Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
18 декабря 2014 г.

Третье место пусто не бывает

 

Общественные пространства нового типа набирают популярность и в Екатеринбурге.


Наши эксперты:

Никита Жиляков, дизайнер, арт-директор Мастерской Никиты Жилякова (проект «Дом Печати»)
 
Игорь Кузнецов, дизайнер, руководитель студии «Архик» (проект коворкинга «Соль»)
 
Антонина Воробьева, дизайнер, студия «Море Декора» (эксперт проекта «Свинья, которая думала, что она мандарин»)

В 1990-е годы американский социолог Рэй Ольдинбург создал концепцию «третьих мест», новых социальных пространств для отдыха, неформальных встреч, обмена мнениями, развлечений – всего того, что является неотъемлемой частью повседневной жизни. И если в Европе third places давно стали элементом городской среды, то в России еще несколько лет назад об этом явлении мало кто знал. На сегодняшний день этот термин уже не вызывает ни у кого удивления: российские дизайнеры, культурологи, предприниматели легко рассуждают о внедрении концепции в различных городах. Однако за пределами Москвы реальных проектов, которые вышли за рамки бизнес-инкубатора, немного.
Первоначальная концепция, разработанная Ольдинбургом, стала вынужденно трансформироваться, приспосабливаясь к современным условиям рынка. Так термин «третье место» получил новое определение, включающее в себя обязательную бизнес-составляющую.

Никита Жиляков:
– В России сейчас начинают активно открываться проекты третьих мест, и, безусловно, все понимают, что некие бизнес-процессы, благодаря которым такое место будет существовать, должны происходить. Однако невозможно просчитать успешность проекта, если руководствоваться только финансовым критерием. Изначально должна быть команда, которой движет какая-то социальная идея, и именно эта составляющая должна выходить на первый план.

Первым примером third place в книге Ольдинбурга были автоматы с газированной водой, у которых собирались компании людей и обсуждали волнующие их темы. Подобное место действительно отвечало главному критерию первоначальной концепции: пространство для отдыха. И даже новоприобретенное условие окупаемости проекта здесь присутствует – люди платят деньги за напитки. Однако современное понимание третьего места отличает еще две важные черты – комфорт и дизайн. Место, где хочется быть, не может выглядеть плохо, а, соответственно, необходимо переосмысление пространства для того, чтобы оно стало третьим местом.

В Екатеринбурге не так много примеров третьих мест – вероятно, из-за того, что обосновать подобный проект с финансовой точки зрения очень сложно, а потому инвесторы не горят желанием вкладывать в них средства. Существующие площадки отвечают главным принципам современной концепции «third place», но при этом отличаются друг от друга на уровне идейного содержания и, разумеется, дизайнерского оформления.

Никита Жиляков:
– На тот момент, когда мы запускали «Дом Печати», подобных мест в городе просто не было, и, можно сказать, мы стали пионерами в этой области. При проектировании мы задумывали его максимально гибким и многогранным, и в процессе работы стало понятно, что какие-то из сценариев более востребованы и актуальны, а какие-то менее, но именно их полный спектр и формирует идеологию места.



Современная команда, создающая третье место, должна не только грамотно просчитать его окупаемость, но и сформировать образ потенциального посетителя, поскольку то, заработает проект или нет, в равной степени зависит и от кураторов, и от людей, которые найдут здесь нужное им решение. Так получается, что на итоговый дизайн-проект, помимо финансовой составляющей, значительно влияет образ будущих клиентов, их потребности, возраст, увлечения, возможные интересы. Например, проект «Соль» создавался в первую очередь для людей, работающих на фрилансе, предпринимателей и руководителей, ищущих одиночества и покоя, а также маленьких команд, которым арендовать солидный офис дороговато, а работать в домашних условиях некомфортно.

Игорь Кузнецов:
– Отличие третьего места от дома с кабинетом или удобного офиса в том, что ни в каком другом офисе или доме вы не познакомитесь со стольким количеством интересных людей. А с точки зрения нашего клиента, важной особенностью развития является как раз передача и получение информации через общение, а не через офисную рутину.

Радость предвкушения, как известно, многократно превосходит действительность. Поэтому и умозрительные проекты 3place часто кажутся «обреченными на успех», но в процессе их реализации многие оригинальные решения и новые идеи оказываются невостребованными, уступая место более реальным или давно известным и проверенным.

Никита Жиляков:
– В основу дизайна «Дома печати» был заложен принцип трансформируемости пространства: есть барная зона, есть диванная зона, есть место для деловых встреч и некие тупиковые зоны, в которых можно изолироваться от всех. Зонирующие шторы были созданы таким образом, чтобы на этих же карнизах оказалось возможным сделать выставку картин. Однако решение с размещением галереи не стало главной темой второго этажа, в процессе работы было отдано предпочтение в пользу уплотнения посадок. И теперь там часто проводятся мастер-классы, так как место очень удобно «настраивать» под нужный проект.


Грамотный проект третьего места должен соединять, казалось бы, несоединимое: быть уникальным и модным, но общедоступным и популярным, свободным от навязчивости и принуждения, но самоокупаемым и приносящим прибыль. Каждый успешный проект – это оригинальное решение в общем поиске сбалансированности интересов. Но все же есть и общие условия успеха, на которых сходятся дизайнеры.

Проектирование пространства всегда начинается с планировочного решения на основе базовых критериев, которые необходимо отразить в зонировании. Несколько четко разграниченных участков – рабочая, переговорная зоны, кухня, зона отдыха и проведения различных мероприятий, туалеты, гардероб и общий проход, который все связывает – создают настроение, необходимое для комфортного взаимодействия. Именно так позиционировался коворкинг «Соль».



Игорь Кузнецов:
– В коворкинге нет перегородок ни между столами, ни между зонами. Единственное, что мы отделили, это туалеты, гардероб и переговорная; и то «переговорка» стеклянная, чтобы не ломать ощущения общего пространства. Это все для того, чтобы людей друг от друга ничто не отделяло, но пространство при этом использовалось более функционально. Люди работают вместе, вместе посещают мероприятия, заводят новые знакомства.



В основе такого зонирования лежит особенность человеческого мозга увязывать место с конкретной деятельностью. На кухне нам хочется есть, в спальне – спать. Одна из причин, по которой дома сложно сосредоточится на рабочих проблемах, – использование одного и того же пространства и для отдыха, и для работы.

Антонина Воробьева:
– Пространство третьего места должно быть зонировано так, чтобы каждый человек – неважно, пришел он один или в компании – мог найти свое место, свою нишу и удобно там устроиться. Необходимо ощущение безопасности и домашнего комфорта. В «Соли», например, есть сундук с мягкими тапочками. Большое торжественное помещение начинаешь воспринимать уже совсем по-другому, расхаживая по нему в мохнатых тапочках.

Акцент на ощущении уюта в дизайне интерьера создается тоже известными приемами. К ним относятся продуманное освещение, располагающее к конкретной деятельности, настольные лампы, удобные стулья, много красивого текстиля, естественные цвета, полочки со всевозможными атрибутами личного пространства и т.п.
Так, в lounge-чайной «Свинья, которая думала, что она мандарин» было использовано дизайнерское решение, ориентированное на потенциального клиента, человека, который любит чай и разбирается в нем, интересуется искусством и сам занимается творчеством.



Антонина Воробьева:
– В дизайне интерьера правильно используются экологические материалы. Белые стены с деревянными вставками формируют ощущение свободного пространства, мягкое ламповое освещение вносит некий элемент камерности, а льняные подушки и мохнатый ковер на полу позволяют гостям погрузиться в непринужденную домашнюю атмосферу. Можно снять с себя тяжелую зимнюю обувь, поваляться с книжкой, порисовать в блокнотах, попить чай и помедитировать. Простота решения дизайна интерьера побуждает к общению и расслаблению.

Одна из главных задач дизайнера при проектировании третьего места – создать пространство, в которое захочется возвращаться, где захочется проводить время и привести с собой друзей или коллег.

Никита Жиляков:
– Конечно, существует магия дизайна, за счет которой можно сделать помещение привлекательным. Например, это могут быть решения, связанные с качеством среды: вы приходите в здание, где хорошо решена акустика, и вам просто нравится, как там звучит ваш голос. Вы никогда и не поймете, почему вам здесь нравится быть, а дело просто в правильно подобранных изоляционных материалах.

Возникновение дискуссии по поводу «третьих мест» в Екатеринбурге обнажает две важные городские проблемы. Первая – отсутствие единого общественного пространства, которое не делилось бы на находящиеся далеко друг от друга смысловые зоны, а, наоборот, группировало их и давало возможность жителям города плавно переходить от сценария к сценарию. Вторая проблема – неспособность современных социальных пространств выманить человека из его удобной любимой квартиры. И если первой проблемой уже занимаются урбанисты, то вторая пока не находит решений. Может быть, third places должны выглядеть как наши дома?


Текст: Соковнина Вероника

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта