Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
9 февраля 2016 г.

Андрей Асадов: «В юности мне казалось странным делать тяжелые и неподвижные дома, какими делали их наши предки»

Архитектор, председатель Молодежного объединения САР 

– Андрей Александрович, Вы преподавали в университете, были и являетесь куратором архитектурных фестивалей. Влияют ли эти виды деятельности на архитектурную практику или они существуют параллельно? 

– Для меня кураторская деятельность – это такое же проектирование, только не зданий, а событий. Во многом эти процессы схожи и здесь, и там есть заказчик (иногда в роли заказчика я выступаю сам, тогда это получаются инициативные проекты), есть бюджет, в который нужно вписаться, есть задача собрать команду, способную в отведенный срок достичь задуманного результата. И, главное, есть возможность проявить себя в роли продюсера и режиссера, который формирует идею и организует весь процесс по ее материализации в пространстве или во времени. 

– В Вашей компании проходят стажировки молодые специалисты. Способны ли студенты или вчерашние выпускники не только помогать, но и генерировать качественно новые интересные и практически выполнимые идеи, обогатить проект? 

– Недостаток опыта в практическом проектировании у молодых архитекторов вполне компенсируется свежими взглядами, а также владением новейшим компьютерным софтом. В своей команде я стараюсь поддерживать «перекрестное опыление» друг друга идеями по текущим проектам, а также навыками по их разработке (включая знание норм).

Работу над каждым проектом я стараюсь строить тандемом, в котором более опытный коллега курирует более молодых. 

– Многие молодые архитекторы не могут считать себя состоявшимися специалистами, потому что им не хватает практических навыков, опыта. Какими были Ваши ощущения, когда Вы оканчивали ВУЗ и переходили к практической части? 

– Благодаря семейной преемственности мое вхождение в профессию было более плавным и непрерывным. Параллельно с обучением я постигал азы практической работы архитектора в мастерской своего отца. Своеобразным «боевым крещением» стала для меня реализация проекта Mercedes Benz Центра «Авилон» в Москве, когда за год я прошел «ускоренный курс» по реализации здания от первого концепта и до момента его открытия. 

– На Ваших глазах многие стали настоящими профессионалами, прошли путь становления. Расскажите, насколько он сложен? Вы бы что-то изменили в нашей системе образования архитекторов? 

– Пути становления бывают весьма разнообразны: кто-то чувствует себя мастером-одиночкой, кому-то важнее самореализоваться в команде, получая в ней опыт и поддержку. Одних устраивает формат небольшого креативного бюро, гибко взаимодействующего с партнерами, а других – мощного проектного офиса с полным спектром услуг «на борту». На мой взгляд, важно, насколько человек сам чувствует свою самореализованность, полноту жизни.

По образованию, слава Богу, появляются современные альтернативы (которые, пока, правда, не каждый может себе позволить в финансовом плане). Та же московская школа МАРШ представляет собой пример осмысленного и профессионального подхода, обучая, в первую очередь, думать и анализировать, а уже потом, на основе анализа, предлагать возможные решения. Также очень важным навыком, который следует воспитывать и поощрять, мне кажется способность инициировать различные проекты от архитектурных до социальных, быть тем самым городским активистом, преобразующим окружающее пространство. 

– Бывает ли, что Вы возвращаетесь или обращаетесь к собственным проектам, например, 90х годов, при проектировании какого-то современного объекта? Если да, то сохраняется ли их некоторая актуальность и сегодня? 

– Да, бывает, что какая-то нереализованная идея кочует из проекта в проект, пока не находит своего воплощения. Бывает, что удачно найденную тему или прием хочется использовать снова, развивая ее потенциал. А бывает и так, что родившиеся на заре профессии идеи настолько футуристичны, что и поныне не удается к ним подступиться.

Одной из таких идей, в моем случае, стал «дом-облако», придуманный вместе с родителями еще до поступления в институт. С тех пор было несколько попыток приблизиться к этому образу, создать легкую, «левитирующую» архитектуру, но пока они так и остались нематериализованными. 

Проект «Облака» 

И, вообще, в юности, мне казалось, что будущее – за мобильной и трансформируемой архитектурой, мне казалось странным делать тяжелые и неподвижные дома, какими делали их наши предки. Потом я постепенно привык, что архитектура – это искусство организации материального пространства, что она должна быть весомой, но иногда, нет-нет, да и проскользнет желание сделать что-то невесомое, парящее над реальностью. 

Проект «Аэротель»

189
Текст: Виана де Баррос Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

3 ноября 2017 г.
10 октября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта