 7000 человек плюс к текущим 3000. – Прим. авт.). Возможно, в будущем произойдет перевод ряда факультетов на намывные территории, что может изменить Васильевский остров до неузнаваемости. Ведь сейчас этот район представляет собой несколько изолированную часть Петербурга: частично спальный район, частично старый город. А после строительства новых скоростных магистралей это место может стать новым центром Северной столицы – инновационным и студенческим. Конечно, такие вещи надо прогнозировать и планировать, строить сетевые транспортные и культурные системы… Смоделировать то, как это будет работать завтра, было бы неплохо сейчас.
Думаю, что девелоперам надо призадуматься: Васильевский остров скоро начнет жить новой жизнью и станет сетевой моделью университетского города, где примерно четверть населения составят студенты, активные и продвинутые (сейчас численность населения Василеостровского района составляет около 200 тыс. человек. – Прим. авт.). Плюсы развития такого распределенного по городу кампуса – поэтапность введения объектов в строй, а также совместное решение проблем и университета, и города.
Отмечу также, что студенческий городок в Петергофе постепенно становится лабораторным, «выносным» центром СПбГУ.



Реновация Первого кадетского корпуса под научно-учебный комплекс СПбГУ

– Вопрос привлечения инвестиций в образовательные проекты остается открытым для России в целом. Сейчас спонсорам приятнее всего вкладывать большие деньги в футбол, нежели в университеты. Как изменить ситуацию?
– Главное привлечение инвестиций – через успешных студентов, которые могут что-то вернуть своей альма-матер. Весь «университетский» бизнес на Западе завязан не на прибыльности или прямой выгоде (что-то построил и вернул инвестиции), а на благодарности – в виде почетных досок, имиджа семьи, обратной рекламы твоей фирмы или тебя, закончившего этот вуз. У нас, увы, все иначе. Период нуворишей мы еще не пережили. Пока нет благодарности тем, кто тебя воспитал.


Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта