Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
15 сентября 2017 г.

Йона Фридман: «Для меня не существует понятия «среднестатистического жителя»

Йона Фридман – знаковая фигура в мире архитектуры. Именно он в 50-е и 60-е годы XX столетия активно разрабатывал идеи мобильной архитектуры – «L’architecture mobile» и её ориентированности на каждого отдельного человека. Эта концепция, а также активная преподавательская и исследовательская деятельность Фридмана оказали влияние на все последующие поколения архитекторов и урбанистов, и на развитие идей утопической архитектуры. Сейчас крупная выставка его работ проходит в римском музее современного искусства MAXXI, а сам архитектор ведёт подготовку к новым проектам. Йона Фридман рассказал нам об основах мобильной архитектуры, идеях «пространственных городов» и возможности их реализации в современных мегаполисах.

- Расскажите, пожалуйста, о своём первом проекте, который был связан с жильём для иммигрантов в Израиле? Как Вы думаете, он бы помог решить те проблемы размещения мигрантов, с которыми мир столкнулся в настоящее время?

- В начале 50-х годов в Израиль хлынула огромная волна иммигрантов, для которых главной потребностью было жильё. Я подумал, что техники, которые позволят иммигрантам самим построить дома, могут быть действительно полезными. Одной из самых простых идей было повторное использование индустриальных построек. В то время на юге велось строительство водопроводов, некоторые модули труб были в диаметре около двух метров, но имели трещины, а, следовательно, не могли быть использованы по прямому назначению. Я считал, что эти строительные элементы могут быть адаптированы под жильё.

Эту идею я реализовал уже во Франции, в 1958 году, когда построил цилиндрические жилища, используя зерновые элеваторы из листов рифлёного металла. Они были расположены горизонтально и покрыты изоляционным материалом. В то время это были самые дешёвые жилые помещения.

В настоящее время я предложил «пространственные сети» (space chain) кубической формы в качестве жилья для беженцев. Стоимость одного такого куба составляет около 200 евро.

- Как появилась идея «Мобильной архитектуры»? Каковы главные принципы такой архитектуры?

- Ещё будучи студентом, а затем и как практикующий архитектор, я понимал, что будущий обитатель жилища не знает, как объяснить и описать «дом», в котором он действительно хотел бы жить. Дом строится в соответствии с идеей архитектора, а не в соответствии с представлениями будущего жителя. В университете мы учились планировать для «среднестатистического человека», а не для реального, который является уникальным индивидуумом. Для меня не существует понятия «среднестатистического жителя».

Поэтому я начал искать такие техники и технологии, которые каждый мог бы применить самостоятельно и без особых усилий. Каждый человек в своём доме является дизайнером интерьера, передвигая столы и стулья так, как ему нравится. Я думаю, что стены, окна и двери также должны быть созданы таким образом, чтобы обитатель передвигал их так, как ему удобно, и менял их расположение. Также как с перестановкой мебели (mobiliar). Для этой архитектуры я и выбрал имя «мобильная архитектура».

Из этих идей потом родился и проект «Пространственные города» (Ville Spatiale).

 

- Каким образом проект «Пространственные города» (VilleSpatiale) мог бы быть полезен для современных проектов реновации в больших городах, например, в Москве?

- Я не очень хорошо знаю Москву, я был там только один раз, в 1990 году. Но у меня была возможность побывать в квартирах многих людей. Я думаю, что «мобильная архитектура» может быть востребована и популярна в Москве, а концепция «пространственного города» может быть применима для проектов реновации некоторых районов города без сноса уже существующих зданий. Но я не достаточно хорошо знаю этот город, чтобы полностью быть реалистом.

- Что Вы можете рассказать об интерьерных решениях для «Пространственных городов»? Что Вы думаете о дизайне и его функциях в целом?

- Многие современные передовые архитекторы создают здания как структуры, не уделяя внимания внутреннему устройству, с точки зрения искусства. Архитектурное пространство может быть очень сложным и его трудно нарисовать, поэтому архитекторы часто пренебрегают интерьером, трансформируя его в более или менее простые геометрические формы.

Архитектурное пространство может быть очень сложным, замысловатым. Меня интересует «переплетающееся» пространство. Чтобы объяснить эту идею, я сделал несколько рисунков.

 

-  Вы применили какие-то свои идеи для собственного дома?

- Я думаю, что одно из наиболее важных значений «мобильной архитектуры» – это то, что здесь становится возможной импровизация. Импровизация как метод «проб и ошибок», где ошибки могут быть исправлены без усилий. Это легко осуществимо в рамках перестановки мебели и декора интерьеров. Подход «Пространственных городов» делает такую импровизацию возможной и для зданий, и для городов, импровизировать и легко корректировать недочёты.

Я живу в здании, которому более 100 лет. Я несколько раз переставлял то, что можно передвинуть. Стены и окна я не могу изменить.

- Как Вы думаете, идеи «Мобильной архитектуры» повлияли на последующие поколения архитекторов?

- Я думаю, мои идеи (впервые частично опубликованные в 1957 году) повлияли на многих молодых архитекторов (например, на движение метаболистов в Японии). Другие молодые архитекторы в конце 50-х – начале 60-х годов, которые сейчас являются почтенными джентльменами, например, Петер Кук и Диего Понте, посещали мои семинары в Лондоне или в США. Другие просили меня прислать им первое издание «Мобильной архитектуры» («L’architecture mobile», на французском языке, 1959 год), чтобы подготовить свои выпускные университетские работы (Сафдей, например). Да и представители старшего поколения тоже.

Позднее я потерял счёт тем, кто читал меня, кто писал мне, кто рассказывал и обсуждал мои идеи в их школах. Я был лектором во многих странах – в Китае, Японии, Индии и Индонезии, а также в Южной Америке, большинстве европейских стран и США.

-  Расскажите немного о Вашей работе в ЮНЕСКО и пособиях для самостоятельного строительства (self-buildingmanuals)? Почему Вы выбрали форму комиксов для изложения?

- Мои комиксы (теперь я называю их «слайд-шоу») очень помогали, рисунки дополнялись очень простыми подписями. С помощью них я мог общаться с публикой, язык которой я не знал. Для переводчиков также было проще перевести несколько фраз, а не длинный текст.

В Индии я опубликовал около 100 комиксов. Для ЮНЕСКО я сделал пять томов. Многие из них были переведены в дюжину идиом.

- В чём состоят главные принципы проекта «Уличный музей» (Streetmuseum)? Расскажите немного об этом.

- Идея создания «Уличного музея» состояла в том, чтобы избежать появления музейных «зданий». Произведения искусства или научная информация могут быть выставлены прямо на улицах, в специальных вспомогательных структурах. Тогда публика сможет проходить мимо и видеть их в любое время суток.

Я сделал такой уличный музей в Италии, во Франции. В Комо мы попросили широкую публику представить всё, что они хотели бы показать, и образовалась длинная очередь из людей, которые принесли свои предметы.

Я готовлю подобный проект в Париже.

Проект «Мобильная архитектура» впервые был представлен в 1956 году на Международном конгрессе по современной архитектуре в Дубровнике. Тогда Фридман в «Манифесте мобильной архитектуры» (Manifesto de l’Architecture Mobile) рассказал о системе конструкций, которая позволит её обитателям самим спроектировать жилое помещение.

Затем эта идея была расширена как проект создания пространства над городами, где люди также могли бы жить и работать. Для такого строительства не нужно сносить старые части города, оно соответствует идеям компактности городского пространства. Архитектор не только создал заманчивые картинки, но и описал техническую целесообразность своих идей.

186
Текст: Саймова Валерия

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта