Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
6 декабря 2016 г.

«Architales»: «То, что мы сейчас проектируем, - это, скорее, современный фьюжн»

Петербургское бюро Architales в составе супругов Ольги Поташовой и Георгия Окорокова поделилось мыслями о текстильных проектах, особенностях интерьера «Танцплощадки» и архитектуре.

- Какому стилю в архитектуре отдаёте предпочтение?

- Большие стили в архитектуре исчезли к середине XX века, а то, что осталось, можно назвать стилизацией. То, что мы сейчас проектируем, – это, скорее, современный фьюжн. Смешно, что под данное определение легко попадает больше половины строящихся зданий или интерьеров. 

Проект «Дом у моря»

 - Назовите идеальное для вас сочетание, продолжая цепочку по аналогии: архитектура и кинематограф, архитектура и музыка, архитектура и путешествия…? 

 - Мы же не на приёме у психоаналитика. Если Вы спрашиваете про источник вдохновения или идей, то туда попадут и кино, и путешествия, в меньшей степени музыка. По крайней мере для меня, потому что музыка рисует свои ландшафты в воображении или становится фоном для созерцания, пребывания в пространстве – музыка для меня более обособленна. Архитектура для нас связана с образом жизни. Это не просто комфорт, красота, удобство, уют и бла- бла - бла, а именно образ жизни. Архитектура может сделать из обывателя человека.

«Итальянский» интерьер

 - Бытует мнение, что в нашем инновационном мире восприятие архитектора, как представителя творческой профессии, отходит на второй план, а стесняет эту творческую составляющую новое восприятие архитектора, как проектировщика или организатора. Согласитесь ли вы с этим утверждением?

- Восприятие архитектора в новом мире самим архитектором или его заказчиком из нового мира? Да, студенты архитектурных вузов, возможно, сейчас рисуют очередной общественный центр или жилой квартал и полагают, что творят. Иллюзии пропадают в первый рабочий день в реальности, той самой, в которой мы живём. Архитектор - философ или архитектор - художник должен пройти через такие тернии, создать такую выверенную структуру, так поставить себя, чтобы к нему обращались, как к авторитету, как к художнику, творцу или философу. Это удаётся единицам, и далеко не сразу. Но по большому счёту к нему будут обращаться как к человеку, создавшему работающую структуру, способную воспроизводить отточенные художественные приёмы, как Тадао Андо и Кенго Кума, или воспроизводить технологические решения, как Фостер. Но тогда, он и есть проектировщик и организатор. Но весь этот монолог касается только больших архитекторов в большом мире. А если взглянуть на молодого начинающего архитектора тут, у нас. С чем он столкнётся? Ему понадобится несколько лет стажироваться и потом открывать свою мастерскую с друзьями-энтузиастами, которые будут работать в больших конторах, а по вечерам и на выходных сидеть над конкурсами. Если не работать на кого-то, то нужно сразу зарабатывать, т.е. общаться с частными заказчиками. А тут он в 90% случаев столкнётся с обывателем, который, скорее всего, не имеет никакого пиетета к архитектору. Важно понимать, что архитектор в сознании частного заказчика стоит где-то между психологом, стоматологом, личным тренером и автослесарем, т.е. в сфере услуг. Свою «творческую составляющую» можно иногда доставать из шкафа и показывать, когда попросят. А разговор про образ жизни и образ мышления можно спровоцировать очень редко. У заказчика часто нет времени думать о таких вещах, он всегда торопится.

Офис на Миллионной

 - Расскажите об особенностях вашего интерьера для «Танцплощадки», нового излюбленного места питерского бомонда?

- С Мишей Берковским мы не были знакомы раньше. На рабочую почту пришёл запрос, мол, ребята, вы такие классные, хотите поработать над новым проектом? Денег столько-то, бюджет столько-то, начинать вчера. Мы откликнулись. У ребят было чёткое представление того, что они хотят, у нас тоже. Мы сложили наши представления, поняли, что не влезает в бюджет, что несовместимо с их пожеланиями, что из мебели уже есть, что ещё нужно. Нарисовали эскизы, чертежи и вперёд. То, что это место для «бомонда», а-ха, мы не догадывались. Особенности? У ребят страсть к собиранию винтажной мебели, много чего осталось от старого проекта. Так вот это всё и собралось на «Танцплощадке». Рецепт хорошей вечеринки не в интерьере, а в музыке, баре, напитках. И об этом ребята знали точно. Все «излишества», с их точки зрения, отсекались. Осталась только голая правда (улыбаются). Немного искусственных цветов и готово! 

«Танцплощадка»

 - Несколько слов о вашей любви к «текстильным проектам»? 

- Красиво разложенные подушечки никогда не спасут плохую архитектуру, как и любые другие декораторские приёмы. В основе – всегда качественная архитектура с тектоникой, укоренённостью и правильной формой внутренних пространств, и только после – наполнение. Текстиль является частью этого наполнения. Мы всегда трепетно относимся к этапу работы над текстильным проектом. Без ковров комнаты похожи на холодные шоурумы с выставкой мебели. Ковры, как и другие текстильные поверхности, оживляют интерьер. Текстиль становится сорассказчиком истории о тех, кому предстоит жить в интерьере. А мы всегда за истории. 
Протестантская этика отказалась, например, от штор. «Мы прозрачны», – вот что говорят нам открытые окна западных европейцев. Но мы-то с вами столько веков живём на стыке двух цивилизаций, многое переняли у азиатов. Для нашего культурного кода характерна явная тяга к многослойности и многозначительности текстиля. Поэтому, работая с текстильным проектом, мы каждый раз получаем огромное удовольствие. Интеллектуальное удовольствие.

Дизайн-проект «Северная дача»

Женская спальня и столовая

Каминная

 -Расскажите о людях, с которыми приходилось сотрудничать для реализации ваших задумок: ремесленниках, керамистах, краснодеревщиках, металлистах?

- Мы постоянно сотрудничаем с несколькими столярными мастерскими, которые помогают в реализации проектов. Двери, мебель и аксессуары часто делаются на заказ. Есть мастерская «Артмебель» Алексея Тарасова или мастерская Сергея Великого. «Pronin Craft» в представлении не нуждается. В работе с каждым из них есть свои нюансы, описывать которые не имеет смысла.
С металлом хорошо работают несколько человек в городе. Один из них Александр Аладжалов, который может сконструировать и построить всё что угодно. Из керамистов мы работали с известным Юрой Осининым. Реализовали вместе пару интересных задумок. 

Вуд блок для хранения украшений

Настенные светильники

Торшер

- Как вы распределяете рабочие обязанности между 
собой?

- Очень просто, Оля отвечает за наполнение проектов. Делает проекты обитаемыми. Смотрит, чтобы сохранялись стройность и правильность в архитектуре.

Ольга Поташова

Я выполняю всю остальную работу: чертежи, организация, переписка, общение с субподрядчиками. А так, все важные решения мы принимаем вместе. Кто-то из нас делает эскиз, другой его дополняет или превращает в чертёж. Вот такой симбиоз.

Георгий Окороков

Фото: Григорий Соколинский

205
Текст: Варфоломеева Яна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

10 октября 2016 г.
29 февраля 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта