Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
8 сентября 2014 г.

Градомечтатель и человек Возрождения

Эдуард Кубенский о том, что роднит Екатеринбург с мировыми столицами, о его будущем и настоящем.

 

Презентация книги архитектора, художника и издателя Эдуарда Кубенского «Урбанистические сны» состоялась в Екатеринбурге 3 сентября.

Автор поделился с BERLOGOS своими идеями по преобразованию города, предложив убрать железную дорогу, разбить парки, благоустроить набережные, а также разместить музей изобразительных искусств в здании железнодорожного вокзала, построить нанолифт в космос и даже… радугу!

– В 25 сне с интригующим названием «Футуристическая война» вы приписываете Прошлянам (от слова «прошлое») «бесконечное строительство торговых центров, бизнес-инкубаторов и технопарков, объединенных в злосчастные кластеры». Вы считаете это пройденным периодом? Но тогда как вы оцениваете новый проект штаб-квартиры РМК Нормана Фостера или идеи Эдриана Смита для Екатеринбург-Сити? Способны ли они стать новой визитной карточкой города?
– Проект Нормана Фостера для Екатеринбурга ценен в первую очередь именем его автора. В России еще нет ни одной постройки этого выдающегося британского архитектора. Но я сомневаюсь, что этот проект способен стать визитной карточкой нашего города. Это качественная современная архитектура, и появление такого здания, пожалуй, способно повысить общий уровень местной екатеринбургской архитектуры, вдохновить уральских архитекторов. Чтобы стать лицом города, не обязательно быть модным, но обязательно нужно быть современным. Для шедевра нужен вызов. Вызов времени! А архитектор должен иметь возможность и способность принять этот вызов и найти ему адекватный ответ. Чтобы в Екатеринбурге появилась своя Эйфелева башня, на мой взгляд, нужно перевернуть его (Екатеринбург) с ног на голову, как это сделали в свое время конструктивисты. Никого ведь не удивляет сегодня, что мы живем вниз головой. Тогда чего же мы боимся встать на ноги?!

– С каждым годом в Екатеринбурге реализуются проекты западных архитекторов. Не внесут ли они еще большей эклектики в наш город?
– Любой город эклектичен. Такова суть любого крупного градостроительного образования, еще и растянутого во времени на сотни и тысячи лет. Это присуще как мировым столицам, так и провинциальным городам. Екатеринбург не исключение. Единым в стилистическом отношении он был только в годы своего основания. Тогда он был, что называется, идеальным. Идеальный город не идеален для жизни. А сегодня идеальным городом мы в большей степени называем город комфортный.

– У многих мировых столиц есть архитектурные символы: у Парижа – Эйфелева башня, у Рима – Колизей, у Афин – Акрополь. Какие у вас архитектурные ассоциации с Екатеринбургом?
– Я искушенный горожанин. Моим символом является «Белая башня» на Уралмаше, но, думаю, для широкой аудитории она являет собой недостаточно яркий образ. Символы городов никогда не строились специально, они обретали и теряли силу на протяжении своей жизни. Невозможно требовать от архитектора создания символа, он лишь часть сложного механизма, в котором ключевую роль играет время. Можно лишь надеяться, что в какой-то прекрасный миг художник (а может, и не художник вовсе) поймает дух места. А чтобы не спугнуть его (дух места), мы должны научиться слушать город, не боятся раствориться в нем, открыть себя здесь и сейчас, поверить. Только тогда мы сможем сотворить чудо. Не нужно бояться новых смелых идей, даже если сегодня они кажутся нам нереальными.

– В 29 сне, когда все ваши мечты сбылись, звучала Lady of dancing water группы King Crimson. Какая музыкальная композиция подходит Екатеринбургу сегодня?
– Думаю, каждый горожанин слышит свою музыку. Было бы здорово сделать такой прибор, наподобие полицейского радара, в котором каждая нота имела бы свое отражение в реальности. Проезжая с таким музыкальным радаром по улицам города, мы могли бы сканировать цвета, архитектурные стили, зеленые насаждения, рекламу и так далее, перерабатывая все это в своеобразную урбанистическую мелодию. Наверное, тогда мы могли бы по-настоящему услышать город, а после научились бы его преображать, заменяя дискомфортные элементы с их фальшивыми нотами на чистые, благородные звуки, отражающие качественную архитектуру, деревья и чистый воздух.
На самом деле, моя книга не о городе, не об архитектуре и даже не об идеях. Ее название обманчиво, как и ее оформление. С виду она вся такая розовая и пушистая, но барашки скорее призваны отвлечь внимание, усыпить читателя. Мои рассказы многослойны, там есть и градостроительные идеи, и архитектурная критика, и конкретные персонажи сегодняшнего дня. Но самое главное для меня самого – это я. Ведь когда человек засыпает, он остается наедине с самим собой, со своими страхами, мечтами, желаниями, страстями. В этой груде проектов и идей я пытался найти самого себя. Кто я такой: архитектор, издатель, писатель, художник?..
Музыкальная композиция одной из моих любимых британских групп King Crimson, которую слышит главный герой в последнем рассказе, не случайна. Ее название переводится как «Девушка, танцующая на воде». Это один из самых светлых образов. Это чудо! К этому стоит добавить, что само название группы King Crimson является английской версией арабского выражения «Бил Сабаб» – «целеустремленный человек». Это как раз про меня.

Стремясь к новым целям и достигая их, Эдуард Кубенский напоминает человека эпохи Возрождения – универсальную личность. Как сказал сам автор «Урбанистических снов» во время презентации, «когда я закончил книгу, то подумал, что больше не хочу выбирать, кем быть. Есть писатели, художники, архитекторы, издатели, а есть Эдуард Кубенский. Я хочу остаться самим собой!».

 



Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта