Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
28 июля 2015 г.

Владимир Каганович: «У нас идей много, но мечтать не вредно»

Екатеринбургский архитектор – о подводных камнях проекта «Эрмитаж-Урал».

Владимир Каганович: «У нас идей много, но мечтать не вредно»
 

 


В дни Иннопрома-2015 была представлена концепция культурно-образовательного центра «Эрмитаж-Урал», разработанная «Архитектурным бюро Владимира Кагановича». BERLOGOS удалось встретиться с руководителем «АБВК» и подробнее узнать о будущем екатеринбургского музея-филиала со столь известным именем.

– Владимир Евсеевич, Ваше бюро презентовало проект «Эрмитаж-Урал», о котором всё пишут и пишут в прессе, однако мало кто слышал о конкурсе проектировщиков, традиционно предшествующем любому строительству. Проводился ли тендер на проектирование и строительство Центра «Эрмитаж-Урал»? В тендере на реконструкцию Главного штаба участвовало множество известных архитектурному миру лиц. Неужели строительство филиала Эрмитажа прошло незамеченным?
– «Эрмитаж-Урал» – это государственный заказ, потому тендер, безусловно, был. Пока - только на проект, но будет и на строительство. Однако, как это обычно бывает, сначала были продекларированы сроки ввода объекта (вначале предполагалось разрезать ленточку в конце следующего года), а уже потом провели анализ всех необходимых процедур организации положенных в таких случаях тендеров, историко-культурной и проектной экспертиз, определили их непременную последовательность и минимальные сроки. Тут и стало ясно, что начинать проектировать надо было год назад. Потребовалось срочное решение! Ну, скажите, в какой «солидный» институт можно обратиться с просьбой поработать ради интереса? Только в «несолидный», например – к нам. Правда, не скрою, что тут роль сыграло еще и наше личное знакомство с руководством Музея изобразительных искусств. Мы были в курсе, что денег в ближайшее время не будет, но не смогли отказать хорошим людям, а возможно, не смогли отказать себе в удовольствии поработать над интересной темой.
В итоге, пока проводились необходимые (но не достаточные, как выяснилось) обследования, собирались все, как думали (но не все, как оказалось) исходные данные, у нас уже было готово эскизное предложение. Поскольку мы для этого не транжирили государственные деньги, а работать на государство бесплатно никто не запрещал, предложение было рассмотрено на всех уровнях в городе и одобрено и Музеем, и Управлением культуры, и Администрацией города, и Министерством культуры, и, наконец, М.Б. Пиотровским. Надо сказать, что Музей изобразительных искусств поступил очень порядочно и изыскал собственные средства, которые ему позволено тратить на текущие дела. Поэтому примерно через полгода с нами расплатились, и не важно, что в несколько раз меньше положенного, куда важнее, что они отдали всё, что могли.
И уже только после всего этого был проведен тендер. Условия его были такие жесткие, что не только Рем Колхас – вообще никто не стал бы ввязываться. А взялись те, кто не смог отказать. Это были не мы. Мы бы и не выиграли. В общем, на генпроектирование определен «Атомстройкомплекс». Мы пока участвуем в процессе как потенциальные субподрядчики по разделу «Архитектурные решения» на стадии «Проект».

– Не так давно в Екатеринбург приезжал Олег Явейн с лекцией о сложностях проектирования Главного штаба. Общались ли вы с ним на тему «Эрмитажа-Урал»?
– С Олегом Явейном немного переговорил, да. Я бы с удовольствием преодолевал те же трудности за ту же смету, но наши проблемы раз в 10 меньше. Смета – в 60. Недавно мы вместе с заказчиком посетили Главный штаб и фондохранилище в Питере: масштабы и того и другого поразительны.


Главное фойе Главного штаба


Музеефицированный чердак Главного штаба

Заказчик убедился, что фондохранилище – это не просто утилитарное сооружение, а солидное публичное здание. Я же не без сожаления констатировал, что многое, как нам казалось, новое в нашем здании уже апробировано в Эрмитаже. Но это даже хорошо – значит, мы с братьями Явейнами думаем параллельно, и вот эти параллели пересеклись.


Основное здание фондохранилища Эрмитажа в Старой Деревне


Незавершенный проект комплекса фондохранилища. Рядом планируется продолжить строительство

– Есть ли у господина Пиотровского какие-то конкретные ожидания по поводу содержания и формы нашего эрмитажного центра?
– У М.Б. Пиотровского есть не столько ожидания, сколько требования, которые мы и выполняем. С нашим решением он ознакомился и даже написал комплиментарный отзыв. Сейчас его в основном интересуют только сроки открытия Центра. Как интеллигентный и трезвомыслящий человек, при всей его заинтересованности в сокращении сроков строительства, он понимает реальную ситуацию и не стучит кулаком по столу. Не знаю, может, кого-то лучше стимулируют к работе крик и угрозы, но лично мне хочется все сделать лучшим образом, когда ко мне относятся как к равному партнеру и доверяют.
А еще у Михаила Борисовича потрясающий творческий беспорядок в кабинете. После увиденного я перестал комплексовать по поводу бардака у меня на столе – главное, чтобы работа шла.


В кабинете Михаила Пиотровского

– Как Вы думаете, будут ли адекватно освоены финансовые вложения? Каковы шансы на благополучную реализацию этого проекта, не станет ли он новым долгостроем?
– Есть одна существенная причина, почему наш Центр не должен стать долгостроем. Нам просто нельзя опозориться в такой теме, тем более что параллельно с нами филиалы строят Омск и Владивосток. Конечно, все зависит от выделяемых (и на сегодняшний день пока неизвестных нам) средств. Я не знаю, что Вы имеете в виду под «адекватностью». Предполагаю, что у нас не тот случай, когда хватит еще и на «неадекватность». Тут лишнего ничего не будет – дай бог, чтобы в сегодняшней финансовой ситуации денег хватило для осуществления задуманного без серьезных «обрезаний».

– Отвечает ли «Эрмитаж-Урал» Вашим профессиональным амбициям? Можно ли назвать этот проект мечтой архитектора?
– У меня нет каких-то четко обозначенных параметров, определяющих степень собственной амбициозности. Я знаю некоторых проектировщиков, которые с почти аптекарской точностью заявляют, что они не берутся за объекты площадью менее 10000 кв. м или, допустим, менее 20 этажей. Для меня важнее, интересный объект или нет. Если интересный – берусь. Независимо от загруженности и предлагаемых денег. Если неинтересный – тоже берусь, но строже отношусь к условиям оплаты. Здесь, как Вы понимаете, первый случай.
Этот проект полностью оправдывает утверждение о том, что архитектор должен уметь организовать пространство. В нашем случае (особенно это касается корпуса Музея на Вайнера, 11) у здания нет фасадов. Мы просто застраиваем хозяйственный двор и организуем процесс. Учитывая то, что существующее здание музея – памятник архитектуры, работа снаружи должна быть сведена к минимуму. По сути, она должна открываться только изнутри. При этом нужно создать пространство, где посетителю понравится и куда захочется вернуться.
Мечта архитектора? Если считать, что архитектор – это профессия (т.е. источник заработка), а не хобби, то вряд ли. Если же учесть, что проекты с такими громкими названиями попадаются не каждый день, то, безусловно, да. Но здесь очень важно, чтобы реализация прошла по задуманному, чтобы потом не было поводов оправдываться, мол, денег не дали или на каком-то этапе что-то пошло не так.

– Расскажите о Ваших уже завершенных работах, которыми Вы особенно гордитесь?
– Как уже сказал до меня Ф.Л. Райт, «архитектор должен соблюдать выгоду заказчика». В этом смысле мне кажется, что нам удалось здание «Уральских авиалиний», прежде всего потому, что оно нравится самому заказчику. При этом он просил совсем не то, что получилось, просил «попроще», но мы его в процессе слегка «усложнили», и результат приятно порадовал заказчика своим удобством и технологичностью. Второй раз он обратился к нам с просьбой спроектировать рядом небольшое здание для авиатренажеров – и на этот раз попросил сделать его «понавороченнее». Мы опять «накосячили» и сделали наоборот – попроще, и заказчику снова понравилось.
В данном случае «соблюдать выгоду заказчика» – не прогибаться под его зачастую необоснованные требования, а делать то, что для него действительно лучше.

– Будет ли Центр «Эрмитаж-Урал» отвечать современным требованиям, предъявленным к зарубежным музеям, таким как интерактивность, удобства для инвалидов, мультимедийность и т.д.?
– Надеюсь, что будет. Всё, что зависит от нас, мы предприняли и вложили в проект. Это, прежде всего, удобство для посетителей и персонала. Помимо планировочных средств для комфортного пребывания в музее и простой навигации, что чаще всего достигается самим объемным решением, многое зависит и от технического оснащения. Вот тут, действительно, всё упирается во вложенные средства. Есть ряд обязательных условий по обеспечению климат-контроля, пожарной безопасности, контроля доступа, но есть и необязательные, не оговоренные в техническом задании требования – запросы сегодняшнего дня. У нас много идей по поводу интерактивных залов, виртуальных экскурсий в музеи мира, электронных гидов, мультимедиа, но мечтать не вредно. Всё это уже никто бесплатно не обеспечит, а тендеры на меценатов не объявляют. К сожалению.


Фотографии предоставлены Владимиром Кагановичем

 

499
Текст: Соковнина Вероника

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта