Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
3 июля 2017 г.

Shkaf: «Мы рассказали студентам о нашем опыте без прикрас, не романтизируя профессию дизайнера»

Психолог и педагог, дизайнеры, основатели столичной студии дизайна интерьеров Shkaf Виктория Корнеева и Анна Беспрозванных рассказали BERLOGOS об особенностях учёбы в Британской Высшей школе искусств и дизайна, сравнили работу с интерьерами с живописью и поделились мыслями о совместных проектах с A-2-O.

̶  Расскажите, пожалуйста, про учёбу в Британской Высшей школе искусств и дизайна, тесных связях школы с индустрией, мощной ресурсной базе эффективных образовательных программ по сравнению с другими школами страны?

Виктория Корнеева:

̶  Другие школы страны…Мы не знаем обо всей стране, но при выборе образовательной программы и школы, мы детально изучили все возможные варианты, которые предлагает рынок Москвы. Ситуация не радужная, надо заметить. Многие школы нацелены на «игру в дизайн и архитектуру», обеспечивая вас приятным времяпровождением, но не знаниями. «Британка» в этом смысле соответствует всем нашим требованиям к образованию. Учитывая, что ранее мы абсолютно никакого отношения не имели к индустрии дизайна, для нас было важно попасть в среду, быть в рынке, получить полезные знакомства, обмениваться информацией, иметь возможность участия в конкурсах, выставках. Что касается практики, здесь всё просто: в качестве учебных работ вы получаете живые проекты, также предлагаются стажировки и активная творческая деятельность. Более того, при ВУЗе работает клуб выпускников, который предлагает живые вакансии.

Анна Беспрозванных:

̶  Именно поэтому мы и выбрали эту школу для обучения. Это не только мощная база, но и особая атмосфера, которая способствует возникновению творческих идей. К тому же, «Британка» – уже известный бренд, куда могут приходить потенциальные заказчики. К примеру, на первом курсе Виктория победила в конкурсе на оформление библиотеки Университета Нефти и Газа им. Губкина. Получить такой большой заказ на первом курсе – большая удача.

Концепция метрополитена «Нижние Мневники» 

̶  Какой материал Вы даёте студентам на мастер-классах в Британской Высшей школе искусств и дизайна?

Виктория Корнеева:

̶  Мы не ставили для себя задачу познакомить студентов с азами архитектуры и дизайна, такого рода материалов предостаточно в открытых источниках и на лекциях основной программы «Британки». Идея наших мастер-классов проста и сложна одновременно. Мы решили рассказать о практической стороне вопроса, минуя темы творчества и основываясь на своём реальном опыте. Мы вышли из «Британки» вполне подготовленными специалистами, имея практический опыт реализации проектов, уже были в рынке, в творческой среде, но мы понятия не имели, что такое реальная практика с реальным заказчиком, в чём специфика конкурсов и телевизионных проектов. Как подружиться с прорабом, и где находится коллекторный шкаф. Мы рассказали студентам о нашем опыте без прикрас, не романтизируя профессию дизайнера. Очень многие выбирают дизайн, думая, что эта профессия легка к освоению, не трудоёмка, что овладеть ею может каждый. Что дизайнер – это тот человек, который пьёт шампанское на вечеринках, рисует сферического коня в кубе и вообще работает в своё удовольствие, реализуя творческие амбиции. Реальность другая: вы должны быть и нимфой, и мужиком в сапожищах одновременно.

Анна Беспрозванных:

̶  Имея за плечами педагогическую и психологическую базу, мы постарались подойти к мастер-классу структурированно и выделили некоторые важные идеи, которые, как нам кажется, важно понимать начинающему дизайнеру. И рассказываем об этих вещах на примере нашего опыта, наших ошибок и их преодоления.

Интерьер «Дачный ответ» 

̶  Давайте поговорим об архитектуре малых форм. Декоративные малые архитектурные формы вытесняют формы утилитарного характера. Редким явлением становится возможность увидеть живую изгородь, беседку, перголу или ротонду в городах России, за исключением столиц. Почему в нашей стране слабо развито это направление? Какие мировые малые архитектурные формы вы считаете шедеврами? Как вдохновились на создание своей уличной линейки?

Виктория Корнеева:

̶  Создавая уличную линейку, мы хотели, чтобы функционал и эстетика работали вместе, потому что наша уличная мебель должна продаваться. Если бы мы участвовали в Венецианской биеннале, о чём втайне мечтаем, тогда, конечно, вопросы утилитарности не имели бы для нас никакого значения. Но, в данном случае, наша мебель должна быть не только арт-объектом, но в первую очередь объектом утилитарным. Нам кажется, что, напротив, это направление сейчас активно развивается, и урбанистические проекты предполагают наличие зон для отдыха, прогулок и т.д. Поэтому появляются очень интересные объекты, которые являются частью городской архитектуры. Солировать, на наш взгляд, должны предметы искусства. Поэтому мы не хотели создавать что-то вызывающее. Главное – это чистота линий. Минималистичный дизайн вообще подразумевает выверенность форм. Нужно было, чтобы наши объекты вписывались в любой ландшафт и дружили с любой архитектурой.

Малые архитектурные формы. Концепт уличной мебели 

̶  Пожалуйста, расскажите о совместных проектах с A-2-O по реновации библиотек Московской области, а также о конкурсных концептах с бюро United Decor, в частности, о стенде PIXELS?

Виктория Корнеева:

̶  Мы всегда открыты к коллаборациям, это возможность получить новые идеи, обменяться знаниями, да и просто окружить себя интересными людьми. Проект по реновации библиотек, который был сделан в сотрудничестве с A-2-O, вышел в финал конкурса. Основная задача состояла в том, чтобы привлечь в библиотеки людей и сделать пространства центром культурной жизни районов, наполнить новым содержанием; придумать новые маячки, которые привлекут в библиотеки молодёжь. Подобный проект был с успехом реализован в некоторых библиотеках Москвы. Девочки из A-2-O придумали концепт, согласно которому, библиотека является проводником разнообразных культурных событий для жителей Подмосковья. Поэтому появился логотип с двоеточием на конце, который подразумевает некий список активностей, предлагаемых библиотекой. В интерьере мы предложили применить единый дизайн-код. Пространство-конструктор. В основе планировочного решения интерьеров лежит принцип типового зонирования. Для помещения каждого типа предлагается стандартное планировочное решение, которое определяет возможные сценарии и событийное наполнение. Обозначение функциональных зон осуществляется путём маркировки цветом/материалом. В нашем случае — это цветовые кластеры. Каждый из цветов несёт определённую смысловую нагрузку и определяет основной функционал зоны. Пространство собирается, как конструктор, в зависимости от назначения и требований среды.

Библиотеки Московской области, совместный проект с A-2-O 

Например, если мы говорим о том, что наша библиотека расположена в дальнем Подмосковье и является единственным культурным центром города, то, скорее всего, здесь будут в большей степени востребованы культурные мероприятия, творческие встречи, мастер-классы. И в нашем интерьере появляется кластер определённого цвета, обозначающего данные активности. Если библиотека находится в окружении школ и детских садов, понятно, что наш потребитель – это дети, и мы должны предложить для них максимум интересностей внутри библиотеки.

Библиотеки Московской области, совместный проект с A-2-O 

Анна Беспрозванных:

̶ Для начала надо сказать, что в А-2-О мы совершенно случайно нашли родственные души со схожими взглядами на дизайн и его развитие. Проект реновации библиотек был для нас вызовом – нужно было не только создать новый и комфортный интерьер, но и полностью переосмыслить значение и функцию библиотек в современном микрорайоне. К примеру, библиотека в посёлке Вербилки должна стать основным культурным центром, где будет проходить практически вся общественная жизнь посёлка.

С Мариной Новиковой, которая на тот момент была партнером бюро United Décor, мы познакомились ещё в «Британке», поэтому работать совместно было легко и приятно. Марина работает в более классическом стиле, поэтому совместное сотрудничество позволило нам посмотреть на проекты под другим углом. Стенд Pixels задумывался как арт-объект, инсталляция, который привлекал бы в первую очередь необычностью. Мы всегда работаем с пластическим решением проекта. Не в ущерб функциональности, конечно.

Библиотеки Московской области, совместный проект с A-2-O 

̶  С каким процессом схожа ваша работа с интерьерами?

Виктория Корнеева:

̶  Как и любой творческий процесс, если вы не занимаетесь плагиатом, будь то математика или живопись ̶ механизм везде един. Вы сначала изучаете тему, набираете массу информации об объекте проектирования, его особенностях, ищете материалы, которые могут вас вдохновить, составляете даже портрет заказчика или потребителя, если это общественное пространство. Такой творческий кейс набираете. И дальше всё: идёте гулять или занимаетесь совершенно другими делами, несвязанными с объектом проектирования. В это время на уровне подсознания идёт активная обработка набранной информации, и в прекрасный момент вы получаете инсайт, вас озаряет идея, которая выкристаллизовалась в вашем сознании абсолютно чётко и ясно. Дальше остаётся эту идею грамотно обработать и аккуратно внедрить в жизнь. Проработать детали, причесать, пригладить или наоборот довести до абсурда – зависит от текущих задач проекта. Если это жилой интерьер, мы, конечно же, думаем в первую очередь о функциональной составляющей, об удобстве планировки и трансформируем нашу идею, исходя из жизненных реалий. Если говорить об общественном интерьере, здесь очень важно мыслить без отрыва от бизнеса или специфики учреждения. Делаем детский сад – изучаем СНиПы, делаем отель или ресторан – изучаем портрет потребителя. Если арт-объект, выставочный стенд или тв-проект – здесь нужно больше насмотренности, иногда эпатажа. На этапе инсайта все творческие моменты заканчиваются, начинается работа, которая как раз и покажет, профи вы или дилетант.  Да и вообще, мы стараемся не говорить о творчестве, а понятие «творческая личность» давно уже звучит неубедительно, благодаря любителям макраме и лепки глиняных горшочков.

Квартира «Кубы» 

Анна Беспрозванных:

̶  С написанием картин. Сначала рождается концепт, идея, потом мы начинаем работать над деталями, которые должны сложиться в единое полотно.

Отель «Жемчужина» 

̶  Насколько тесно связаны вопросы религии и архитектуры, на Ваш взгляд? Если сакральная архитектура появилась раньше, чем архитектура в её привычном понимании, получается, что прародитель архитектуры — религия?

Анна Беспрозванных:

̶  Как и всё в нашей культуре. Мы живём в европейской среде, где вся система координат базируется на христианском мировоззрении. Невозможно понять «Преступление и наказание» без основных знаний Библии. Также и во многих современных постройках можно найти аллюзии к культовым сооружениям, несмотря на то, что мы живём в светском обществе. Но в то же время, примитивные постройки наших предков тоже можно отнести к архитектуре. Ведь создавались удобные планировки внутри жилища, чтобы укрыться от ветра и дождя  ̶  инстинкт выживания (улыбается).

Fazenda project 

̶  Как эксперты в своей области, можете ли вы назвать хорошие общественные пространства, на которые стоит равняться?

Виктория Корнеева:

̶  Их очень много, этих пространств. У нас своё понимание хорошести. Главное – это пропорции, работа с объёмом, с архитектурой помещения. Соответствие содержания наполнению. Ироничность. Умение не быть слишком серьёзными.

Анна Беспрозванных:

̶  Крымская набережная – очень хороший и актуальный проект.

225
Текст: Варфоломеева Яна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта