Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
1 октября 2014 г.

Вернер Зобек: «Мне важно, чтобы люди любили жить в моих домах»

О современной архитектуре и ее перспективах – специально для BERLOGOS.

Вернер Зобек: «Мне важно, чтобы люди любили жить в моих домах»
 

 


Вернер Зобек, профессор Штутгартского университета и руководитель известного немецкого архитектурного бюро Werner Sobek Ingenieure.

 
– Господин Зобек, профессору архитектурной инженерии и критику архитектуры Сьюзан Роаф принадлежит такая фраза: «Назовите хотя бы одно красивое здание. Вы бы провели свой летний отдых в деловом районе Франкфурта только потому, что там красивые дома?». Согласны ли вы с тем, что в современной архитектуре экологичность возобладала над красотой?
– Экологичность, безусловно, важна, но она не может превалировать над красотой. Например, в нашей работе мы ставим перед собой цель достичь результата, учитывая оба аспекта одновременно. Я всегда говорю, что если экологически рациональные здания некрасивы, то никто не захочет в них жить. И поэтому основная ответственность архитектора в том, чтобы создать идеально функционирующее и красивое здание. Это то, к чему я стремлюсь.



– Что вы можете сказать об эмоциональном восприятии форм современной архитектуры?
– Обычно все говорят о визуальной холодности современной архитектуры. Есть просто форма, цвет и, конечно, пространство. И многие архитекторы тратят слишком много времени, чтобы создать нечто сенсационное, то, чего мир прежде не видел. При этом они нередко забывают о сенсорности: восприятии тепла, материалов, звука и света. Я всегда говорю, что наши здания должны быть узнаваемы даже для слепого человека. Он сможет понять, что дом спроектирован мной, по своим тактильным ощущениям от прикосновения к материалам, по качеству акустики, циркуляции воздушных потоков и распределению температур. Все эти параметры для меня настолько важны, что я не останавливаюсь лишь на визуальном восприятии, я даже не стремлюсь к нему. Я стремлюсь к чему-то, что может быть охарактеризовано как скромность, потому что зданию не надо быть самым высоким, самым длинным, самым стройным или каким-то еще – все это совершенно не важно. Я участвовал во многих подобных проектах, но никогда не был заинтересован в том, чтобы выделиться во что бы то ни стало. Мне важно, чтобы люди любили жить в моих домах. Это то, ради чего я работаю.



– Среди ваших работ есть проект R-129. В какой стадии реализации он находится сегодня? Используется ли электрическое управление электрохроматическим покрытием в других проектах?
– Знаменитый R-129.(Улыбается.) Я до сих пор над ним работаю, потому что это – наиболее прогрессивный из всех моих проектов. Он включает в себя так много сложных передовых технологий, что я вынужден часто останавливаться, поскольку нет возможности реализовать его сегодня. Однако часть идей мы воплощаем в текущих проектах. Например, если мой собственный дом, R-128, был первым жилым помещением современности, стопроцентно перерабатываемым и не расходующим энергии, то в этом году мы создали здание, которое не только полностью подлежит вторичной переработке, но и производит 200% необходимой энергии. Впервые в мире постройка автоматически взаимодействует с соседними домами, осуществляя энергетический обмен с ними за счет избыточной энергии. Я считаю это значительным вкладом в развитие архитектуры.
 
R-129

Что касается электрического управления электрохроматическим покрытием, то исследования в этой сфере ведутся до сих пор. К сожалению, электрохроматическое покрытие, представленное на сегодняшнем рынке, применимо только внутри зданий. Появление покрытия, которое сможет использоваться для фасада, с одной стороны, будет способствовать энергосбережению, а с другой – позволит повысить комфорт в здании.

– Ваш дом считается иконой архитектуры XX века. Как вы думаете, что может прийти ему на смену в XXI веке?
– Архитектура будущего станет полностью пригодной для вторичной переработки, потребление ресурсов сведется к минимуму. Возможно, стоит уже сейчас говорить о чем-то большем, нежели просто архитектура. Газ и нефть давно уже перестали быть единственными источниками энергии, уступив место солнечной энергии и другим альтернативам. И, конечно, архитектура завтрашнего дня должна быть более гибкой, способной адаптироваться к изменениям окружающей среды – например, к сменам времен года. Здания должны стать более приспособленными и к жизненным изменениям своих обитателей – например, к увеличению или уменьшению размера семьи. Таким образом, архитектура в XXI веке имеет больше временных характеристик, чем прежде. Я не уверен, что мои коллеги поддержат меня, но мне кажется, что на сегодняшний день это те цели, которым стоит следовать. Потому что в противном случае рост населения, глобальное потепление и истощение природных ресурсов приведут к тяжелым социальным конфликтам по всему миру. Архитекторы обязаны внести свой вклад в социальные отношения, и, возможно, спасти жизни.
 
R-128

– Существует множество определений термина «архитектура». Как бы вы сформулировали его?
– Архитектура – олицетворение антропогенной среды. Я не разделяю функциональное назначение зданий, потому что архитектор ответственен за все, что построено.

Беседовала Татьяна Афонина
Фото: Анастасия Сухоросова
683
Текст: Афонина Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта