Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
24 октября 2017 г.

Современный российский дизайн. Поиски национального стиля. Часть I

Трудно оценивать, систематизировать и уж тем более прогнозировать современный российский дизайн, который находится в стадии активного становления. Однако нашлись люди, которые попытались это сделать. Получилось довольно интересно и перспективно. Мы говорим о проекте «Альманах "К°ЛЛЕКЦИЯ"» и его основателях: Иване Ходыреве и Светлане Липкиной. На протяжении всего 2017 года Иван и Светлана выступали на различных деловых площадках с презентацией своего Альманаха и лекциями о современном состоянии отечественного предметного дизайна и перспективах его формирования в жизнеспособный и конкурентоспособный национальный стиль. Мы побывали на одном из их выступлений под названием «Российский дизайн: проблемы культурной идентичности», проходившем на АРХ Москве 2017, и хотим поделиться с вами услышанным и увиденным.

Иван Ходырев — предметный дизайнер, основатель студии iM

Светлана Липкина — промышленный дизайнер, основатель и главный редактор портала Low-Tech Design

Альманах «К°ЛЛЕКЦИЯ» — печатное и электронное издание, ежегодный сборник предметов российских производителей мебели, светильников, декора, аксессуаров и готовых интерьерных решений. Предметы скомпонованы в виде коллажей, каждый из которых показывает тематическое пространство: прихожую, гостиную, кабинет, спальню, детскую. После каждого коллажа следует экспликация всех использованных в нём предметов с указанием производителей, габаритов и цен. Визуальная часть дополнена статьями, обзорами и интервью с экспертами рынка. Первый подобный проект в России. Вышел в свет в декабре 2016 года.

Иван: Здравствуйте, меня зовут Иван Ходырев, а это Светлана Липкина, моя коллега. В конце прошлого года мы реализовали проект под названием «Альманах "Коллекция"», в котором собрали под одной обложкой предметы, созданные  российскими дизайнерами за последние пять лет. В процессе подготовки нам пришлось отсмотреть очень большое количество предметов, в результате чего стали появляться всякие идеи, соображения и выводы, которыми мы хотели бы сегодня с вами поделиться. Главные вопросы, на которые мы искали (и продолжаем искать) ответы: существует ли реальная возможность появления в современной России своего уникального, локального стиля? что для этого нужно сделать? и каков он вообще, национальный российский стиль? Мы провели собственное небольшое исследование, но не претендуем на абсолютную истину. Нам хотелось лишь обозначить предмет дискуссии, чтобы каждый желающий мог поучаствовать и высказать свои соображения по теме.

Светлана: Мы хотим подчеркнуть, что это не наш манифест, не окончательные тезисы, а, скорее, рассуждение, размышление, первое представление о том, с чем мы столкнулись. В Альманах вошло порядка 50-ти брендов, но только 6-7 из них можно назвать обладающими именно российской спецификой...

Иван: ...носителями некой идентичности, не присущей другим.

Светлана: Остальные бренды больше ориентированы на скандинавский стиль, на лофт.

Иван: На какие-то уже существующие импортированные эстетические клише.

Светлана: На этом общем слайде представлены несколько брендов, о которых мы далее будем рассказывать подробнее, объясняя, почему по нашему субъективному представлению они могут называться русскими.

Иван: На первый взгляд не очевидный и странный набор, отличающийся от того визуального «стандарта», к которому все привыкли. Сейчас мы более подробно расскажем, почему и как мы к нему пришли.

Откуда вообще берётся жизнеспособный локальный стиль? Яркие примеры — скандинавский, итальянский стили. Как они складываются, почему безошибочно узнаются, почему продолжают жить и развиваться? Мы выделили три основных момента, из которых складывается стиль: узнаваемые визуальные приёмы, мировые тренды, которые позволяют им жить и развиваться, и так называемый «культурный код» — локальная специфика на уровне смыслов и символов, присущая только данной конкретной культуре, данному конкретному региону. Ну и, конечно, очень важным для существования стиля является внешний фактор — благоприятная экономическая ситуация или господдержка.

Светлана: Или и то, и другое сразу.

Иван: Если с мировыми трендами и визуальными приёмами всё более-менее понятно, то что такое «культурный код» в своём эстетическом проявлении? Откуда он берётся, как складывается, каким образом отражается в предметах? Задаваясь этими вопросами, мы поняли, что нам не хватает экспертного мнения, и обратились за помощью к специалистам-культурологам. Они очень нам помогли, особенно доцент РГГУ Юлий Арамович Асоян, он с большим желанием включился в эту работу, наставил нас, так сказать, «на путь истинный», «порезал» наши некоторые совсем уж вольные измышления.

Справка: Асоян Юлий Арамович — кандидат философских наук, доцент кафедры истории и теории культуры факультета истории искусства РГГУ.

У культурного кода каждого народа есть некие константы, которые влияют на него всегда: территория и климат, социальная жизнь и общественное сознание, тип национального мышления и поведения. И есть переменные — это факторы, которые тоже важны, тоже оказывают существенное влияние, но они подвержены изменениям в течение времени: философия, литература, эстетика, искусство и так далее.

Светлана: Для начала, чтобы понять, как формируются известные нам прецеденты успешного национального стиля, мы отобрали три самых характерных современных стиля: итальянский, японский и скандинавский (здесь имеем в виду Финляндию). Все они были проанализированы по вышеобозначенным критериям, в контексте применения опыта для русского стиля. Особое внимание мы обращали на территориальный признак, куда входит климат, определённая «визуальная» природа — то, как она выглядит, — и местоположение государства, о котором идёт речь. Можно проследить, например, что Италия — это открытая для взаимодействия с другими народами страна, которая много лет являлась центром мировой культуры. Япония — напротив, восточное островное государство, для которого характерна культурная изоляция. Региональный, провинциальный статус Финляндии также оказал влияние на тот визуал, который мы в итоге имеем.

У каждого этноса есть уникальные характеристики, особенности поведения в повседневной жизни и в истории. Мы все обычно интуитивно их считываем. Скажем, итальянцы: они эпатажны, чувственны, эмоциональны. Таким является и их дизайн, их предметы. Более сдержанные японцы склонны к наблюдению и размышлению, к простоте — такова и их мебель, минималистичная и модульная. Стойкий, выносливый характер финнов создаёт лаконичные формы финского дизайна. На слайде вы можете видеть характерные предметы, которые визуально выражают, на наш взгляд, национальный характер каждой страны: классический и современный варианты итальянского стиля, техно-минимализм Японии и легендарный стул Алвара Аалто — как своеобразный «флаг» скандинавского дизайна.

А что же у нас? Не будем подробно останавливаться на климате и природных особенностях России: мы все в ней живём и прекрасно знаем, какая нас окружает природа и каков наш климат. Важнее понять, каковы наши уникальный характер, мышление, восприятие жизни, как мы ведём себя в тех или иных ситуациях. То есть, что собой представляет национальная психология или традиционная российская ментальность.

Мы выделили пять основных характеристик, которые представлены в верхнем ряду таблицы: СПОНТАННОСТЬ, СОПЕРЕЖИВАНИЕ, МАКСИМАЛИЗМ, БЕСПЕЧНОСТЬ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОСТЬ — эти черты показались нам максимально влияющими на наш выбор в разных сферах жизни, на то, как мы себя ощущаем и что мы создаём в результате творчества.

Дальше идут подкатегории — то есть частные проявления общих категорий. Спонтанность выражается в таких чертах, как импульсивность, экспрессивность и непосредственность. Сопереживание — в таких свойствах, как открытость, эмпатия, отождествление. Максимализм порождает чрезмерность, бескомпромиссность, идеализацию. Беспечность — игнорирование правил, безмятежность, невозмутимость. И, наконец, изобретательность проявляется в находчивости, самобытности, энтузиазме.

После того как мы определились с основными аспектами национальной психологии (повторимся, что пока это наша рабочая версия, требующая дальнейших исследований), мы стали тестировать в соответствии с ними варианты современной российской дизайнерской мебели и предметов для интерьера. У нас в базе порядка 250-ти марок — наиболее интересные из них прошли тестирование. В результате мы выделили 4 условных образа, которые помогли внешне выразить те категории и подкатегории, которые мы обозначили выше и которые характеризуют русского, российского человека. Задача была — найти наглядный образ, близкий этому человеку и соотносимый с конкретным материальным предметом.

Иван: Каждый образ содержит в себе комплекс значений: человек как некий персонаж, животное, растение, цвет, характерные качества — то есть это своего рода интегральные типы. Первым идёт МЕДВЕДЬ — ему соответствует богатырь, в растительном мире — дуб, красный цвет, жизненная сила и широта. К слову, сила и широта — вообще очень важные понятия в русском фольклоре.

Светлана: Они, в первую очередь, являются следствием как раз особенностей природы, ландшафта…

Иван: ...ну, это дискуссионный вопрос. Мы, на самом деле, со Светой тоже далеко не во всём согласны друг с другом, мы спорим и будем спорить, и это замечательно. И вас приглашаем к диалогу, дискуссии и спорам.

Итак, первый — медведь, богатырь, сила. Второй персонаж — ЛЕБЕДЬ, это женский образ, ему соответствует Царевна Лебедь, река, синий цвет, мудрость и структурность. Здесь мы ещё хотели включить зиму, но потом не стали.

Светлана: Да, попытались привязать к образам времена года, но решили, что это не всегда очевидно и слишком уж деланно.

Иван: Лебедь — это доминантная женщина, мудрая, с функцией управления. Следующий персонаж — ЗАЯЦ, герой-трикстер, он же Иван-дурак, растение — рябина/колокольчик, зелёный цвет, характеристики — изменчивость и затейливость.

Справка: Трикстер (от англ. trickster — обманщик, ловкач) — в мифологии и фольклоре «плут, озорник».

Светлана: Буквально на финише у нас появился персонаж Алёнушка, который представляет иной женский образ, в отличие от Царевны Лебеди. Помимо структурности, мудрости и могущества женского начала в нашей культуре есть более...

Иван: ...более зависимый, но при этом более чувственный, способный к сопереживанию женский персонаж. Алёнушке соответствует ГОЛУБКА, берёза, белый и золотой цвета, чистота и чувственность.

Светлана: Забегая вперёд, скажем, что этот образ чаще всего встречается в продуктах отечественных дизайнерских брендов.

А теперь вернёмся к понятию российского культурного кода и перейдём от абстрактных понятий (спонтанность, сопереживание, максимализм, беспечность, изобретательность) непосредственно к их визуальным проявлениям в отечественном искусстве.

Первая группа приёмов соотносится со спонтанностью: ЭНТРОПИЯ — то есть хаотичность; МНОГОЯРУСНОСТЬ — башенки, пристройки и переходы, ЗАТЕЙЛИВОСТЬ — причудливая, замысловатая резьба. Эти внешние черты берут начало в нашей характерной импульсивности и спонтанности. В качестве иллюстрации мы взяли архитектуру Русского Севера — в ней как раз присутствует некий элемент случайности, намеренной недоделанности. Не путать с халатностью или плохим качеством! Это разные вещи. На мой взгляд, данная категория — самая перспективная для нашего национального стиля. Поскольку нам свойственна некоторая небрежность в поведении и в визуале, нам надо просто сделать это нашим плюсом. То есть целенаправленно создавать такие вещи, которые бы подчёркивали спонтанность.

Вторая группа условно соотносится с сопереживанием: ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБРАЗОВ — растений, животных, символов, героев; СТИЛИЗАЦИЯ этих образов, ПРИМИТИВИЗМ вплоть до наива и детскости. Третья группа визуальных приёмов вырастает из максимализма, который проявляется в виде МОНУМЕНТАЛЬНОСТИ, КОНТРАСТНОСТИ и ГИПЕРТРОФИРОВАННОСТИ. Четвёртая категория — это ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ и НАДЁЖНОСТЬ. И последний комплекс внешних проявлений, который сопоставим с изобретательностью, — это ТЕХНИЧЕСКАЯ ДОСТУПНОСТЬ, а также ПРЯМОЛИНЕЙНОСТЬ И КАРКАСНОСТЬ. Мы часто делаем вещи конструктивно простые и понятные, скорее «оголяем» нутро, нежели его скрываем. Одним из примеров технической доступности, прямолинейности и каркасности может быть наш классический сруб. Или конструктивизм XX века. Мы любим показывать конструкцию и создавать предпосылки для модификаций: наши потребители могут доработать предмет по своему усмотрению, и им этот процесс нравится.

Теперь попробуем систематизировать визуальные приёмы, рассмотрев их в составе конкретных исторических стилей и направлений, таких так: РУССКИЙ СЕВЕР, РУССКИЙ ИМПРЕССИОНИЗМ, РУССКИЙ МОДЕРН, КОНСТРУКТИВИЗМ, СТАЛИНСКИЙ АМПИР, СОВЕТСКИЙ ДИЗАЙН 1960-Х ГОДОВ.

Особо удачными локальными направлениями мы бы назвали Русский Север и период 1960-х годов — это деятельность ВПКТИМ (Всесоюзный проектно-конструкторский и технологический институт мебели) и ВНИИТЭ (Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики). Тогда наши научные исследования в области разработки мебели, в области промышленного дизайна были очень успешны, но, к сожалению, большинство из них осталось на бумаге. Вы наверняка слышали о тех выставках, которые проходили недавно в Европе — они были организованы Московским музеем дизайна и посвящены опыту ВНИИТЭ. В настоящее время предпринимаются попытки реанимировать этот уникальный проект, сделать новый ВНИИТЭ, который бы снова занимался теорией и методологией дизайна.

Продолжение и окончание лекции о проблемах культурной идентичности в российском дизайне читайте в Части II  и Части III.

Заглавное фото: коллекция Svetoch, автор: Анастасия Кощеева

98
Текст: Филиппова Дарья

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта