Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
28 сентября 2016 г.

Касу Зегерс: «Я создаю свои проекты и осознаю другое значение архитектуры»

Известный чилийский архитектор, основатель собственного архитектурного бюро – о женщинах в архитектуре, жестах и формах, национальной идентичности. 

Касу, недавно Вы обозначили проблему гендерной дискриминации женщин-архитекторов в Чили, создав новую форму художественно-архитектурной практики – «невидимый мастер-класс». Меняется ли ситуация сейчас?

– Я предполагаю, что чилийские женщины-художники и женщины-архитекторы по-прежнему невидимы! Поэтому я не работаю больше в направлении «невидимого мастер-класса»,  а решила сделать их заметными посредством моей работы, идей и обучения.

Всегда, когда я даю лекции, молодые люди становятся поистине мотивированными моими идеями и хотят знать больше. Поэтому сейчас это «действующий воркшоп», где студенты со всего мира могут приехать и  получить опыт совместного проектирования и строительства каких-либо сооружений в Чили.

Я работаю над этим с группой, участники которой были моими учениками в 2002 году в архитектурной школе Талька, и если всё пойдёт хорошо, то наш первый курс мы дадим в апреле 2017 года.

Чилийское общество очень консервативно и в нём правят мужчины, но женщины начинают создавать пространство и добиваться признания своих способностей. Но для того, чтобы нас признавали и нам доверяли, мы должны работать в 5 раз больше.

Необходимо разбивать стереотип о женщине как о красивой декорации, без ума. Умные женщины по-прежнему пугают.

«Невидимый мастер-класс» Вы однажды сравнили с «Белым квадратом» Малевича (белое на белом). Что Вам ближе в искусстве? И каково Ваше отношение к Русскому авангарду, в частности?

– Мне нравится называть себя АМА: А  художник (artist), М – женщина (с испан. mujer), А – архитектор (architect). Это игра слов. Кроме того, «АМА» на испанском означает «любить» или «любимая». Мне нравится игра слов, потому что она рассказывает о моей работе и о том, как всё сделано. Это имеет художественную подоплёку, концептуализацию проектов, которая выступает их основой. Присвоение имени – основное для выявления несуществующего в существующее. 

Я верю, что архитектура должна ставить вопросы в обществе и открывать новое. Её роль заключается в преобразовании и улучшении жизни людей не только внешне, но и внутренне. Поэтому каждому проекту, если он сделан с любовью, следует иметь художественную основу, чтобы адекватным образом реагировать на внутреннюю сущность людей.

Русский авангард оказал на меня большое влияние, в особенности Малевич и Кандинский.

Вы создали метод, называемый «Тезисы территории». Как он формировался? Какие изменения претерпел со временем?

– «Тезисы территории» были определены ещё тогда, когда я была студенткой. В то время, с 1980 по 1982 год, я совершила три поездки на мотоцикле со своим бывшим парнем по всей стране. Мы путешествовали один месяц каждый год, во время наших летних каникул. На два мотоцикла мы не могли взять с собой слишком много вещей, только некоторое количество топлива, палатки и непромокаемую одежду. Поэтому мы входили в дома людей, чтобы поесть, знакомились с территориальной культурой от юга до севера Чили, от гор до побережий и от побережий до гор. Я увидела всю красоту моей страны в очень неразвитом виде, встретилась с ней, простонародной и настоящей, плотно вошедшей в меня.

Затем «Тезисы» приобрели нынешнюю форму, когда моя архитектурная школа отмечала 50-летие со дня основания, и мы, бывшие студенты, были приглашены, чтобы рассказать о том, что мы сделали с момента выпуска. 

Я создаю свои проекты и осознаю другое значение архитектуры: кроме света, пространства, веса и т.д., это «энергия», понимаемая по формуле Эйнштейна mxv2=e.

Мои первые проекты были связаны с природным элементами: земля (casa CALA), вода (casa del AQUA), воздух (casa LUNA) и огонь (casa del FUEGO). Я назвала их «в расширении». Тогда я делала очень простые работы, решающие только одну архитектоническую задачу, поэтому этот процесс назывался «синтез».

Casadel Fuego

Мои последние проекты названы «паузой», так как открытое пространство и синтез находятся здесь в идеальной гармонии.

Всё это – способ осмысления трёхмерного пространства, в котором мы живём. Поэтическое слово выявляет жест, который становится фигурой, а затем окончательной формой. В «Тезисах» вы можете «прочитать» открытые проекты; как они развиваются в различных средах, заданных новыми параметрами (зданиями, средой). Метод всё время развивается, поскольку проекты становятся всё более и более зрелыми.

 

Casa Soplo. Фото: Isabel Fernandez 

Важным в своей работе Вы считаете усиление/ подчёркивание естественной красоты Чили с помощью архитектуры, но так, чтобы архитектура не была поглощена пейзажем. Каков механизм управления этим?

– Я думаю, что отель Tierra Patagonian является наилучшим примером. Я бы сказала, что есть нечто большее, чем механизм, – что-то во мне, что говорит о пропорциях и точном балансе между пейзажем и сооружением.

Отель Tierra Patagonian

Очень важно исследовать место и пейзаж через рисование эскизов, а не фотографии, потому что, когда вы рисуете, вы должны задать реальный масштаб в очень маленьком двухмерном пространстве альбома. Это может быть сделано только с помощью абстракции. Вы не можете поместить всё на чертеже. Этот процесс позволяет вам увидеть, что важно. Я называю его «глаз-рука», где никакой ум не участвует!

Набросок к проекту Casa  Do 

Баланс находится именно в этом процессе, а также в почтении к природе, где моё эго архитектора не господствует над пейзажем, а находится в диалоге с ним. Когда здание не противоречит окружающему ландшафту, и связь между пейзажем и зданием подобна любовному роману.

Вы преподаёте и стараетесь передать студентам метод поиска оригинальности, личного языка форм, а не копирования самых модных трендов из развитых стран. С чего молодым специалистам следует начать? Как обычно происходит этот процесс?

– Я обучаю студентов методу, который развивается в моей практике, – добиться оригинальности. Это достигается за счёт понимания нужд клиента и места, где будет расположен объект. Соотношение между потребностями заказчиков и пейзажем всегда даёт имя, которое превращает это в то, что я называю «жестом» – крошечный рисунок. Согласно «Тезисам территории», из жеста появляется фигура, затем форма как концепция человеческого существования. Этот метод достаточно гибкий и принимает различные подходы студентов и их собственные творческие отклики.

Процесс создания «Капеллы Святого Духа» (фигура – жест – форма)

 

Отсутствие страха новой формы и вера в то, что из неё что-то получится, больше всего придают нам смелость. Очень часто мы боимся всего нового и отличного от привычного, поэтому самое важное – по-настоящему верить в этот «жест».

В продолжение предыдущего вопроса о поиске оригинальности. Вы не раз упоминали о необходимости создавать собственную культурную идентичность Чили. Какая роль в этом сложном процессе принадлежит архитектуре?

– Я думаю, архитектура связана со всеми аспектами жизни. Существует нечто священное и тайное в творчестве, что связывает нас с чем-то превосходным, приводящим материальный мир в пространство и время.

В последнее время я работаю над такими проектами, в которых роль архитектуры я могу описать глаголом «связать». Она может соединять слова в поэму, элементы – в здания, людей – в отношения и так далее.  

172
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта