Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
7 июня 2016 г.

Женский вопрос в творчестве сэра Эдвина Лаченса

Рассказ о крупнейшем британском архитекторе первой половины XX века – сэре Эдвине Лаченсе, которого называли по значимости в истории английской архитектуры вторым после Кристофера Рена, и о его женщинах, которые вольно или невольно влияли на его карьеру.

Пожалуй, в истории архитектуры не было столь разношёрстной пары, как Эдвин Лаченс и его жена Эмили. Он был сыном художника третьего ранга, она – дочерью генерал-губернатора Индии, первого лорда Литтона, Эдварда Булвер-Литтона. Они познакомились на танцах в 1896 году, через год сыграли свадьбу. Медовый месяц превратился в кошмар, после чего они никуда не ездили. Эмили не знала, что ожидать, но её мать приказала не порывать с мужем и всегда «держать банку холодного крема за кроватью», как писала правнучка архитектора Джейн Ридли, автор книги The Architect and His Wife: A Life of Edwin Lutyens.

У них было пятеро детей, несмотря на сложные отношения. Однако после появления пятого доступ в постель для Лаченса был закрыт. Физическое отвращение было сильным, и в случае других людей сулило бы полным разводом. Но не здесь.

Эмили была амбициозной и энергичной женщиной и хотела добиться успеха в обществе за счёт величия своего мужа. Однако Лаченс с его ребячеством, причудливым чувством юмора и робостью не походил на суперзвезду и не строил из себя героя. При этом он отступал при первом же сопротивлении – в такие моменты в его речи всегда проступали нотки ребёнка и похотливые мелкие шутки, которые раздражали Эмили. Всё больше и больше он уходил с головой в свою работу, которую жена никогда не понимала и не ценила, обижаясь на то, что муж сутки напролёт проводил за работой в своём кабинете в клубах дыма.

Резиденция Британского наместника в Индии

Лаченс был одним из величайших архитекторов, если не самым великим, из своего поколения. При этом высокое родство жены сказалось на карьере мужа. Именно Лаченс спроектировал новую резиденцию для вице-короля Индии (или как его ещё именовали – британского наместника или генерал-губернатора; титул короля Индии носил британский монарх).

Архитектурный ансамбль в Нью-Дели (Viceroy's House,1912–1931), новой столице Британской Индии, был выполнен в стиле английского необарокко и стал вершиной творчества архитектора. Лаченс возглавлял группу проектировщиков, которые решали архитектурные и градостроительные задачи. Ряд построек выполнил известный мастер Герберт Бэйкер (Здание Секретариата), которого Лаченс заприметил по его постройкам в Южной Африке, ещё одной колонии Британской империи.

Нью-Дели обычно называют «Дели Лаченса», поскольку архитектор не только построил главный дворец, но и распланировал близлежащие территории. Лаченс изобрёл собственный архитектурный ордер – так называемый «ордер Дели», который использовал также в Англии (к примеру, в Campion Hall в Оксфорде). В отличие от других более традиционных британских архитекторов, Эдвин Лаченс был вдохновлён стилем Великих Моголов и мотивами индийской архитектуры. В своём проекте он мастерски отразил восточные и европейские традиции зодчества и процитировал некоторые местные элементы (к примеру, цилиндрический «буддийский» купол и павильоны Чхатри около входа). Протяжённые мраморные коридоры и некоторые помещения – без перекрытий, но с навесами для лучшей вентиляции – сохраняют прохладу в условиях жаркого климата Индии.

 Лаченсу удалось соединить английские классические традиции – его барочный «РЕНессанс» (англ. «Wrenaisance» – собственный стиль архитектора с мотивами от Кристофера Рена – в основном отражён в коммерческих и общественных постройках 1910-1930-х годов) и индийские мотивы. Архитектор смог создать неповторимое здание, отказавшись от красочного «индо-сарацинского стиля», столь популярного в викторианскую эпоху применительно к государственным зданиям, когда Калькутта стала центром классицизма в Британской Индии, а Бомбей – готики и индо-сарацинского стиля.

Колонны главного фасада имеют своеобразные капители, на каждой из которых висит по четыре колокольчика, что символизирует «неумолкаемые» британские законы. Лаченс выполнял правительственный «имперский» заказ, да и сам был не чужд колонистских взглядов, называя индусов «грязными, неопрятными и не способными управлять страной».

Viceroy's House, теперь называемый Раштрапати-Бхаван («Президентский дворец», официальная резиденция президента Индии), состоит из 340 помещений и построен на территории в 1,3 кв. км. Площадь всех помещений – около 19 000 кв. м. На строительство ушло свыше 700 млн. кирпичей и 85 000 кубометров камня. При строительстве резиденции использовался местный песчаник красного, охристого и песчаного цветов. Огромный розовый сад, источающий восточные фантазии, также спроектирован Эдвином Лаченсом и сейчас общедоступен публике.

Центральный купол резиденции стал символом и вошёл в фольклор. Многие карикатуристы рисовали Лаченса именно с таким котелком-куполом на голове. Несмотря на юмор в архитектурной среде, с политической точки зрения Лаченс осуществил масштабный имиджевый проект Британской империи, за что и был удостоен крупных наград. Именно этот дворец во многом способствовал тому, что в 1918 году архитектор был посвящён в рыцари – с тех пор его стали именовать сэр Эдвин Лаченс. Немногие из его поколения достигли подобного – разве что можно упомянуть сэра Герберта Бэйкера (1926; за постройки в Южной Африке и Индии), сэра Джайлза Скотта (1924; за Ливерпульский собор) и сэра Джона Бёрнета (1914; за галереи Британского музея).

В паре с Гертрудой Джекилл

Неизбежно супруги обратились к другим людям. Две наиболее значимые женщины в жизни Лаченса – садовый дизайнер Гертруда Джекилл и эксцентричная леди Сэквилл, мать будущей писательницы, аристократки и журналистки Виты Саквилл-Вест (Vita Sackville-West) и хозяйки старинного особняка Ноул (Knole House).

С толстой и простой Джекилл у Лаченса были наиболее важные и серьёзные связи. Они обожали друг друга и заставляли смеяться – она называла его Nedi, он её – Bumps (шишки). Всё это взаимно вдохновляло обоих. По словам Джейн Ридли, «дома Лаченса и сады Джекилл превратились в Эдвардианский символ статуса» (имеется в виду правление короля Эдуарда VII в 1901–1910 гг.). Вместе они осуществили несколько ярких проектов в 1890–1900-х годах и выработали собственный «Лаченс – Джекилл» стиль, в котором смешались исторические и народные традиции, тяготеющие к классике лестницы и балюстрады, кирпичные дорожки, травяные насаждения и декоративные выносливые кустарники. Этот новый «природный» стиль сформировал новое направление в английском садоводстве в начале XX века.

По словам историка Дорина Ярвуда, загородные дома Лаченса, построенные в графстве Суррей на рубеже веков, сформировали группу так называемых Surrey-styled houses, которым были свойственны простые и чистые линии, ярко очерченные силуэты дымоходов, использование местных материалов, нерегулярные планы.

Их профессиональное партнерство началось в 1896 году, когда Лаченс начал работать над собственным домом Джекилл – «Манстед Вуд» (Munstead Wood) около Годалминга в графстве Суррей. Главное здание закончено в 1897 году. Гладкая двускатная крыша, местный камень, массивные дымовые трубы из кирпича, огромные фронтоны – всё это придаёт романтический оттенок загородной резиденции Гертруды Джекилл.

 

Особняк Deanery Garden – ещё один знаковый проект Лаченса и Джекилл, осуществлённый в 1989–1901 годах в Соннинге, графство Беркшир. Заказчиком выступил Эдвард Хадсон, издатель нового лайф-стайл журнала Country Life о загородной жизни, где активно рассказывалось о новых постройках Лаченса. Слава архитектора началась именно с публикаций в данном издании. Добраться из Лондона до загородного «холостяцкого местечка» можно легко благодаря Great Western Railway.

Deanery Garden – один из наиболее известных загородных домов Англии рубежа XIX–XX вв., «прекрасный архитектурный сонет», как назвал его Кристофер Хасси, биограф Лаченса. Здание радикально в своём использовании пространства, при этом создано по старым английским формулам и из местных материалов. Деревянные, ажурные окна имеют стойки и ригели, а стены выполнены из красивой кирпичной кладки. Дубовая мебель и по-деревенски простые и грубоватые, словно льняное полотно, интерьеры с элементарным декором создают атмосферу традиционной загородной жизни.

 

Эдвард Хадсон хотел увидеть такой дом, который мог бы стать идиллическим местом для среднестатистического джентльмена Эдвардианской эпохи. Особняк, как и его хозяин, должен был быть сдержанным, утончённым, элегантным и с глубокой симпатией к той самой английской загородной жизни истории – и Лаченс вместе с Джекилл мастерски выполнили заказ.

Ранние постройки Лаченса – в основном усадебные дома для богатых заказчиков, подобно «Манстед Вуд» и «Динери Гарден», – созданы под влиянием «загородного» творчества Ричарда Нормана Шоу, Филиппа Уэбба и «Движения искусств и ремёсел». К наиболее известным Surrey-styled резиденциям также можно отнести Orchards в Годалминге («Фруктовые сады», 1899) и Goddards в Абингер Коммон (1899) – смесь грубого литого кирпича, высоких дымоходов и крупных фронтонов. Отличительная особенность Goddards – симметричный план, что несвойственно для загородных домов Лаченса в графстве Суррей.

Orchards в Годалминге

Goddards в Абингер Коммон

Tigbourne Court в Хамблдоне (1899–1901) – ещё один совместный проект Лаченса и Джекилл в графстве Суррей. Центральный фасад сформирован колоннадой дорического ордера и тремя остроконечными фронтонами; его фланкируют флигели с изогнутыми стенами и спаренными дымовыми трубами. В отделке фасада использован баргейтский камень (bargate – особо прочный вид песчаника), полоски оригинальных облицовочных плиток; угловой руст и наличники окон выполнены из кирпича. Крыша покрыта черепицей.

Что касается ещё одной пассии Лаченса, то утончённая и богатая Леди Саквилл была из другой категории и могла продвигать архитектора в высших слоях общества. В личной жизни были неизбежные прозвища McNed и MacSack и ошеломляюще ребяческий язык  (yeth и bleth you), однако нет эпистолярных доказательств, что они были любовниками, как написала правнучка архитектора Джейн Ридли.

Увлечение теософией и Индией

С женой Лаченса – Эмили – было всё сложнее. Она от разочарования бросилась в движение за права женщин, но это не удовлетворило её. Когда в 1909 году друг познакомил её с теософским обществом через труды госпожи Безант (Besant), то Эмили попалась на крючок. Через два года она встретила Мирового Учителя для себя в виде 15-летнего мальчика Джидду Кришнамурти (1895–1986), в будущем известного индийского философа. В харизматичного мальчика она одержимо влюбилась, пренебрегая мужем и детьми, и посвятила себя полностью ему. Когда он уехал на некоторое время в Индию, Эмили потянулась вновь за ним. К счастью, было отличное прикрытие: в это время там работал её муж… Эдвин Лаченс как раз трудился над своим самым масштабным проектом в жизни – дворцом вице-короля Индии в Нью-Дели. Пока муж строил, жена гуляла со своим идолом по Индии. Всё это, конечно, закончилось катастрофой. Кришна удалился от Эмили, когда его младший брат, который имел связи с дочкой Эмили по имени Мэри, умер от туберкулёза в Калифорнии.

Между тем, связи и интересы жены, способствуя новым заказам на строительство, не могли не радовать мужа. В частности, Лаченс спроектировал в 1910-х годах здание теософского общества на Тависток-сквер, где бывала Эмили и её новые друзья. Престижное место в самом центре Лондона было застроено зданием в духе «кирпичной неоклассики», где наблюдались реминисценции георгианского стиля и отражался новый виток развития неоклассики в Европе в 1910-х годах… Хотя разве в Англии классическая традиция в архитектуре когда-нибудь заканчивалась?

Здание теософского общества на Тависток-сквер. Первоначальный проект с куполом

 С отношениями в семье было невесело. Все пятеро детей страдали и от холодности безразличного отца, и от подавляющего увлечения матери. Он редко замечал их: разгадывал кроссворд в газете «Таймс» за обедом, в то время как жена была увлечена чтением… Когда их вторая дочь Урсула, мечтавшая пойти по стопам отца-архитектора, спросила у него, какие перспективы есть у женщины в архитектуре, Лаченс непростительно пошутил: «Это зависит от того, за какого архитектора эта женщина выйдет замуж». После этого он никогда не обращался к этой теме. Из четырёх его дочерей Урсула и Барби преуспели в жизни, а Мэри пыталась покончить жизнь самоубийством, но безуспешно.

Эдвин Лаченс очень много курил всю свою жизнь и умер от рака в 1944 году в возрасте 74 лет, тогда как Эмили пережила его на 20 лет. Одним из последних видел его на публике писатель Ивлин Во, который после обеда в Campion Hall в Оксфорде (единственное здание Лаченса в этом университетском городе было построено в 1936 году; здесь снова навешаны колокольчики на капителях, как и в резиденции в Нью-Дели) написал, что этот старый мужчина был «очень чокнутым и отвешивал свои старые шутки и непристойную брань, но делал это неуместно и без смака».

Campion Hall в Оксфорде


Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта