Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 ноября 2015 г.

Кто такой Молодой Архитектор и как правильно его вырастить?

Знаете известную теорию о том, что детей стоит воспитывать, подавая им достойный пример? Марк Мимрам, проектируя здание Высшей архитектурной школы Страсбурга, очевидно, думал именно о таком варианте воспитания будущих молодых специалистов. Ведь если создавать Архитектурную Школу, почему бы не сделать ее саму примером подражания?

Сегодня ENSAS – это не только пример, но и альма-матер, и источник вдохновения для студентов, как французских, так и иностранных. Кубик-рубик из стекла и металла, ENSAS – это высшая концентрация таланта, удивительной рабочей атмосферы и стремления творить.

О том, как течет жизнь внутри школы, за ее пределами в мире архитектуры, а также о разнице в образовательном процессе в разных странах, рассказали студенты ENSAS: Кевин Юрур из Франции, Таекван Ким из Кореи, Роман Беленький из России и Мария Снегур из Украины.

– Ребят, расскажите, почему ваш выбор пал на архитектуру? И почему вы выбрали именно школу в Страсбурге?

 

 

Кевин Юрур:

– Я сильно сомневался, заниматься ли мне автодизайном или архитектурой. Но решение пришло достаточно быстро, после того, как авторитетные преподаватели из BTS, где я учился дизайну в Илькирш-Граффенштаден, посоветовали мне, не думая, идти в ENSAS.

 

 

Таекван Ким:

– Лично для меня любовь к городу – это самая первая причина, почему я здесь. Плюс, я знаю, что в ENSAS очень продвинутый профиль урбанизма и архитектуры.

 

 

Роман Беленький:

– Я с детства люблю рисовать и собирать LEGO. Я мог часами собирать разные модели из всех деталек, что у меня были. Архитектура для меня – это такой способ играть с большим LEGO. У меня не было конкретной цели попасть в Страсбург. Я просто хотел учиться во Франции.

 

 

Мария Снегур:

– Впервые в 10 классе я попала на день открытых дверей в строительную академию у себя на родине, в ПГАСА. Само здание, атмосфера и люди настолько меня вдохновили, что я поняла, где хочу продолжить обучение и чем хочу заниматься. В Страсбург я приехала однажды на языковую стажировку и сразу влюбилась в этот город, так что вопрос, куда я поеду, если поеду, не стоял вовсе.

– Считаете ли вы себя состоявшимися специалистами? Если нет, то чего не хватает, чтобы иметь возможность назвать себя профессионалом?

Таекван Ким:

– Нет, пока я не могу сказать, что я специалист. Мне не хватает практических навыков.

Кевин Юрур:

– Даже если я многое знаю в архитектурной сфере, я еще очень далек от того, чтобы назвать себя специалистом. Необходима практика, компетенции. Архитектор – это невероятно сложная профессия, о чем нам постоянно напоминают в Школе.

Роман Беленький:

– Я абсолютно уверен в своих силе и знаниях, чтобы уже начать работать автономно прямо сейчас, но интуитивно я понимаю, что мне еще нужны эти 1,5 года магистратуры и общения с профессионалами и моими коллегами, чтобы больше понимать архитектуру, и, как следствие, стать лучше в своей профессии. Хотя мне кажется, что молодые специалисты больше склонны менять архитектуру, нежели опытные архитекторы, поскольку молодые более амбициозны, и у них в головах рождаются совершенно потрясающие идеи, которые они не боятся претворять в жизнь. Такие эксперименты, я считаю, очень нужны архитектуре.

Мария Снегур:

– Я считаю себя архитектором, хотя бы потому, что у меня уже есть украинский диплом, но вот состоявшимся назвать себя не могу: мне не хватает практики и, наверное, уверенности в себе. Нет предела совершенству, всегда есть, куда расти, поэтому я и решила получить европейское образование.

– Когда архитектор перестает быть молодым специалистом?

Таекван Ким:

 – Когда он в принципе начинает быть способным понимать людей.

Кевин Юрур:

 – Я могу просто назвать возраст: 40 – 45 лет. А так, – зависит от человека.

Роман Беленький:

 – Мне кажется, когда его проект воплощается в жизнь. Это как потерять девственность.

– К чему вы стремитесь в профессиональном плане? Кого вы можете назвать «архитектором-супергероем»?

Таекван Ким:

 – Архитектор-супергерой – однозначно Петер Цумтор. А что касается стремлений, то посредством архитектуры хотелось бы менять общество к лучшему.

Сельская часовня, Петер Цумтор

Кевин Юрур:

 – Я иду к тому, чтобы открыть свое дело. Но для этого нужно сначала проделать долгий путь становления. Архитекторы-супергерои для меня – это Савиоз Фабриззи и Биджой Джайн.

Начальная школа, Савиоз Фабриззи

Copper House II , Биджой Джайн 

РоманБеленький:

– Моя цель – это преобразить понимание архитектуры в России, помочь российской архитектуре быть наравне с европейской, американской архитектурой, чтобы российские специалисты ценились так же, как и зарубежные. Я не могу назвать одного архитектора-супергероя, который был бы для меня примером во всем, мне кажется, что каждый архитектор должен быть супергероем для тех людей, для которых он строит. А так мне нравятся работы Сергея Чобана, бюро Wowhouse делает хорошие проекты, из западных для меня безусловный лидер – это Рем Колхас и, конечно же, классик – Фрэнк Ллойд Райт с его догмами об архитектурном пространстве.

Площадь Революции в Москве, Wowhouse

Публичная библиотека Сиэтла, Рем Колхас

 Мария Снегур:

– Мне нравятся работы Мис ван де Рое, Франка Лойда Райта, Захи Хадид, Оскара Нимейэра, Ренцо Пьяно и этот список можно продолжать ... но во Франции я поняла, что совсем не стоит пытаться подражать кому-то или пытаться создать что-то подобное, нужно всегда следовать своей внутренней философии и «слушать место».

Дом Джеймса Чарнли в Чикаго, Франк Ллойд Райт

Центр Пауля Клее в Берне, Ренцо Пиано 

– Есть ли разница в образовании в России/Украине/Корее и Франции?

Мария Снегур:

– Во Франции преподаватели больше мотивируют думать о философии, концепции проекта, я считаю, что здесь студентов можно назвать «практиками», чего, к сожалению, не хватает нам. Хотя, в Украине дают очень хорошую базу для старта, а вот французские студенты вынуждены насыщаться этими знаниями вне школы.

Роман Беленький:

– Все просто: плохое образование/хорошее образование. А если серьезно, то в России учат делать, а во Франции, к примеру, учат думать. Мне кажется, когда ты научился думать, ты всегда найдешь способ как сделать.

Таекван Ким:

– Я могу то же самое сказать про Корею, что Рома говорит про Россию. Если во Франции в образовании ставится вопрос «ПОЧЕМУ», то в Корее это вопрос «КАК».

– На ваш взгляд, какова роль архитектора, и чего ждут от молодых специалистов в современном профессиональном обществе?

Таекван Ким и Мария Снегур:

– Я думаю, ждут новых и свежих идей. Ждут того, что мы сможем как-то улучшить жизнь с помощью архитектуры.

Роман Беленький:

– Для меня лучшая награда как для архитектора – это, отнюдь не Прицкеровская премия, а когда встречаешь через год или два одного из своих клиентов, для которого ты проектировал загородный дом, и он тебе говорит, как он счастлив там жить со своей семьей. В этом и состоит роль настоящего архитектора.

722
Текст: Кузнецова Дарина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта