Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
24 ноября 2016 г.

«Вести с фронта»: закрытие венецианской архитектурной биеннале

27 ноября состоится закрытие архитектурной Венецианской биеннале, которая стала одним из самых важных профессиональных событий года.

Венецианская биеннале существует  с 1895 года и проводится раз в два года в легендарном городе на воде. Это форум мирового искусства, поэтому он состоит из нескольких крупных блоков: музыка, живопись, театр, кино, архитектура, для каждого из которых традиционно отводятся одни и те же площадки.

Архитектурная биеннале существует с 1975 года и проходит в Арсенале и Джардини (Венецианских садах), расположенных недалеко друг от друга. Существует и параллельная программа биеннале, в рамках которой отдельные страны располагают свои экспозиции в разных частях города.

 Тема 15-й архитектурной биеннале звучала как «Вести с фронта» («Report from the front») и предполагала разговор об архитектурной повестке с разных концов Земли. Куратор биеннале – чилийский архитектор Алехандро Аравена, получивший  всемирную известность благодаря социальным проектам, разрабатываемым компанией ELEMENTAL, за полгода до биеннале был награждён Прицкеровской премией.

Объекты для главной экспозиции в Арсенале отбирает куратор, которым в этом году был назначен Аравена – он же выбирает экспонаты для национального павильона Италии в Джардини. В Джардини находятся около шестидесяти национальных павильонов, принадлежащих разным странам, – российский павильон, стоящий вдоль главной оси парка, был построен А.В. Щусевым в 1914 г.

 

Россия была представлена на биеннале тремя очень разными проектами: в российском павильоне был выставлен проект «VDNH», в Арсенале демонстрировался Matrex – главное здание общественного центра Сколково, созданное бюро Bernaskoni, а на набережной возле Арсенала расположился Приют одинокого шахматиста – объект Александра Бродского.

Библиотека, посвящённая VDNH

 Биеннале неожиданно получилась скандальной: экспозицию в целом критиковали за размеры – слишком большая, чтобы посмотреть и осмыслить, социального мастера Аравену обвинили в предвзятости отбора участников – ни одной женщины, ни одного тёмного человека и куча латиноамериканских бюро, и наконец, некоторые социальные проекты, получившие награды на выставке, доказали свою несостоятельность там же – как плавучая школа для трущоб Нигерии, разрушенная венецианским ливнем. 

 Всё это вызвало скепсис к теме социальной архитектуры вообще: насколько она правдива и так ли безусловно хороша?

Социальная архитектура – острая тема. С того момента, как Шигеру Бан стал обладателем Прицкера за легковозводимые жилища из бумаги (2014), гуманитарная составляющая архитектуры получила широкую огласку и стала эксплуатироваться массовой культурой. Аравена – активный и местами воинственный в своей социальности, неустанно говорит о том, что социальная архитектура – это борьба: с климатом, экономикой, апатией. Вопрос социальной архитектуры стоит остро не только в связи с мировыми катаклизмами, он вызывает серьёзные противоречия внутри профессиональной среды: многие архитекторы, в том числе Патрик Шумахер (ныне глава Zaha Hadid Architects), скептически относятся к социальности как основе архитектуры, указывая на то, что такой подход ведёт к полной гибели эстетики.

Внутри страны сильную реакцию вызвал и российский павильон: почему в связи с темой социальности Россия показывает один из главных символов сталинской эпохи? Что за абсурдное непопадание в тему? В качестве архитектурной повестки ВДНХ и правда выглядит довольно занятно: сейчас эта огромная территория развивается, российские и зарубежные архитекторы занимаются реновацией некоторых участков и строительством новых зданий, и именно в связи с возможностью кооперации нескольких бюро, столь новой для российского профессионального сообщества, ВДНХ демонстрировалось в Венеции – как перезарузка профессиональных ценностей. Вместе с тем, её культурный контекст – родство с тоталитарной эпохой и большая показательность, вкупе с общей политической ситуацией дали повод для злого сарказма.  

 Надо сказать, что несоответствие теме или весьма странный ответ на вопрос –  не отличительная черта русского павильона: большинство стран как будто не ответили на тему биеннале. Исключением стали разве что Испания, убедительно продемонстрировавшая свою крепкую архитектуру и умение работать со стройматериалами, которые уже были в употреблении, и Британия, предложившая взглянуть на жильё под углом того, сколько времени там проводит человек: павильон демонстрировал жилые ячейки на час, день, год или десятилетие.  

Тема социального в архитектуре очень обширна, она предполагает множество ответов и в то же время сама по себе социальность не является единственным архитектурным сценарием. На протяжении нескольких лет – и особенно после этой биеннале, заявка на социальность связана со строгим и требовательным взглядом коллег на проект. И между тем архитекторы из разных стран продолжают свои поиски в этой области, Россия же по-прежнему очень далека от социальной архитектуры и от серьёзного размышления над ней.  


Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта