Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
17 мая 2016 г.

Трудности перевода

В последнее десятилетие в лексиконе мировой архитектуры появилось трудное для русского языка слово sustainability. Кто-то обозначает этот термин в русском варианте как «устойчивое развитие», кто-то предлагает буквально калькированное слово «сустейность», кто-то и вовсе предпочитает использовать английский вариант. Что же входит в это сложное понятие? 

Sustainability – это не просто использование солнечных батарей и ветряков и снижение выбросов углекислого газа в окружающую среду, это куда более многоступенчатый процесс. Sustainability – это способ мышления, при котором логика и рациональность всех действий приводит к способности архитектурных сооружений и целых городов изменяться и быть пригодными для разных сценариев использования.

Максимально разумное и бережное использование ресурсов – главное условие сустейности. Однако этот принцип не ограничивается использованием экологичных материалов: ориентация здания по ветряным потокам, защита от перегрева и качественная теплоизоляция существенно экономят затраты на отопление, охлаждение и вентиляцию здания, и в конечном итоге экономят электроэнергию. Любой проект предполагает учёт климатических параметров, и его устойчивость напрямую связана с тем, как именно они учтены: здорово, если архитектура в состоянии оперировать не усредненными или устаревшими параметрами (какими грешат наши СНиПы), а пытается предугадать развитие и изменение климата, которое будет влиять на конкретный проект. На этих принципах построен, например, первый в России активный дом – эксперимент датской компании Velux. 

Один из самых болезненных вопросов современности – потребление воды. За последние десять лет потребление воды во всём мире увеличилось на 15-20%, и хотя сегодня эта проблема мало осязаема для России, ещё за десять лет она может приобрести серьезные масштабы (уже сегодня большинство из нас не может пить воду из-под крана). Переведя эту проблему на язык проектирования, можно получить по-настоящему интересную задачу, связанную со сбором и накоплением дождевой воды или с необходимостью использования растений, которые мало нуждаются в жидкости.

Использование экологичных материалов, которое сегодня так бурно приветствуется, – это остроумный приём, который не может быть типовым, потому что эти материалы в каждом конкретном проекте свои. Соломенная кровля – это прекрасно, но только если солома скошена на соседнем лугу, в противном случае вся её экологичность сходит на нет: если её откуда-то везли, то для этого были потрачены деньги и топливо (невозобновляемый ресурс) и увеличились выбросы углерода в атмосферу – что, несмотря на избитость, в самом деле важно, потому что влияет на общемировой климат. Важен весь жизненный цикл материала: как он изготавливается, откуда приходит на стройплощадку, куда девается потом. В 2012 году, в рамках проекта «Архферма» в Тульской области, был построен павильон «Храм в Антах» – реплика на один из самых простых древних храмов, которая была дана молодым питерским бюро «Лесосплав». Сооружение состоит из деревянного каркаса, покрытого соломенными блоками, которые были изготовлены в соседнем колхозе. 

Никто не знает, как утилизировать бетон – и его сложно отнести к материалам экологичным, однако использование железобетонных перекрытий от разрушенного поблизости здания в новом проекте – здравый архитектурный шаг, позволяющий экономить ресурсы. Особенно впечатляют истории, когда работа с природными и доступными материалами  становится не только данью моде, но и средством архитектурного высказывания: так, например, произошло в испанском проекте «Трюфель». Жилое пространство, устроенное внутри огромного камня, появилось весьма замысловатым способом: команда испанских архитекторов
Ensamble Estudio решила создать жилой дом, имитирующий огромный камень. Процесс возведения подражал процессу минеральной формации: была выкопана яма, а вынутая оттуда земля насыпана по краям. В яме из тюков сена собрали сложную композицию и затопили её. Затем в яму залили бетон: земля исполнила роль опалубки, а сено, спрессованное от затопления, оказалось крепкой сердцевиной, вокруг которой поместился бетон. Спустя некоторое время землю расчистили, на получившемся камне сделали несколько срезов, а 50 кубометров сена удалили изнутри весьма остроумно: с помощью коровы Паулины, которая съела его за год и изрядно поправилась. На месте сена организовалось внутреннее пространство небольшого дома.   

Размеры жилых площадей – это тоже вопрос, напрямую связанный с устойчивым развитием: избыток пространства ведёт к избыточной эксплуатации ресурсов. Важна и программа материализации здания: архитектор несёт ответственность не только перед людьми, которые используют его здание, но и перед теми, кто его строит, и не может подвергать опасности строителей, поэтому, принимая то или иное решение, он должен помнить о безопасных методах возведения.

Устойчивость связана с влиянием на окружающую среду не только в смысле экологическом, но и в смысле культурном, социальном, экономическом. Например, знаменитые библиотеки Джанкарло Маццанти, построенные в колумбийском Медельине, отвечают критериям устойчивости прежде всего с точки зрения социальной: в городе с криминальной обстановкой появляется несколько качественно новых культурных очагов, которые становятся центрами образования и источниками рабочих мест. Разумеется, несколько библиотек не могут бороться с проблемой наркоторговли, но такая архитектура может быть одним из способов что-то изменить в жизни конкретных людей и целого городского сообщества. 

Невозможно решить в проекте все проблемы сразу – кроме того, в этом просто нет необходимости. Если рассматривать архитектуру как искусство пространственно-визуальное, становится очевидным, что её основная задача – это создание цельного образа, в котором концептуальные решения приобретают формальное выражение. Эта задача не должна теряться в погоне за высокими идеалами sustainability. Мастерство архитектуры – не только архитектуры современной, но и архитектуры вообще, состоит в поиске максимально разумных решений для устройства повседневной жизни, и в выражении этих решений в виде формы, обладающей не только эргономическими, но и эстетическими достоинствами. Если сложить вместе всё, что было описано выше, голова идёт кругом. Но, остановив это головокружение, можно заметить, что о половине этих вещей архитектор думает автоматически, а другая половина может стать большим испытанием  и опорой для принятия архитектурных решений. 

Читайте также:

Строительство в гармонии с природой

Создание устойчивых городов

Устойчивость: настоящее и будущее (архитектура и города) 

147
Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта