Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
24 июля 2015 г.

Галина Сикорская: «Больше цвета – больше радости»

Доктор педагогических наук, профессор – о том, почему важно помнить о природе, имея дело с урбанистикой.

Галина Сикорская: «Больше цвета – больше радости»
 

 


Десять лет назад в Харитоновском парке Екатеринбурга появился сенсорный сад. Как объясняет автор идеи Галина Сикорская, это «особо организованная природная среда в урбанизированном пространстве для городских детей». Но об этом проекте стоит все же поговорить подробнее, потому что он уникальный и, самое главное, важный и нужный.

Перед встречей с Галиной Петровной я отправляюсь в Харитоновский парк, чтобы осмотреться. Честно говоря, испытываю смешанные чувства: с одной стороны, сенсорный сад до сих пор существует – и это хорошо. С другой – от первоначальной задумки практически ничего не осталось: площадка выглядит заброшенной и разрушенной. Оказывается, корни проблемы уходят глубоко – аж в реформу образования: детский экологический центр, который курировал проект, судя по всему, в скором времени перестанет быть самостоятельной единицей, и пока повисла пауза, до сада особо никому нет дела.



Галина Петровна с улыбкой вспоминает о том, как все начиналось:
– Мы долго выбирали площадку: хотелось, чтобы рядом были и парк, и образовательное учреждение, и чтобы место находилось в центре. Усадьба Расторгуевых-Харитоновых по этим показателям подходила. Но так как это памятник архитектуры федерального значения, любые вмешательства строго пресекаются. Городу долгое время даже не разрешали провести там реконструкцию. Тем не менее, выход нашелся: наш проект поддержал Комитет по экологии и природопользованию, и нам отвели территорию, которая формально в Харитоновский парк уже не входила – задворки ТЮЗа, где десять лет тому назад было болото, ничего не росло, и этот участок облюбовали бомжи. Оказалось, что там почти гектар земли!
Кстати, проект сенсорного сада был включен в стратегический план развития Екатеринбурга, и тогда мы впервые добились, чтобы там появилась такая фраза: «Охрана окружающей среды и экологическая культура». Нигде, ни в одном плане развития городов нашей страны нет такой формулировки. Это была наша охранная грамота, под которой мы все и разрабатывали.

– Какова была концепция Вашего сенсорного сада?
– Мне хотелось создать особую среду, которая позволяла бы детям научиться созидать, бережно относиться к природе. Проект состоял из трех модулей: исследовательского, игрового и созерцательного. Исследовательский должен был помочь ребенку осмысливать себя в природе, природу для себя и природу саму по себе. Там мы устроили, как мы его называли, детский сад, где ребята могли выращивать саженцы для другой территории парка, и там же были экзотические растения, за которыми надо было бы ухаживать, как за детьми. Это было что-то типа маленького городского огородика.
Мы разработали клумбы по биогруппам: светолюбивые растения, тенелюбивые; что с чем дружит, какие цветовые гаммы и запахи сочетаются, что когда цветет, движение солнца и воздуха – все это учитывали. Знали ли вы, что чем больше разных красок окружает человека, тем больше в его жизни радости?



– Если не ошибаюсь, в этот модуль входила и сенсорная дорожка? Детям в Екатеринбурге негде даже походить босиком, а эта задумка, простая, как все гениальное, лично меня приводит в восторг.
– Да, дорожка из разных природных материалов входила в этот модуль. Дети ходили босыми ногами по гальке, шишкам, глине, песку и ощущали разнообразие природы. Это и эмоции, и закалка. И была у нас еще сенсорная стенка. Правда, она быстро разрушилась, потому что подростки стали использовать ее для паркура. Но для них тоже ничего нигде нет, поэтому я сказала: пусть. А мы сделали выносные стеллажи. Так дети же от них не отходят! Причем что-то подобное каждый может сделать у себя на даче для своих детей, стоит это копейки.




Еще в исследовательском модуле у меня были задуманы солнечные часы – их разрушили вообще через несколько недель. Но идея эта у меня все равно есть: в городе должны быть хотя бы одни солнечные часы! Маленькие люди – они же дети Солнца: встают по Солнцу и укладываются спать тоже по нему. Мы все находимся под влиянием космоса, и с космосом дети должны знакомиться с самых ранних лет.

– Расскажите, что прежде входило в игровой и созерцательный модули и что сохранилось на данный момент?
– Мы сделали игровую зону, где установили дорожки из бревен разной высоты для развития вестибулярного аппарата. А стояли эти снаряды в огромной песочнице. Песок – прекрасный природный строительный материал, и мне хотелось, чтобы дети не просто делали куличики или фигурки с помощью формочек, а строили города. Первые годы было любо-дорого на это смотреть. Сейчас же от этой большой песочницы почти ничего не осталось: песок надо было все время подвозить, а даже машину песка найти проблема. Туда же надо было периодически завозить по 3-4 машины.



В большей степени первоначальная задумка сохранилась в созерцательном модуле, уголке, в котором можно послушать тишину. Там мы сделали разноуровневые клумбы, чтобы каждый ребенок, даже с ограниченными возможностями, мог подышать, потрогать, понюхать, помолчать и полюбоваться.



– Как у Вас родилась идея создать в нашем городе такое пространство?
– Я много думала об этом проекте, когда ездила по разным странам. Помню, как в Бирмингеме нам показывали уголок для слепых людей в ботаническом саду. Там высажены цветы с ярким запахом, а возле них стоят таблички со шрифтом Брайля: это лаванда, это жасмин. Потом, когда человек где-нибудь услышит этот запах, он поймет, что это за растение. Мы тоже задумывали такие таблички, но до этого дело не дошло.
Но мы долгое время сотрудничали с организацией «Солнечные дети», и ребята с синдромом Дауна приходили в наш сенсорный сад, где они могли заниматься как отдельно, так и вместе с другими детьми, и мы видели, как они раскрывались.



– Вам, должно быть, грустно наблюдать за тем, как сенсорный сад постепенно разрушается?
– Знаете, я оптимист. В первые годы существования сада было очень много случаев вандализма и воровства. Например, британское консульство подарило нам кустарники – их выкопали пенсионеры для своих огородов. Но потом мы заметили, что этот процесс сменился созиданием: люди стали приносить в наш сад растения и идеи. У нас даже появилась клумба «Подарки жителей города». А сейчас начался третий этап: все время приходится доказывать, что это нужно. Думаю, это тоже пройдет: после отторжения будет новое притяжение. Кроме того, подобные сенсорные площадки появились в некоторых детских садах как Екатеринбурга, так и других городов. Проект продолжает жить, и лично меня это очень радует.


478
Текст: Борисевич Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта