Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 декабря 2018 г.

Ленинградский модернизм. Ветер перемен

Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки. Исследований на эту тему совсем немного, можно лишь назвать проект СОВМОД; книга издательского дома TATLIN –«СОВЕТСКИЙ МОДЕРНИЗМ: 1955-1985»; несколько разрозненных публикаций и, что удивительно, большой вклад в популяризацию сделал французский фотограф Фредерик Шобен, выпустивший книгу с фото модернистских зданий бывших стран СССР: Cosmic Communist Constructions Photographed.  Я, конечно, не претендую на глубокое и всестороннее исследование, но немного осветить эту тему, познакомить с ней читателя считаю необходимым. 

Постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» определило ход и направление строительной практики. Всем хорошо известно, во что вылился опыт быстрого и экономичного строительства зданий «без излишеств». Вместе с тем как раз «оттепель» 1960-х позволила всё чаще открывать тайные двери «железного занавеса». Более того, оттепель частично восстановила преемственность и последовательность архитектурной жизни, прерванной реакционной «художественной политикой», когда самый что ни на есть передовой в мировом масштабе авангардсменился консервативным академизмом.

Те архитекторы, которые создавали города в стиле «высокого советского классицизма», в конце 1950-х совершенно спокойно, без малейших колебаний, переключились на «интернациональные» коробки из стекла, железа и бетона. В частности, один из ведущих ленинградских архитекторов послевоенного периода Сперанский Сергей Борисович, не успев достроить квартал в московском районе Петербурга, утверждённый ещё прежней властью, переключился на разработку проекта (беспрецедентного для Ленинграда того времени) суперсовременной гостиницы «Ленинград» в 25 этажей посреди исторической застройки, которую сам архитектор величал «хрустальным дворцом». Забегая вперёд, скажу, что 25 этажей ему так и не дали построить,и именно в этой точке началась перманентная борьба против изменения архитектурного ансамбля Петербурга.

Этот же архитектор, благодаря открытым шлюзам в сплошной железной стене занавеса, активно посещает вражеские «загнивающие буржуазные страны» с целью обогащения архитектурного опыта. Понятно, что он один из многих, частность, указывающая на общую тенденцию.

Для наглядности– проект Корбюзье – здание Центрсоюза в Москве, построенное в 1936-м году. В качестве основного и боковых фасадов огромные узкие параллелепипеды, в сплошном остеклении, массивный выносной блок с концертным залом на 1200 мест,всё будто подвешено в воздухе на традиционных «ножках» – железобетонных колоннах.

Подобные формы были не чужды стилю эпохи – конструктивизму, но в последующие 30 лет увидеть подобное в Советском союзе было уже почти невозможно. И вот, в 1961 году в проекте гостиницы «Ленинград» появляется такой же параллелепипед, с таким же выносным (но значительно меньшим) цилиндрическим блоком ресторана, тоже сплошь остеклённым. И здесь те же железобетонные колонны, позволившие освободить пространство от несущих стен.

Восстанавливая потерянные связи с миром, советская архитектура с жадностью впитывала всё новое, что тогда создавалась и что было создано в её отсутствие.

Романтический неорационализм Луиса Кана с характерными для него пустыми полукруглыми прорезями окон на глухой массивной стене проглядывает в непримечательном общежитии №4 медицинского института им. Павлова и корпусах Санкт-Петербургского университета в Петергофе. 

ЛуисКан. Индийский институт управления.1962

Прибульский А. И. Общежитие медицинского института. 1976 

Его же массивные вертикали Лаборатории медицинских исследований Ричардса Пенсильванского университета нашли отражение в одном из корпусов Ленинградского электротехнического университета. 

Л. Кан. Лаборатории медицинских исследований Ричардса Пенсильванского университета

Матусевич Н. З., Левиаш В. Л. Учебный корпус ЛЭТИ 

Очень популярным стал британский брутализм Э. и П. Смитсонов. Этого стиля придерживались при проектировании гостиниц, дворцов спорта, домов культуры и т. д.  

Д. Л. Ласдун. Королевский национальный театр. Лондон

Ноах И. Б., Куликова Н. М. Театрально-концертный комплекс Дворца творчества юных

Жуков В. Е., Гуревич О. А. Гостиница «Русь» 

Восстанавливаются в правах отечественный конструктивизм и функционализм, зданиям возвращается напряжённый динамизм и пластичность.

В общем, поля советской родины засеиваются всем разнообразием архитектурных измов. 

Горюнов В. С., Фрайфельд В. М. Автобаза обкома КПСС 

Судьба советского модернизма примечательна ещё тем, что сколько-нибудь интересные здание создавались в хрущёвско-брежневскую эпоху типового строительства, когда домостроение стало отраслью промышленности. 415-я или 507-я серия крупноблочных сборных домов, которые составили 30% жилого фонда Петербурга, не требовали архитектурной мысли, но требовали мысли инженерной. Архитектурная мысль – художественная техника, изобретательность и формотворчество – активизировалась только в зданиях, которые никак нельзя было втиснуть в рамку типового проекта. Такими объектами стали: научные институты, университетские корпуса, больницы, гостиницы, ряд зданий иных категорий, требующих индивидуального подхода. Их, беря на себя определённый риск, и можно назвать Памятниками советского модернизма. О них более подробнее в следующих материалах.


Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

17 января 2019 г.
4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта