Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
24 ноября 2016 г.

«Вести с фронта»: закрытие венецианской архитектурной биеннале

27 ноября состоится закрытие архитектурной Венецианской биеннале, которая стала одним из самых важных профессиональных событий года.

Венецианская биеннале существует  с 1895 года и проводится раз в два года в легендарном городе на воде. Это форум мирового искусства, поэтому он состоит из нескольких крупных блоков: музыка, живопись, театр, кино, архитектура, для каждого из которых традиционно отводятся одни и те же площадки.

Архитектурная биеннале существует с 1975 года и проходит в Арсенале и Джардини (Венецианских садах), расположенных недалеко друг от друга. Существует и параллельная программа биеннале, в рамках которой отдельные страны располагают свои экспозиции в разных частях города.

 Тема 15-й архитектурной биеннале звучала как «Вести с фронта» («Report from the front») и предполагала разговор об архитектурной повестке с разных концов Земли. Куратор биеннале – чилийский архитектор Алехандро Аравена, получивший  всемирную известность благодаря социальным проектам, разрабатываемым компанией ELEMENTAL, за полгода до биеннале был награждён Прицкеровской премией.

Объекты для главной экспозиции в Арсенале отбирает куратор, которым в этом году был назначен Аравена – он же выбирает экспонаты для национального павильона Италии в Джардини. В Джардини находятся около шестидесяти национальных павильонов, принадлежащих разным странам, – российский павильон, стоящий вдоль главной оси парка, был построен А.В. Щусевым в 1914 г.

 

Россия была представлена на биеннале тремя очень разными проектами: в российском павильоне был выставлен проект «VDNH», в Арсенале демонстрировался Matrex – главное здание общественного центра Сколково, созданное бюро Bernaskoni, а на набережной возле Арсенала расположился Приют одинокого шахматиста – объект Александра Бродского.

Библиотека, посвящённая VDNH

 Биеннале неожиданно получилась скандальной: экспозицию в целом критиковали за размеры – слишком большая, чтобы посмотреть и осмыслить, социального мастера Аравену обвинили в предвзятости отбора участников – ни одной женщины, ни одного тёмного человека и куча латиноамериканских бюро, и наконец, некоторые социальные проекты, получившие награды на выставке, доказали свою несостоятельность там же – как плавучая школа для трущоб Нигерии, разрушенная венецианским ливнем. 

 Всё это вызвало скепсис к теме социальной архитектуры вообще: насколько она правдива и так ли безусловно хороша?

Социальная архитектура – острая тема. С того момента, как Шигеру Бан стал обладателем Прицкера за легковозводимые жилища из бумаги (2014), гуманитарная составляющая архитектуры получила широкую огласку и стала эксплуатироваться массовой культурой. Аравена – активный и местами воинственный в своей социальности, неустанно говорит о том, что социальная архитектура – это борьба: с климатом, экономикой, апатией. Вопрос социальной архитектуры стоит остро не только в связи с мировыми катаклизмами, он вызывает серьёзные противоречия внутри профессиональной среды: многие архитекторы, в том числе Патрик Шумахер (ныне глава Zaha Hadid Architects), скептически относятся к социальности как основе архитектуры, указывая на то, что такой подход ведёт к полной гибели эстетики.

Внутри страны сильную реакцию вызвал и российский павильон: почему в связи с темой социальности Россия показывает один из главных символов сталинской эпохи? Что за абсурдное непопадание в тему? В качестве архитектурной повестки ВДНХ и правда выглядит довольно занятно: сейчас эта огромная территория развивается, российские и зарубежные архитекторы занимаются реновацией некоторых участков и строительством новых зданий, и именно в связи с возможностью кооперации нескольких бюро, столь новой для российского профессионального сообщества, ВДНХ демонстрировалось в Венеции – как перезарузка профессиональных ценностей. Вместе с тем, её культурный контекст – родство с тоталитарной эпохой и большая показательность, вкупе с общей политической ситуацией дали повод для злого сарказма.  

 Надо сказать, что несоответствие теме или весьма странный ответ на вопрос –  не отличительная черта русского павильона: большинство стран как будто не ответили на тему биеннале. Исключением стали разве что Испания, убедительно продемонстрировавшая свою крепкую архитектуру и умение работать со стройматериалами, которые уже были в употреблении, и Британия, предложившая взглянуть на жильё под углом того, сколько времени там проводит человек: павильон демонстрировал жилые ячейки на час, день, год или десятилетие.  

Тема социального в архитектуре очень обширна, она предполагает множество ответов и в то же время сама по себе социальность не является единственным архитектурным сценарием. На протяжении нескольких лет – и особенно после этой биеннале, заявка на социальность связана со строгим и требовательным взглядом коллег на проект. И между тем архитекторы из разных стран продолжают свои поиски в этой области, Россия же по-прежнему очень далека от социальной архитектуры и от серьёзного размышления над ней.  

120
Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

21 марта 2017 г.
6 марта 2017 г.
3 февраля 2017 г.
2 февраля 2017 г.
24 января 2017 г.
12 января 2017 г.
28 декабря 2016 г.
28 декабря 2016 г.
13 декабря 2016 г.
8 декабря 2016 г.
22 ноября 2016 г.
16 ноября 2016 г.
8 ноября 2016 г.
18 октября 2016 г.
11 октября 2016 г.
26 сентября 2016 г.
8 сентября 2016 г.
1 сентября 2016 г.
22 августа 2016 г.
19 августа 2016 г.
16 августа 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта