Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
2 июля 2015 г.

Кэнго Кума: «Вся архитектура до модернизма – клад»

Японский архитектор размышляет о функциях, задачах и значении материалов.

– Г-н Кума, Альдо Ван Эйк говорил: «Дом должен быть как маленький город, чтобы быть настоящим домом; город должен быть большим домом, чтобы быть настоящим». Согласны ли Вы с этим? 

– Да, я согласен. Это близко моей идее, что пространство должно быть интимным, словно дом расширен или продлен до городского уровня.

– В одном из интервью Кэнзо Танге упомянул, что стиль жизни японцев не подразумевает асоциальности, что он сосредотачивается на внешнем, вне дома. Как Вы считаете, изменила ли образ жизни японцев современная архитектура?
– Влияние современной архитектуры на японский образ жизни, к сожалению, нельзя назвать благоприятным. Она привнесла бетон и другие безжизненные материалы, которые сделали нашу жизнь холодной и бескрасочной.

– Существуют ли какие-то прототипы национальной японской архитектуры, вдохновляющие Вас на создание чего-то нового?
– Я получаю много подсказок из традиционной японской архитектуры, но не ограничиваюсь лишь ее технологиями. Для меня вся архитектура до модернизма является кладом. Все те произведения говорят мне, как относиться к материалам.



Офис Toshima Ward в Токио, Япония

– Какую систему пропорций в архитектуре Вы используете?
– Наибольшее значение для меня имеет размер материала, вопрос пропорционирования даже отходит на второй план. Сначала мы решаем, из чего строим, а потом определяем наиболее подходящий для здания размер, чтобы создать целостную структуру.



Музей и исследовательский центр GC Prostho в префектуре Айти, Япония

– Как Вы определяете термин «тектоника»?
– Это навык соединять людей и материалы, сущности, и я хочу продолжать развивать и усиливать его в моей работе.

– Однажды Вы сказали, что Ваша мечта – воссоздать исторический деловой центр Токио. Что привлекает Вас в городе прошлого? Какой архитектурный или градостроительный опыт может быть ценен на сегодняшний день?
– Красивый городской пейзаж Японии был разрушен бетоном и моторизацией («автомобилецентричным обществом»). Я заинтересован в возрождении городов прежде всего из-за того, что тогда они существовали в обращенных к человеку масштабах. Города должны быть доступными пешеходу.

– Ваша философия основана на смысле пространственной нематериальности. Каково ее высшее проявление?
– На мой взгляд, материал – это элемент, который определяет и «уточняет» пространства. Он влияет на эмоции и мышление людей внутри пространства. Я всегда проектирую, принимая это во внимание.



Музей FRAC в Марселе, Франция


514
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта