Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
25 декабря 2015 г.

Денис Есаков: «Архитектура для меня – это одушевленный объект»

Фотограф архитектуры.

–  С чего началось увлечение архитектурной фотографией? Когда и как появился или выявился этот вид фотографии?

 –  Девять лет назад я  осваивался в Москве после переезда. Купил свою первую камеру, чтобы документировать мои и моих друзей похождения. Вернулся я к этим  снимкам спустя два года. Впервые стал их рассматривать и основательно почистил. Значимых кадров там было немного. Но были те, что выделялись на фоне постановочных улыбок друзей на фоне достопримечательностей. Объединить их одним словом я не мог. Вот один из них: 

Я не знал что это. Показал эти фотографии знакомому психологу Денису Букину, который тоже увлекается фотографией. Он назвал эти снимки геометричной фотографией. Насколько эта очевидная взаимосвязь была мне не ясна до этого момента, настолько я стал одержим поиском геометрии в окружающем мире, после того как я осознал эту связь.  

 Это была абстрактная геометрия. И это было здорово. Я ощутил –   это то, что я хочу поймать в видоискателе и зафиксировать. На моих фотографиях перестали появляться люди, они у меня не получались. Все заполнили геометрия, абстракция, минимализм. 

Три года назад я случайно оказался в Мюнхене на четыре дня. Этот город меня поразил интересом к фотографии и обилием фотогалерей. Здесь ощущается важность этого визуального медиа. Фотографией пропитана культурная жизнь города. Впечатления от него оказались поворотной точкой в моей зависимости от фотографии. Спустя какое-то время появился проект «Сцена для пораженного и неловкого героя». И во всей этой абстрактной геометрии фактурой уже была архитектура. 

Осенью 2014 года в одном московском кафе я показал серию Владимиру Фридкесу (АЕС+Ф). Он отозвался положительно, но предположил, что я замкнулся в этом небольшом пространстве, и он рекомендовал мне выйти из него. Я попробовал и стал снимать архитектуру. Это оказалось не менее увлекательно, чем геометричные абстракции.  

 Архитектура для меня – это одушевленный объект. Первая встреча происходит на рассвете, чтобы поймать утренний свет и мягкие тени. Образ здания уже существует в сознании и оно желанно. Это практически свидание (улыбается). 

Свои архитектурные снимки я показал Юрию Пальмину, Михаилу Розанову – известным российским фотографам. Они отозвались положительно и дали мне несколько важных советов по съемке, а также рекомендовали интересные в плане архитектурной съемки объекты. Я увлекся архитектурой – съемка, круг знакомых архитекторов и фотографов, чтение книг про архитекторов и историю архитектуры.  

–  Есть ли особенности репрезентации каждого архитектурного стиля? Какие-то особые ракурсы, законы для наиболее точной передачи характера здания? 

– По-разному, все зависит в первую очередь от самого здания. Если стремиться к документальной точности, то здание полностью диктует какие ракурсы надо брать.  По стилям выделить не смогу. Тут скорее надо говорить об ограничениях, которые накладывают различные архитектурные элементы. Например, ряд колонн лучше не снимать на широкоугольный объектив, иначе колонны будут деформированы по краям.

Этой осенью пришла идея поснимать здания сверху, с воздуха. У моего товарища, Димы Василенко, есть дрон, он тоже интересуется архитектурой. Мы попробовали снять здание Центросоюза, которое проектировал Ле Корбюзье. Получилось интересно.  

И мы решили снять полноценную серию зданий интересных в плане. Подобрали постройки в советском международном стиле, совмод, и за три осенних месяца отсняли весь материал. Не все получилось так, как нам хотелось, но пришла зима и мы вынуждены были финализировать серию. По некоторым фотографиям серии можно проследить, как приходила осень в Москву. Назвали серию «Пятый фасад». 

Каждое здание отснято с трех ракурсов: в плане (вертикально сверху), фасад с воздуха (напоминает модель здания) и фасад с земли.  

После публикации проекта мне писали в соц.сетях, что 2-й ракурс – это идеальная архитектурная съемка, только так и надо. Не соглашусь. Этот вид удивляет, т.к. показывает постройку так, как раньше не  было  возможности ее посмотреть. Дает более полное представление о здании. Но ежедневно мы воспринимаем их с земли и этот вид важнее wow-эффекта, производимого «птичьим» ракурсом. 

–  Каковы Ваши личные предпочтения в архитектуре? Какой стиль Вам ближе и почему? 

– ­­­­­ Сложно сказать, какой стиль ближе. Подобные предпочтения всегда временны.

Так вышло, что больше я снимал совмод и советский авангард. Современных архитекторов в Москве снимал. Постоянно смотрю новости мировых архитектурных порталов, интересуюсь современной архитектурой. Меня скорее увлекают не стили и накладываемые ими рамки, а исследовательские задачи. Например, в серии снятой с дрона, мне интереснее был ракурс фасада с воздуха, тот, который представляет здание как его собственную модель. Насколько полно этот ракурс говорит о здании? Достаточно ли одной лишь этой фотографии или нужны другие, чтобы рассказать о постройке? Сейчас очевидно, что недостаточно. Что этот вид скорее игрушка, и про архитектуру все же стоит вести разговор с более приземленных ракурсов. Я постоянно в поиске подобных тем для фото-исследования.

–  На что Вы обращаете внимание в построении композиции фотографии? Можно ли провести параллели между архитектурным проектированием и композиционным построением фотографии архитектурного объекта? 

– Как уже рассказал раньше, здание полностью диктует, какими ракурсами лучше его снимать. Композицию за меня продумал архитектор. Дальше моя задача передать эту композицию полноценно. Вариации возможны только со светом, окружающим ландшафтом и людьми, которые пользуются этой постройкой. Параллели проводить не буду – не смогу просто. Я совсем не знаком с архитектурным проектированием. 

–  Что является наиболее интересным и выразительным дополнением/ фоном к архитектурному сооружению, чтобы оно «заиграло»? Например, рядом стоящие исторические и современные здания или здание и пейзаж, или же архитектура по выразительности самодостаточна? 

–Универсальных рецептов нет. Все сильно зависит от цели съемки. Если это съемка для клиента, то чаще всего надо показать само здание в лучшем виде и тут просто надо дождаться света. Если разговор идет о городском контексте, то надо показывать окружающий ландшафт, другие постройки. Если исследуются антропологические связи, то нужно включать в композицию людей. Но повторюсь, все сильно зависит от цели съемки. 

Есть здания – памятники сами себе и архитектору, которые их спроектировал. Например,  РАН. Подобным зданиям ничего не нужно, они покорили часть города и доминируют в ней.  Таким нужен только хороший небанальный свет.

650
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта