Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
14 августа 2015 г.

То тут поп-ап, то там поп-ап. Часть 2

То тут поп-ап, то там поп-ап. Часть 2
 

BERLOGOS продолжает дискуссию о временных пространствах.


Участники дискуссии:
Илья Шипиловских – куратор, Уральский филиал ГЦСИ
Ашот Карапетян – архитектор
Дмитрий Безуглов – журналист, участник промобюро «Теснота»
Александр Елсаков – промоутер, создатель промобюро «Теснота»

Модератор круглого стола: Вероника Соковнина, филолог, журналист интернет-журнала BERLOGOS

Вероника Соковнина:
– Если говорить о многофункциональных площадках, таких как ЭМА, то возникает вопрос о воплощении принципа универсальности в архитектуре. Так ли важно, каково здание снаружи и какая у него планировка? Чердак это или подвал?

Дмитрий Безуглов:
– Мне кажется, это важно в каждом конкретном случае для той дизайнерской команды, которая там работает. А для человека, который приходит на выставку, это, конечно, не важно.

Александр Елсаков:
– Точно можно сказать, что всегда используются дешевые отделочные материалы. Чем меньше ты потратил и при этом изящнее оформил пространство, тем больший ты молодец как проектировщик и дизайнер.

Илья Шипиловских:
– Функция на первом месте, и уже она диктует форму.



Александр Елсаков:
– А в случае с ЭМА мы буквально недавно с Ашотом смотрели фотографии «до и после» (на тот момент я побывал в ЭМА несколько раз). Оказывается, там всё было убито! И это дико интересно, ведь я пришел первый раз в павильон и подумал «блин, как всё легко спроектировано, как будто бы ничего не переделывали», а потом мы смотрим фотографии и понимаем, насколько это было убитое пространство, столько там мысли вложено, столько работы пришлось провести. И в этом смысле здесь стоит рассмотреть Outline – еще один проект Stereotactic. Ты приезжаешь на этот гигантский электронный фестиваль и видишь фантастически, до мельчайших деталей продуманную инфраструктуру, а потом смотришь, в каком состоянии Карачаровский завод был до того, как команда приступила к работе. И тут тебя пробирает дрожь. Может быть, даже большая, чем когда ты впервые оказываешься на территории фестиваля.

Ашот Карапетян:
– Тут, получается, есть несколько форматов поп-ап-пространств. Первый – как в случае с Карачаровским заводом. Все понимают, что в течение года он будет снесен и на его месте построят жилой комплекс, и то, что они возводят сейчас, проживет всего два дня. Совсем другой формат – это проведение, допустим, биеннале в «Доме Печати», когда никто ничего не собирается сносить, а происходит некое переосмысление пространства.

Александр Елсаков:
– Если говорить еще о планировке и дизайне, то сразу вспоминается тот же White Room. Мне не очень нравится то интерьерное решение, которое было там принято, все эти унитазы…

Дмитрий Безуглов:
– Там были унитазы?

Илья Шипиловских:
– Я вообще их не помню. Там, кажется, просто белые стены.

Александр Елсаков:
– Там были унитазы, раковины, какие-то вычурные зеркала. И вот именно это наводит на мысль, что поп-ап-пространство может быть куда более вычурным, чем постоянный интерьер, именно в силу своей временности. Оно обязано удивлять и даже эпатировать. Вот ты видишь фасад ЭМА и…

Вероника Соковнина:
– А что там с фасадом?

Дмитрий Безуглов:
– Там изоляционный материал. Выглядит реально как какая-то «вурмская штука» (имеется в виду художник Эрвин Вурм. – Прим. авт.), как будто это ожиревшее серебристое здание в складках. Очень круто выглядит.



Александр Елсаков:
– И не понятно, как бы ты относился к этому фасаду, если бы он тут находился пять лет. Его плюс в том, что он временный, потому что уже через полгода такой дизайн надоест.

Дмитрий Безуглов:
– Спасибо, что он с нами до сентября.

Александр Елсаков:
– Надоело бы даже инстаграмиться около него.

Дмитрий Безуглов:
– Ну, тут всё очень просто: надоело фотографироваться здесь – пожалуйста, вот тебе другое место.

Александр Елсаков:
– Да, в этом плане мне очень нравится это тиражирование в Instagram, потому что сразу понятно: дизайнер на этой площадке, в этом интерьере расставил такие якорьки, которые становятся узнаваемыми и около которых хочется отметиться.



Илья Шипиловских:
– Это, безусловно, должно закладываться в самом начале, еще при проектировании.

Дмитрий Безуглов:
– У вас будет такое на биеннале?

Александр Елсаков:
– В прошлый раз это был гигантский баннер с оптическими иллюзиями на здании «Уральского рабочего». Он стал самым популярным объектом. Еще счастливцы фотографировались с ковром – мемом уходящей эпохи.

Вероника Соковнина:
– Если говорить про временные арт-площадки, то это мобильность формы и содержания, что зачастую и для зрителя интереснее, чем статика классического музея. Не стоит ли тогда говорить о постепенном отходе музеев на задний план?



Дмитрий Безуглов:
– Это разные аудитории, разные потоки и разные сметы.

Илья Шипиловских:
– У музеев есть особенная прелесть – постоянная коллекция, которая и привлекает людей. И человек туда приходит, чтобы увидеть эти работы или оценить их в новом контексте параллельной выставки. Нужно публику приучать, чтобы они ходили в конкретное место, а поп-ап просто не успеет, мне кажется.

Дмитрий Безуглов:
– Я вспомнил, что был отличный концепт «Музей всего» – как раз поп-ап. На две недели приехал фургончик, который ездил по 13 городам России, разложился на ул. Горького, где сейчас ведется строительство, прямо на набережной. Фургончик разбивался на две части. В одной сидело жюри – дирекция лондонского The museum of everything, – и к ним шел постоянный поток людей, которые приносили свои работы. Их оценивали и отбирали для грандиозной выставки этого музея, которая состоялась потом в «Гараже». Во второй части фургончика размещалась экспозиция работ неизвестного современного искусства.

Илья Шипиловских:
– Набережная тогда на несколько дней превратилась в место городского экшна. Могли прийти люди, расстелить пледик, полежать, послушать музыку, познакомиться с художниками. Очень яркий проект. Вот что ещё важно: площадка должна быть совершенно не похожа на что-то обыденное.

Дмитрий Безуглов:
– Это как шапито приезжает, довольно мило.

Вероника Соковнина:
– Мы говорили о влиянии архитектурных решений на поп-ап-проекты. А дизайн интерьера играет какую-то роль в формировании концепта временного пространства?

Илья Шипиловских:
– Конечно! Это чуть ли не самая важная деталь всего мероприятия.

Ашот Карапетян:
– Через дизайн увязываешь и эстетику, и функцию, позволяешь им взаимодействовать.

Александр Елсаков:
– Это же всё временные планировки. Ты не стены городишь, а значит, здесь, прежде всего, интерьерное решение, чем архитектурное. Кстати, тут нужно отметить, что подобные пространства тяготеют к формату open-space. Это и понятно, с ним легче работать.

Дмитрий Безуглов:
– Сейчас можно просто техзадание написать для временных пространств, только бы их сделали.



Александр Елсаков:
– Вообще в условиях кризиса поп-ап должен стать очень популярным инструментом. Сегодня, проезжая по Екатеринбургу, можно увидеть такое количество растяжек «аренда», какого мы не видели никогда. Во всяком случае, наше поколение точно. Последнее, что меня шокировало, – рядом с моим домом на Декабристов-Белинского стоял двухэтажный дом, а рядом с ним висел баннер со стрелочкой, указывающей на него, и надписью: «Продается особняк».

Ашот Карапетян:
– А я недавно заезжал в Красноуфимск, и там перед городом был баннер «Продам аэропорт»! (Общий смех.)

Илья Шипиловских:
– То есть у людей удивительные активы, и они не знают, как ими распорядиться. Единственное, что приходит в голову, – сдать в аренду или продать, а ведь можно подойти к вопросу креативно.

Александр Елсаков:
– Да-да, когда с одной стороны появится адекватное профессиональное предложение, а с другой владельцы помещений и капиталов поймут, что они хотят быть ярче и устали терять деньги, закономерным образом начнется этот диалог.

Вероника Соковнина:
– Но есть же готовые предложения – Stereotactic, Simplex Noise.

Илья Шипиловских:
– Но Stereotactic – это Москва, а Simplex Noise точно могут делать временные пространства, но им нужно найти в своей команде человека, который смог бы грамотно подготовить маркетинговое предложение.

Дмитрий Безуглов:
– Да всем нашим проектам нужен такой человек, чтобы смог прийти и сказать: «Мужик, давай не будем продавать аэропорт, а сделаем там концертную площадку на два месяца, а потом откроем поп-ап-галерею». И тогда всё завертится!

Фото: Влад Лоншаков

Начало материала читайте здесь .

Редакция BERLOGOS благодарит кофейню Papa Carlo Coffee за предоставленную площадку.


Текст: Соковнина Вероника

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

8 апреля 2019 г.
1 февраля 2019 г.
17 января 2019 г.
4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта