Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
25 февраля 2016 г.

Бранко Павлович и Пабло Лобос: «Мы надеемся, что архитектура сможет быть там, где есть проблемы»

Интервью с чилийскими архитекторами, основателями WHALE! Architecture

– В проекте церкви в Лас-Кабрас вы старались найти культурную референцию. Чем это было обусловлено, придерживаетесь ли вы этого принципа даже при строительстве современных зданий, например, вилл? 

– Когда мы работаем над проектом, расположенным не там, где мы живем, мы стараемся быть почтительными к обществу, живущему в новом для нас месте. В этом случае понять культурный контекст – это наиболее деликатная попытка узнать «другого». 

Нам нравится думать, что выдающиеся сооружения, помимо их функциональной и исторической ценности, являются также действующими результатами форм выражений культуры, которые определяют путь понимания архитектуры. В этом случае мы заинтересованы быть частью чего-то большего, чем наша дисциплина. 

– Какие существуют специфические черты (сейсмическая устойчивость, климат, засуха и пр.), присущие только Чили, которые в проектах необходимо принимать во внимание? 

– Чили – самая сейсмоопасная страна в мире, поэтому устойчивость – безусловное требование каждой конструкции. В последнее время мы работаем за пределами города, близко к пляжу, где круглогодично мягкий климат, но при этом следует быть осторожными с соленостью и влажностью. Это означает, что некоторые материалы, например сталь, имеют короткий срок эксплуатации, а их восстановление достаточно дорого. Древесина – подходящий материал, но возникает проблема в необходимости его нетрадиционной обработки. Однако с этим работать все же легче, чем с культурными особенностями. 

Проект «Casa1», WHALE! Architecture 

– Большинство ваших проектов имеют заостренные угловатые формы. В чем причина? Почему вы не используете мягкие округлые формы? 

– Мы предпочитаем говорить о знаковых чертах, которые неразрывно связаны с изображениями, атмосферой, воспоминаниями.

Работа с прямоугольными формами обусловлена выбором наилучшего варианта для максимальной устойчивости. Мы исходим из полученных данных, которые нам дает характер местности, – линии, виды, качества почвы и прочие существующие детали. Это мы называем «склонностью места». Именно здесь появляется первый «жест» уникального и особенного положения в ландшафте. После этого начинается процесс, в котором все изображения, навязчивые идеи, точки зрения, ссылки должны находиться в постоянном диалоге и согласовываться с окружающей средой и программой. Этот процесс мы и считаем нашей работой. 

Casa Encallada, WHALE! Architecture

Casa Tunquen, WHALE! Architecture 

Может быть, как Вы и сказали, сейчас мы работаем с уже устоявшимися образными приемами. Мы не знаем, принесет ли нам будущее новые образы, чтобы выразить что-то иное. Чилийский поэт Хорхе Тейльер говорил, что вся его работа могла быть подведена к одному великому стихотворению – такому же, как и остальные. И он был так счастлив, что ему есть, что сказать. С таким же смирением мы хотели бы продолжать работать. 

Casa Estirada, WHALE! Architecture 

– Архитектура, как и любая другая область, развивается неравномерно. Что можно сказать о ситуации в Чили? 

– К сожалению, то, что мы во всем мире называем хорошей архитектурой, всегда связано с ресурсами. Не имеет значения, насколько бедной может быть страна, если в ней есть ресурсы, там всегда будет работать горстка архитекторов.

Наш университет – Pontifica Universidad Catolica de Chile – воспитал и лучших архитекторов страны, и представителей классизма. Мы надеемся, что в будущем архитектура сможет быть там, где есть проблемы, а не только ресурсы. 

Modular, WHALE! Architecture

Для нас очень важно работать с проектами, олицетворяющими скромный образ жизни. В этом смысле правильное использование материала необходимо. Ценность архитектуры никогда не должна основываться на ценности материала. Каждый раз мы работаем с близкими нам поставщиками, людьми, материалами, знаниями, и данными, полученными из окружающей среды. 

Taller de Carpinteria, WHALE! Architecture 

– Чилийский архитектор Алехандро Аравена выиграл самую престижную архитектурную Притцкеровскую премию. Как вы думаете, как это повлияет на чилийскую архитектуру? Что-то изменится? 

– Мы надеемся, что изменится. Помимо признания чилийской архитектуры за последние десятилетия, есть очень серьезные социальные проблемы в наших городах. Хорошая экономика позволяет архитекторам делать хорошую архитектуру для богатых людей, но в такой чрезвычайно неравной стране, как Чили, у бедных людей проблемы остаются. Алехандро Аравена, возможно, один из лучших архитекторов, который думает и работает с отсутствием ресурсов как с проблемой. Подобное признание Аравена, вероятно, повлечет за собой оценку именно такого способа создания хорошей архитектуры, и, надеемся, придут другие, которые сделают наши города и наше общество равными и более объединенными. 

249
Текст: Афонина Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
29 февраля 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта