Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
16 марта 2017 г.

Будем знакомы: Джон Поусон | John Pawson

Британский архитектор Джон Поусон – знаменитый минималист – выбрал профессию не сразу. Отец Поусона владел текстильным производством, и сын, единственный мальчик из пяти детей, должен был унаследовать его. Окончив школу, Джон Поусон почти шесть лет проработал на отца, а затем в 1973 году сбежал в Японию, где три года преподавал английский в бизнес-университете города Нагоя. На четвёртый год Поусон оказался в Токио, где стал бывать в мастерских архитектора Кисё Курокавы и дизайнера Сиро Кураматы. Несмотря на то, что молодой британец не был учеником Кураматы, он с интересом наблюдал за экспериментами с материалами, которые тот проводил.

В 1979 году, через год после возвращения из Японии, Поусон в возрасте тридцати лет  поступил в Архитектурную Ассоциацию в Лондоне (АА), а в 1981 открыл собственную практику.

Магистральным движением 80-х были постмодернистские эксперименты с формой, но Поусон был далёк от этого: с самого начала своей практики он исследовал фундаментальные архитектурные категории – пропорции, свет, пространство, а не создавал набор формальных приёмов.

Первой работой Поусона стал интерьер для квартиры, в которой он жил вместе со своей подругой, арт-дилером Эстер ван Ройен. Затем архитектор стал обрастать заказами частных интерьеров и экспозиционных пространств, работу над которыми вёл параллельно.

В какой-то момент одной из специализаций Поусона стали реконструкции существующих зданий. В 90-е на счету его бюро появились объекты разных масштабов: сарай XVIII века в английской деревушке Тилти (Tilty barn), магазин люксовой одежды Джигсоу на лондонской Бонд-стрит (Jigsaw store) и собственный дом архитектора, Pawson house.    

Реконструированный сарай в Тилти, Англия, 1995

Магазин одежды Джигсоу на Бонд-стрит, Лондон, 1996 

Собственный дом – относительно небольшой, но значительный проект Поусона.

Когда архитектор приобрёл трёхэтажное здание XIX века, расположенное в восточной части Лондона, каждый этаж, за исключением последнего, состоял из двух комнат. Два фасада обращены к общественному саду – именно это существенно повлияло на характер дома.

Сценарий вертикального движения по жилищу был изменён: вместо двухмаршевых лестниц появились одномаршевые пролёты, которые сделали план более лаконичным и добавили каждому этажу пространство длиной в пять метров. Английские правила работы с историческими зданиями запрещают изменять фасады, но архитектор придумал занятное решение: подвальный этаж, четвёртый в этом доме, не имеет фасада, выходящего на историческую улицу. А вот его фасад, выходящий в сад, был полностью остеклён – так правила остались ненарушенными. 

Pawsonhouse – собственный дом архитектора, 1999

Pawsonhouse. Продольный и поперечный разрезы, план этажа, выходящего на улицу (сверху), и план этажа, выходящего в сад (внизу), 1999 

Наиболее известные проекты Поусона сделаны уже в XXI веке: бюро активно работает над частными виллами и многоквартирными домами в разных точках Земли, но знамениты не эти объекты. Среди их реализованных проектов есть монастырь, церковь и музей, благодаря которым бюро прославилось не только в англоязычном мире.

В 1999 году настоятель цистерцианского аббатства Сен-Фонс, расположенного в Бургундии, принял решение о создании монастыря в Чехии – для этого монахи обратились к Джону Поусону.

Цистерцианцы – это крупный католический орден, который когда-то отделился от бенедиктинцев. Идеология ордена построена на глубокой аскезе и созерцательных практиках, в связи с чем цистерцианские монастыри полностью лишены драгоценной утвари и роскошных интерьеров.

В 2004 году по проекту бюро Поусона в богемском местечке Новый Двор появился монастырь, включающий в себя полуразрушенную барочную усадьбу и несколько заброшенных сельскохозяйственных построек. Этот проект стал первым монастырем в Чехии после падения коммунизма.     

Novy Dvur Monastery: макет будущего здания, выполненный мастерской в начале 2000-х 

Монашеская обитель рассматривалась как закрытый город: на её небольшой территории были предусмотрены основные городские программы – церковь, жильё, ремесленные мастерские, фермы, школа и больница, канцелярия для ведения дел, гостиница для паломников.

Образ жизни монахов всецело подчинён природным циклам: они начинают работать с восходом солнца, а заканчивают с наступлением темноты. При этом на монастырь архитекторы смотрели в равной степени как на дом для Бога и для людей: ежедневные ритуалы духа и тела расценивались как одинаково важные. 

Апсида цистерцианского монастыря, Новый Двор, Чехия, 2004 

Из простых наблюдений и из сложной комбинации ежедневных сценариев появился  замкнутый объём, в котором сохранена старая барочная усадьба, а остальные три крыла построены на месте существовавших построек. 

Фасады цистерцианского монастыря, Новый Двор, Чехия, 2004

Интерьеры цистерцианского монастыря, Новый Двор, Чехия 

Заметной реконструкцией в карьере Поусона стала средневековая церковь  Сент-Мориц в немецком городе Аугсбург, выполненная в 2013 году.  Романская церковь XI века перестраивалась в XVIII веке в эпоху барокко, а затем серьёзно пострадала во время Второй мировой войны. В середине XX века церковь была восстановлена, но в начале XXI века встал вопрос об обновлении здания, причём не только в формальном, но и в эстетическом смысле.

Бюро Джона Поусона работало только с интерьером: внутреннее наполнение церкви было заново осмыслено. По желанию церковной общины стены и потолок превратились в ослепительный белый фон, который позволяет ощущать сакральность места. Особое внимание уделено освещению: в оконные проёмы вставлены тонкие пластины оникса, чтобы дневной свет мягко рассеивался. Электрические лучи тоже падают рассеянно: в нишах на стенах и потолке спрятаны светодиоды.

Графичный интерьер построен не только на белом цвете: известняк нежного оттенка, из которого сделаны пол и алтарная часть, а также морёное дерево задают большую шкалу тёплых оттенков, которые меняются в течение дня вслед за освещением. Это минималистичное решение переносит смысловой акцент с материальной среды на уровень восприятия: и стены, и мебель, и скульптуры как бы утрачивают свою самостоятельную ценность – вместо них остаётся только завораживающее ощущение огромной высоты, пустоты, света и неповседневности окружения. 

Церковь Сент-Мориц (St. Moritz Church). Аугсбург, Германия, 2013

Купол церкви Сент-Мориц, 2013

Интерьеры церкви Сент-Мориц 

Осенью 2016 года в Лондоне открылся музей дизайна, расположенный в модернистском здании Института Содружества. Сооружение было построено в 1962 году, оно известно благодаря  своей кровле, выполненной как гиперболоидная конструкция. Именно эта кровля и несущие опоры имеют охранный статус – а значит, не подлежат изменениям.

Значительные и сложные восстановительные работы велись около пяти лет. Этот проект – результат работы нескольких бюро: реставрацией занимались OMA и Allies and Morrison, конструкторскую работу вело бюро Arup, ландшафт вокруг музея разработан командой West 8, а превращением здания в музей руководил Джон Поусон. 

Кровля-гипар, здание музея дизайна, Лондон

Здание музея дизайна, Лондон, 2016 

Фасады здания полностью изменились: существовавшие стены заменили на панорамное остекление, чтобы музей производил эффект открытости и доступности.

Существенно преобразился и внутренний облик: межэтажные перекрытия были частично демонтированы – благодаря этому решению появился большой атриум, который позволяет увидеть эффектную крышу из разных точек здания.  

Все музейные уровни подсвечены по периметру, а контуры лестниц, которые не только соединяют этажи, но и служат рекреационными зонами, также подчёркнуты светом. Как всегда, особое внимание Поусон уделил материалам: светлый дуб и полы из терраццо  создают нейтральное, но отнюдь не холодное пространство. 

Здание музея дизайна, атриум. Лондон, 2016

Музей дизайна, Лондон, 2016 

Стремление к простоте стало авторским стилем: проекты Поусона построены на аскетичных решениях, которые переносят внимание с формы на материальность архитектуры.

Минимализм для Поусона – не стиль, связанный с какими-то конкретными приёмами, а способ размышления о пространстве и о человеческом существовании вообще. Визуальный пуризм поусоновских пространств выводит на первый план нюансы: текстуры и оттенки поверхностей, сочетания материалов, массы тени и света, тактильность окружающих предметов. Простота всего этого превращает его здания в почти медитативные территории, которые могут меняться вместе со своими обитателями – оставаться почти свободными от мебели и цвета, или наоборот заполняться ими. Эстетика простоты для Поусона ценна ещё и потому, что она не связана с модой и временем: простота не может устареть.

Проектируя такие объекты, Джон Поусон не призывает человечество к спартанскому образу жизни – он скорее делится с миром своими представлениями о красоте, которая для него сосредоточена не в конкретных объектах, а в нематериальных вещах. Эти представления Поусон стремится передать через качество среды, которая может дать человеку опыт чувственного восприятия и переживания: его архитектура – это история о создании контекста, в котором простые объекты и материалы вместе со светом, шумом и тактильными ощущениями начинают иметь какое-то принципиально новое значение, и вместе с тем остаются очень традиционными. 

За новыми проектами бюро можно следить на сайте johnpawson.com. А послушать короткое интервью с  архитектором и увидеть, как выглядела его мастерская пять лет назад, можно здесь:

Читайте также:

Будем знакомы: Дэвид Аджайе | David Adjaye
Будем знакомы: Кристиан Керез | Christian Kerez
Будем знакомы: Эдуардо Соуто де Моура/ Eduardo Souto de Moura 


Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта