Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
12 июля 2016 г.

Реставрация в Тбилиси: новый облик города или беспощадная казнь прошлого?

«Завлекают в Сололаки стёртые пороги» – так начинается поэтическая прогулка писателя Владимира Головина по аристократическим переулкам одного из самых древних районов города Тбилиси. Каков на вкус и запах сейчас этот район, переулки которого названы именами известнейших поэтов и писателей; район, измождённый войнами и отъездом исконных граждан; район горбатых улиц, философствующих балконов и легендарных дворов? Сейчас на фасадах домов бытуют лишь железные конструкции, благодаря которым старые здания защищены от разрушения во время проведения ремонтных работ. 

Самым архаичным и разрушенным местом в Сололаки является площадь Гудиашвили. В далёком 1785 году, во времена правления Иракли II, она называлась «Садом Бежана». И только к 1988 году площадь назвали в честь известного грузинского художника Ладо Гудиашвили. Вокруг неё располагаются одиннадцать зданий, девять из которых охраняются государством. В постройке на углу площади в ХIХ веке располагался штаб российской армии, а в 1838 году здесь останавливался М. Ю. Лермонтов. В честь данного события улица по сей день сохранила своё название. 

Бродя по очаровательным сололакским переулкам, невольно задумываешься над тем: «А что же будет после реставрации?». Здесь каждый камень помнит творческие муки поэта Паоло Яшвили; коммунистическую эпоху Алеши Джипаридзе, Фридриха Энгельса и Феликса Дзержинского; пересечение литературных судеб самых разных поэтов и писателей: русских, грузинских, армянских. 

По плану реставрации, который начался ещё в марте 2015 года, производится ряд реабилитационных работ исторической части района, а именно – подготовка к физическим работам, очистка ареала от подземных вод, которые за годы нанесли мощнейший ущерб практически всем историческим сооружениям; установка железных конструкций на фасады зданий для защиты от повреждений во время проведения подземных работ, устранение остатков старых построек под землей. В теории звучания всё очень даже мелодично, но на практике оборачивается иным. Местные жители говорят о поспешности в рабочих процессах, нарушении правил личного пространства, некачественных работах и о бесконечном шуме и грязи; о невозможности бытия в домах, не говоря уже о том, чтобы развесить чистое бельё. 

Конфронтация властей и народа – один из самых сотрясающих аспектов бытия любой страны. Но если мы говорим о такой исторически богатой архитектурой стране, как Грузия, данный элемент противостояния усиливается вдвойне. Здесь народ оберегает свой быт, свои традиции. Здесь, как нигде, человек хранит память о своих поколениях. Здесь чтят каждый камень, каждый элемент деятельности прошлого: каждый балкон, парадную, лепнину, двор. Парадные в Грузии – это не просто подъезд с лестницей. Это память эпох и традиций, память поэтических полемик и творческих вдохновений, память человеческих встреч и застолий. 

Дом, построенный Лазарем Саркисяном 

У реставрации есть одна тончайшая грань – возродить, не нарушая целостность. Утратили ли мастера данной деятельности тот сверх-ювелирный путь, тот интуитивный дух, который даёт рождение новому бытию любой конструкции? Ответ на данный вопрос в системе архитектоники зависит от  многих факторов: во-первых, будет ли применена техника реституции – воссоздания объекта, максимально приближенного к его первоначальному виду; во-вторых, будут ли произведены этапы археологических, научно-технических, инженерно-биологических и архитектурных исследований; в-третьих, будет ли изучена должным образом необходимая проектная документация. Все эти факторы будут влиять не только на качество реставрационных работ, но и на целостную фактуру города, который является не просто пространством для народного бытия, а микрокосмом, где каждая частица архитектуры проявляет внутренние традиции всей исторической ориентации бессознательного нации. 

 Давай горбатой улицей,
умытою дождем,
устав хандрить и хмуриться,
Мы вечером пройдем.
По лестницам, по лестницам,
туда, где пляшет синь,
где можно с неба свеситься
средь стираных простынь.
По дворикам, по дворикам,
где кот живет в князьях,
и старцы, как о Йориках,
судачат о друзьях…

В. Головин 

Ещё есть время пройтись по сололакским переулкам, учуять грузинский дух, увидеть местных жителей, сидящих на обветшалых террасках и играющих в нарды, услышать запах свежего белья и сырость архаичных подвалов. Ещё есть время исследовать «самобытный Тифлис» с его дореставрационной архитектурой: окнами и дверьми с арочным завершением; сложенными из отёсанного камня столбами – квадратными, крестообразными, многогранными; базиликами с купольным перекрытием; домами с формой архитектоники дарбази – пирамидальный центральный зал с верхним светом; ажурными коваными перилами и решётками балкона дома, построенных многими известными архитекторами. 

 

Читайте также:

Архитектура Тбилиси: Восток vs Запад

Советская архитектура и монументальное наследие в культурном ландшафте Грузии

Архитектурные девиации Батуми

317
Текст: Шафрановская Ксения

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта