Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
12 ноября 2014 г.

Михаил Астахов: «Поверьте, вам понравится». Часть 1

О стрит-арте как инструменте улучшения городской среды.

 

 


Образцы уличного искусства сегодня все гуще покрывают заборы, брандмауэры и порой даже крыши домов. Кого-то это раздражает, а кто-то, наоборот, радуется новым краскам в серой жизни мегаполиса. О месте уличного искусства в жизни современного города рассказал Михаил Астахов, экс-куратор первого не только в России, но и в мире Музея стрит-арта, а ныне главный куратор творческого объединения «И.Р.М.А.» (г. Санкт-Петербург).

Введение в предмет
Главное, что отличает уличное искусство от иных видов, это урбанистический контекст, в рамках которого создается то или иное произведение стрит-арта. Произведения уличного искусства как феномена культуры должны обладать теми же основными свойствами, которые присущи любым другим видам «высокого» пространственного творчества. То есть они должны: а) привлекать зрительное внимание на заметно продолжительное время, б) давать зрителю некое новое переживание, в) делать самого человека лучше и мудрее, а его внутренний мир – богаче и глубже.

Группа Aesthetics Crew. Музей стрит-арта, Санкт-Петербург
 
Содержание уличного искусства
У всех художников свои цели и задачи. Совсем не обязательно, что есть некая большая общая гребенка, под которую стригут всех уличных авторов. Кто-то формирует свой уникальный стиль или технику, восхищая сообщество, – к примеру, Саша Trun или Паша Wais из граффити-команды TAD. Кто-то поднимает политический стрит-арт на серьезные философские высоты, подобно Тимофею Раде. Кто-то переосмысливает русский авангард, как Петя Petro и Aesthetics Crew.
Частая провокационность, «протестность» уличного искусства – это следствие тех возможностей, которые дает размерность зданий и людской трафик. Если у автора есть рефлексии по поводу несправедливого мироустройства, улица предоставляет огромный простор для высказывания.
Однако есть огромное количество уличных художников, которых текущая политика не просто не интересует, а является для них «низким жанром». Они делают свои работы без оглядки на сиюминутный политический контекст и жажду протеста, создавая просто произведения искусства, которые способны остаться в будущем, рассказывая о вневременных ценностях. Морик и Абер, Максим Реванш, «Интересны Казки», Дмитрий Аске, Женя 033ic, тот же Кирилл Кто и многие другие, кого просто невозможно вместить в рамки одного ответа, – все эти авторы не боятся политических высказываний. Но в своем творчестве они не фокусируются на них и при этом остаются яркими представителями «уличной волны», признанными мастерами и, порою, художественными тренд-сеттерами.

Петя Petro, Воронеж
 
Тимофей Радя, Екатеринбург

Отличие стрит-арта от вандализма
Меня часто удивляет вот что: те, кто употребляют по отношению к уличным художникам термин «вандалы», не имеют ни малейшего представления о том, насколько тонкой душевной организацией и высокими человеческими качествами обладают люди, о которых они говорят. То есть понятно раздражение эпизодического обывателя, если без его спроса на доме появляется какая-то «мазня», но все же «вандал» – это что-то категорически другое. Это поломанные скамейки, погнутые пьяными ударами водосточные трубы, это заплеванные парадные. Но это точно не уличные художники, на мой взгляд. Даже наличие уголовного преследования за граффити в моих глазах не делает их авторов вандалами. Наляпанные тут и там в диком количестве идиотские и не очень рекламные постеры и билборды значительно более разрушающим образом действуют на сознание, мироощущение и образ жизни современных горожан, нежели стайл-леттеринг-граффити или полноценные стрит-арт-композиции.

Максим Реванш. Музей стрит-арта, Санкт-Петербург

Художники на улице
Улица значительно более энергетична для творчества, чем привычные рамки мастерских. Хотя бы по той простой причине, что массовое студийное творчество насчитывает тысячелетний опыт, а массовое творчество на улицах существует всего несколько десятков лет. Несмотря даже на уличные рисунки, обнаруженные в Помпеях, мы не можем говорить, что уличное искусство всегда было относительно доступным. Большие размеры требовали большего количества красок, а сложность продажи объекта и, следовательно, хоть какой-то монетизации, было стопором в развитии этого направления авторского самовыражения. Лишь с изобретением аэрозольных красок началось массовое освоение этого вида искусства. Поэтому сама по себе новизна такого рода высказывания дает заряд не меньший, чем фактор легальности/нелегальности.
Кроме того, это очевидным образом искусство сознательно экстравертное. То есть, в отличие от станковой картины или скульптуры, которые можно сделать и тут же спрятать на чердаке, в стрит-арте зрительская реакция следует незамедлительно. Разница между традиционным и уличным искусством сродни разнице между дневниковыми записями XIX века и современным интернет-блоггерством.

Обновление городской среды
Лично я нахожу применение такого инструмента как стрит-арт очень перспективным для оживления привычной среды. К сожалению, средств обновления привычной городской среды не так уж и много. В основном это или реставрация существующих зданий, или смена цвета здания с одного на другой, или снос старых построек и возведение на том же месте новых. Современные технологии еще позволяют существенно изменить ночной вид города за счет подсветки, но при этом, кто бы что ни говорил, люди любят эстетические перемены. Иначе в жизни цивилизации не было бы места таким феноменам как мода или, к примеру, ремонт и перестановка в наших квартирах.


Окончание статьи читайте по ссылке .
Текст: Антропов Дмитрий

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта