Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
6 июня 2016 г.

Илья Лежава: «Всё в нас, а не в здании»

В конце мая в УралГАХУ в рамках Всероссийской научной конференции выступил с мастер-классом доктор наук, заслуженный архитектор РФ, академик РААСН Илья Георгиевич Лежава. 

– Илья Георгиевич, исходя из приведённых Вами примеров и из нашего локального опыта, кажется, что у городской застройки нет никакой логики и стилевой выдержанности, а архитектура стала средством реализации бессознательного авторов этих зданий и комплексов. А на самом деле эта логика есть? 

– Понимаете, в чём дело. Сейчас нет логики, Но, через тридцать лет, я почти уверен, найдут. Так,  например, с немецкими городками  – была просто стихийная средневековая застройка, а теперь их изучают, и целую науку подвели под это. Мир меняется, представления меняются, и логика, соответственно, меняется. 

– Получается, что новые поколения придумывают новые смыслы? 

– Даже не придумывают, а видят одни смыслы по-иному, а другие смыслы вовсе не воспринимают. Я написал недавно статью о том, что порой архитектор и может попытаться создать ансамбль, но его никто таковым не воспримет. В то же время случайные сочетания домов, каких-то зданий, как те же средневековые немецкие города, сейчас воспринимаются нами как целостные ансамбли. Ещё раз говорю: наши представления временны, и надо это учитывать при проектировании. 

– Не думали ли Вы, что было бы лучше, если бы люди вообще не приходили в здания, оставляя их в идеальном состоянии, такими, какими они были задуманы автором? 

– Нет. У меня нет такого желания. Для чего строить сооружение, если построенное не используется. Этот подход применим только к декоративным или скульптурным сооружениям. Иногда мы строим какие-то вещи, которые являются символами, и там может не быть людей, но в основном мы обязательно напрямую связаны с человеком и делаем так, чтобы ему было удобно или чтобы он удивлялся. 

– А если он удивится, войдёт и всё испортит? 

– Ну, не знаю. Испортит или нет. Это сложный вопрос, потому что далеко не всё человек портит. Есть социумы, и эти социумы определённым образом воспринимают окружающий мир. Когда приходит новый социум, он по-иному видит. Иногда он целиком принимает прошлое, а иногда предыдущие строения им не воспринимаются. Например, некоторые римские театры в средние века превращались в города. На ступеньках организовывали жилые дома, а стены ограждали город. Так, постепенно внутри амфитеатра возникал ступенчатый городок. Но позже новое поколения вернули строениям театральную функцию. Точно так же революционный пролетариат сносил церкви, а сейчас мы их восстанавливаем. То портим, то восстанавливаем. 

– Существует ли по-прежнему аристократизм в архитектуре?

 – Существует. Есть люди, благодаря которым он пока ещё держится. Но держится с большим трудом. 

– Не возникнет ли того упрощения, которое постигло кино, музыку, живопись, режиссуру и пр. Не увидим ли мы внезапно шоу «Архитектура со звёздами»? 

– Архитектура – это очень сложная профессия. Это всё равно, что ракеты в космос запускать. Это художник может запереться и рисовать. Ему нужны только холсты и краски. А архитектор строит дома, и на это нужны огромные деньги. Не до шоу со звёздами. 

– То есть, архитектор всегда зависим? 

– Очень сильно. 

– В таком случае, получается, что и вкус архитектора зависим. 

– На вкус архитектора всегда накладывается вкус заказчика, а заказчики бывают разные. Один вот мне говорит «сделай мне вот это вот, как там у вас называется… чучелку». Он макет имел в виду, но не знал слова. Но в итоге все они хотят только одного, чтобы дом был продаваем. На практике, заказчик имеет дело с архитектором, вкусу и профессиональным навыкам которого он доверяет. 

– Если рисовать портрет типичного архитектора, то получится, что архитектор – это главный разрушитель: он приходит, сносит то, что стояло до него и строит своё, при этом желая, чтобы оно никак не менялось. Вырисовывается этакий консерватор-тоталитарист. Так ли это? 

– Хорошее определение. Но тут вот что: архитектор выполняет волю заказчика. Всё, что он делает, он делает за чьи-то деньги. Своих денег у него нет. Значит, существует некий демиург, а уже дальше вступает архитектор. В этом есть что-то фрейдистское, пожалуй. Демиург заставляет сделать то, что он хочет, вместе с тем использует вкусы и умения архитектора. Но и архитектор, также воздействуя на амбиции демиурга, пытается сделать то, что хочется ему самому.

Сталин, например, планировал переделать всю Москву. Есть фильм «Шпион» по Акунину. Там воспроизведены небольшие куски этих построек: показана Москва с Дворцом Советов, с улицами, сделанными в той архитектуре. Многое в Москве было бы снесено, но новая архитектура очень интересна. В Париже нечто подобное осуществил префект Осман, снеся Д’артаньяновский Париж и построив новый город, который стал памятником мирового значения. То же самое хотел и Сталин с Кагановичем. Они собирались снести старую Москву и построить свою, которая была бы так же прекрасна, как Париж. Не случилось. Таким образом, взаимодействие зодчего, заказчика и охранителя памятников очень важно и очень сложно. 

 – На лекции Вы показали иллюстрации XIX века, на которых было изображено, как люди представляют себе города будущего через сто лет. На одной из иллюстраций  повозка по рельсам перевозила целый дом. Сто лет прошло, мы можем похвастаться подвижными домами? 

– Знаете, Гитлер, вообразивший, что он  завоевал Россию, придумал шестиметровую колею, по которой должны были двигаться составы, чтобы как можно больше товара увезти из России к себе в Германию. Шесть метров! Он, ненормальный, занимался тем, что рисовал себе вагон 6 метров шириной и 15 длиной. Там была гостиная, столовая, кинозал, спальня, ванная и т. д. Вот дом на колёсах, пожалуйста. Была и русская идея перевести Транссиб на двухметровую колею и благодаря этому повысить грузоподъёмность трассы. А передвижение домов на колёсах никому и не нужно, поскольку есть люди, которые счастливы жить в своём доме. А путешествовать надо на иных транспортных средствах. 

– А если говорить о домах, которые постоянно изменяют свою форму или хотя бы способны это делать? 

– Понимаете, чтобы менялась форма, нужно в постройку столько вложить... Это дикие деньги. Допустим, у вас такой дом. Вы выдвинули стену, и образовалась ещё комната. Но для этого надо задействовать сложнейший механизм. Он очень дорог. Так что гораздо выгоднее сразу эту комнату и построить. 

– Может быть, стоит создавать разные дома для разных психотипов. Кому-то, как мы уже сказали, нравится постоянство, а кто-то не может и дня прожить без новых впечатлений. Архитектура способна удовлетворить эти потребности? 

– Сейчас это ведь решается очень просто – садишься на самолёт и летишь смотреть другую страну. Кроме того, этот же запрос решает дача. Только у нас есть такое явление. Большое число людей в России могут жить в двух средах сразу. Это очень сильно погашает недостатки городской жизни. Если имеешь дачу, квартира в Москве или в Екатеринбурге тебе уже не так тесна. Ты можешь сесть на машину или электричку и уехать на природу.

Что касается психотипов. Вот я построю дом для определённого психотипа, а у него дети родятся.  Если вы думаете, что это долго, нет – молниеносно. А у детей – другой психотип, а у жены – третий. Поэтому найти некий семейный психотип – невозможно. Заказчики требуют, чтобы вилла была построена специально для их семьи, но это глупость. Семья и общество очень динамичны. Студенты приносят проекты и говорят: «Здесь у меня будет детская». Ну, какая детская? Эти дети, не успеешь глазом моргнуть, станут тётками, и в детской будет жить бабушка. 

– В конце лекции Вы также рассказывали про города разных типов, приводя в пример экологические и линейные. А Ваш идеальный город принадлежит к какому типу? 

– Линейный. Только линейный. Россия это огромная и малонаселённая страна. Её освоить можно только линейными структурами. Под линейностью, естественно, понимается не бесконечная Тверская, вдоль которой стоят жилые дома. Это сложная система, в основе которой лежит, так называемый, транспортный коридор, в который входят и автомобильные, и железнодорожные пути. Это как ствол дерева, по которому идут соки. А от ствола тянутся ветки, на которых яблоки – города. Пример для анализа – Транссибирская магистраль. 

– Ф. Шеллинг писал, что архитектура – это застывшая музыка. Бутусов в свою очередь говорил, что советская архитектура – это застывшая советская музыка. А сегодня Вы бы сравнили архитектуру и современную музыку? 

– У меня другое мнение: архитектура – это застывшая экономика.  Какая экономика, такая и архитектура. Что касается музыки, вы же телевизор смотрите? Видите, какая сейчас поп-культура: один открывает рот под фонограмму, а трое сзади прыгают. 

– То же и в отношении архитектуры? 

– Есть такие. Но попса – это же деньги, и ничего, кроме денег. То же самое и в архитектуре. Массовая дешевая застройка – это ужас. У вас в Екатеринбурге её мало. А вот в Москве – километры. 

– Не хотели бы Вы распространить архитектуру на всё мироустройство? Не видит ли архитектор мироздание как-то специфически, например, как миро-здание? 

– Нет, архитектор, во всяком случае, я – нормальный человек. Я вижу мир, как он есть. Хотя архитектор – человек, который создаёт вторую природу, но  не один. Машины, каналы, тоннели – тоже вторая природа. Но распространять архитектуру на всё мироустройство не  надо. 

– Говорят, что деды и внуки всегда дружат, потому что объединяются против родителей. Если распространить это на культуру и архитектуру в том числе, Вам нравится то, что делают ваши архитектурные «внуки»? Вы одобряете своих студентов? 

– Ну, в какой-то степени я влияю на то, что они делают. Если ты личность, они тебя слушают. Я стараюсь сделать то, что они придумали, а не сам им навязываю, то есть пытаюсь понять, чего студент хочет. Иногда они очень интересные вещи предлагают.  Я помогаю им это осуществить.

Насчёт внуков против родителей: не знаю, что это такое. У меня пять правнуков, и старшему – 18. Живём дружно, и никто ни с кем не объединяется.

Фото: А.В.Меренков

1135
Текст: Соковнина Вероника

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта