Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
30 мая 2019 г.

Ленинградский модернизм - 3. Фасады

Ещё несколько слов про фасады, но теперь к подборке подключены, помимо научно-исследовательских институтов, общественные сооружения. Хотя, конечно, «научный стиль» сохраняет количественный приоритет.

Как уже говорилось, после того, как основная проблема обеспечения населения «комфортным» (по сравнению с временными бараками первых послевоенных лет оно действительно в высшей степени комфортабельно), но типовым жильём была решена, вектор архитектурных исканий понемногу смещался обратно в сторону собственно архитектуры, художественности, выразительности. В 1969 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают постановление «О мерах по улучшению качества жилищного строительства», давшее возможность советским архитекторам пересмотреть ценностную шкалу современной архитектуры, куда кроме экономической целесообразности можно было включить её эстетическую выразительность.

Хоть и продолжается панельное строительство (экономически оправданное), но ассортимент выпускаемых тиражных домостроительных элементов, пусть немного, но расширяется, появляются новые технологии сборки зданий, больше материалов включается в их оформление. Кроме того, международная архитектурная повестка проникает в СССР, и архитекторы подключаются к современным модным направлениям и школам. Особенное место занимает здесь брутализм, осмысленный, правда, больше эстетически. У прогрессивной архитектурной общественности Запада, у основателей направления брутализм был больше радикальной этической концепцией, связанной с непосредственными нуждами человека в хозяйстве и быту, с честностью исполнения, лишь затем он стал оформлением, «стилем».

Таким образом, брежневский застой стал для советского модернизма самым благоприятным периодом.

 

Ленинград и Кан

 

Свидетельство интереса ленинградских архитекторов к мировым архитектурным течениям – один из корпусов первого медицинского института им. И. П. Павлова, построенного в 1976 году по проекту Прибульского А. И.Без особых натяжек можно разглядеть здесь отсылки к индийскому институту менеджмента в Ахмедабаде Л. Кана.Это и характерные полукруглые прорези окон, и ряды глубоко посаженных балконов, и некоторая аскетичность и грубоватость общего решения здания, основной материал здесь также – кирпич. Единственное – всю поверхность бокового фасада заполняет частый ритм массивных прямоугольных эркеров с немного посаженными вглубь витринами, но и эти детали хочется сравнить с некоторыми мотивами индийского института.

 

 

Вытянутый, будто рубленый силуэт корпуса водружён на небольшой поясок цоколя из ракушечника, на повороте он имеет примечательную деталь – «разорванную» кирпичную кладку. Если приглядеться, в нижней части эркеров можно увидеть следы деревянной опалубки на бетоне – знаковый элемент, который со времён марсельского дома Ле Корбюзье (тогда следы опалубки архитектор не убрал из-за отсутствия денег) стал одним из ключевых фраз поэтики брутализма («béton brut» — «необработанный бетон»).

 

 

Мощные эркеры, украшающие проект Прибульского,– совершенно хрестоматийный модернистский мотив, который в различных вариациях станет неотъемлемой частью большого количества советских зданий.  

 

Модернистский ансамбль

 

В начале 1980-х архитектор Сперанский С. Б. совместно с Волонсевич В. С. и финским архитектором Вальяка И. разработал два похожих проекта, которые должны были довершить архитектурный ансамбль площади Победы. Один из них – гостиница «Пулковская» – была построена в 1981 году при содействии финских строительных компаний.

Во всю длину, вертикальным членением, фасад делится метрическим рядом скульптурных эркеров, образующих мощную пластику. Эркеры, которые венчают вогнутые глухие панели, как в рамку заключают плитку небольших окон, по периметру и в перемычках оформленные тёмным анодированным алюминием, что великолепно контрастирует со светлым облицовочным камнем.

 

 

На стыках «рамы» эркеров образуют нечто вроде колонн-пилонов треугольного сечения и, если смотреть издалека или сбоку, вырисовывается своеобразная колоннада, а участки в тёмных тонах оформленных оконных групп воспринимаются как пустоты.

 

 

Нижний высокий этаж с холлом отделён от остальной части здания строчкой глухих панелей – на этой высоте проходит традиционная для исторической архитектуры Петербурга граница цокольного этажа.

 

 

Двумя годами позже прямо напротив гостиницы по проекту той же команды архитекторов было построено здание, предназначенное для научно-исследовательского института «Электронстандарт». Комплекс института почти полностью повторяет композицию Пулковской, различаясь в некоторых деталях. Так, оконные группы внутри эркеров украшены решёткой из того же анодированного алюминия, навершия эркеров плоские, да и вообще весь рельеф здания более спокойный.  

 

 

Эти навершия из светлого камня заменили на стеклянные при реконструкции 2015 года, видимо, чтобы затенить надстроенный стеклянный этаж (нарушающий высотную границу ансамбля), который вызывал много вопросов и критиковался.  

 

 

Продолжение следует>>

 

Можно почитать:

Ленинградский модернизм. «Научный стиль» - 2. Фасады 
Ленинградский модернизм. «Научный стиль» – 1
Ленинградский модернизм. Ветер перемен


Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

2 августа 2019 г.
8 апреля 2019 г.
1 февраля 2019 г.
17 января 2019 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта