Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
6 апреля 2015 г.

Слава ПТРК: «Я люблю Екатеринбург, поэтому часто его критикую»

О том, почему наш стрит-арт редко обыгрывает городскую среду, можно ли творить без образования и ради чего пытаться раскрасить все серые стены.

Слава ПТРК: «Я люблю Екатеринбург, поэтому часто его критикую»
 

 


Слава ПТРК (он же Станислав Комиссаров) – молодой уличный художник из Екатеринбурга, участник российских выставок, биеннале и фестивалей уличного искусства, лауреат многочисленных конкурсов. Специализируется на трафаретах, инсталляциях и постерах с социальным подтекстом.

– Слава, действительно ли стрит-арт меняет городскую среду или это своего рода «борьба с ветряными мельницами»: индустриальный серый город, несмотря на усилия уличных художников, остается самим собой?
– Я думаю, что меняет. Ты никогда не сможешь раскрасить все серые стены в своем городе, так же как не сможешь спасти всех бездомных котят в мире, но это не значит, что не стоит пытаться. В данный момент я занимаюсь созданием карты уличного искусства для одного проекта, и когда я расставил точки на все объекты в нашем городе, которые смог вспомнить, то понял, что плотность уличного искусства у нас действительно большая, если говорить о центре. И здесь уже стрит-арт играет большую роль и реально меняет город, так что это не ветряные мельницы. Просто надо больше работать.

– Одна из самых известных Ваших работ – «Взаимопомощь» – развивает тему лестниц. Арт-объектов, в которых сочетается изображение, социальная идея и работа с архитектурой, у нас в городе не так много. Как Вы думаете, почему?
– В России, к сожалению, вообще немного социального стрит-арта, равно как и работ, как-то обыгрывающих архитектуру города. Это довольно сложно. Куда проще нарисовать просто красивую картинку на плоской стене, чем пытаться вписать свой замысел в городскую среду. Но есть замечательные примеры – например, работы Никиты Номерза из Нижнего Новгорода. Подобных вещей мало, и это еще больше ценится. В Европе и Америке такого, конечно, больше. Там многие художники выходят на новый уровень – им хочется говорить со зрителем и использовать все разнообразие городских поверхностей. Я думаю, мы к этому тоже идем. Те же рисунки на лестницах есть по всему миру: кто-то делает просто красивые изображения, кто-то превращает их в социальные акции. Думаю, у нас это тоже набирает обороты – эдакое любопытство уличных художников к городу и к окружающей жизни.




– К крупным событиям (например, к саммиту ШОС) некоторые здания в Екатеринбурге драпируются тканью с принтом фасада – чиновники создают «потемкинские деревни». Ваш проект «Видимость», в частности, об этом. На Ваш взгляд, достаточно ли мощный был посыл?
– Посыл был хороший, но, наверное, я выбрал неправильное время и форму для него. Мне кажется, он не был донесен до тех, кому предназначался. С этим проектом у меня сложные отношения: с одной стороны, мне очень нравится его идея, с другой – реализация могла бы быть и лучше. Но это был хороший опыт, и очень-очень актуальная для России тема.

– Удалось ли достучаться до администрации города?
– Достучаться до власти цели не было. Подколоть, посмеяться над ней – да.

– Каково Ваше отношение к Екатеринбургу, его архитектуре, его среде? Насколько, комфортной и дружелюбной она Вам кажется?
– Я люблю Екатеринбург, поэтому часто его критикую. У нас очень грязно, отвратительное состояние так называемого благоустройства города, разбитые дороги и загаженные дворы, запущенные парки и хаотичная архитектура. Я не могу сказать, что этот город комфортен и дружелюбен, но все познается в сравнении. Я был бы рад, если бы власть меньше кричала о том, что мы – столица, и больше следила за состоянием дорог и наличием пандусов для колясок.



– Какой город Вы считаете своим по духу?
– Сложный вопрос. Для творчества очень комфортным мне видится Екатеринбург, но по многим параметрам Москва с Питером интереснее. Я бы хотел взять всю свободу уличного самовыражения, что есть у нас, и совместить ее с питерской душевностью и с московским благоустройством и отношением к городской среде – вот это был бы мой по духу город.

– Каково Ваше отношение к арт-кластерам? Возможно ли существование уличного искусства вне улиц?
– Я считаю, что такие места нужны. Это очень сильно помогает развитию как отдельных художников, так и культуры в целом. Галереи, арт-пространства, фестивали – все это очень важно.

– Из каких побуждений Вы занимаетесь стрит-артом?
– Мне нравится это делать. И у меня это немного получается. Вот и все.



– Как Вы реагируете на то, что Вас называют звездой?
– Честно говоря, такого пока не случалось, и надеюсь, что не предвидится. Мы работаем в очень узкоспециализированной сфере современного искусства, и это скорее феномен Екатеринбурга – превращение уличных художников в медийных личностей. В других городах России такого нет.

– Мешает ли Вам творить отсутствие профильного образования или, наоборот, помогает?
– Немного мешает, но именно рисовать, потому что я имею очень приблизительные представления о цвете, свете, композиции и так далее. Но никто не мешает заниматься самообразованием, а если я не могу от руки нарисовать портрет человека два на два метра, то использую проектор. Я бы сказал, профильное образование не помешало бы, но и без него все двери открыты.



– Уличное искусство для Вас – это хобби или работа? Можно ли на этом зарабатывать и как коммерческие проекты оцениваются коллегами по цеху?
– Для меня это и хобби, и работа одновременно. Зарабатывать можно и можно делать это очень изящно и уместно. Индустрия сейчас на подъеме, и никто не мешает уличному художнику добиться признания наравне с галерейными мастерами. По поводу коммерции – она всегда есть и всегда будет, все зависит от человека. Я сам к этому отношусь очень спокойно: лучше зарабатывать своим творчеством, чем рисовать по вечерам после смены в офисе.


Текст: Борисевич Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта