Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
5 июня 2015 г.

Синтез искусств в архитектуре

Синтез искусств в архитектуре
 

Готические мотивы московских особняков Федора Шехтеля.




Владислав Латош – искусствовед, специалист по архитектуре XIX–начала ХХ века.

Ко времени появления модерна готика снова в моде и имеет твердые позиции в искусстве, обладая при этом уже сформированным набором выразительных средств. В архитектуре этого периода мы нередко встречаем не только неоготические мотивы (стрельчатые арки, остроконечные крыши или вимперги), но и архитектурные отсылки к готической литературе. Говоря о влиянии литературы на архитектуру (которая сама по себе лишена иллюстративных возможностей), мы имеем в виду не только проникновение в арсенал архитектурных форм отдельных образов, но также и появление целых тем и мотивов в декоре здания, которое достигается при помощи синтеза с другими видами искусства. Таким образом, мы встречаем некие «театральные декорации», появившиеся в интерьере зданий под влиянием литературы. Не всегда это влияние было прямым: порой литература оказывала его опосредованно, например, через театр (причем иногда даже оперный), который осуществлял колоссальное воздействие на культуру в тот период.

Среди наиболее ярких готических особняков Москвы можно назвать дом жены фабриканта З.Г. Морозовой на улице Спиридоновка (1893–1896 гг.), ставший первой крупной самостоятельной работой Федора Осиповича (Франца-Альберта) Шехтеля (1859–1926 гг.). Именно с этой постройки началась целая череда готических строений, принадлежавших разным представителям многочисленного семейства Морозовых.





Суровые формы и выразительность английских замков, которые использовал архитектор, заставляют вспомнить о том, что родиной готического романа была именно Великобритания. Развернутый вдоль улицы двухэтажный дом за сквозной нарядной оградой имеет асимметричный фасад с мощными открытыми арками парадного крыльца. Весь скульптурный декор здания словно спрятан от невнимательных глаз. Вход охраняет небольшая химера, которая внимательно смотрит на каждого, кто подходит к дому. На сливных трубах установлены горгульи, а на консолях – мефистофельские маскароны. Эти неприметные скульптуры вместе с коваными решетками и фонарями удивительным образом подчеркивают строгость всего здания. Задним фасадом дом обращен к саду, который отгорожен высоким забором и служебными постройками от других участков. Подобная планировка, впоследствии не раз использованная Шехтелем, не только создает уют, но и позволяет абстрагироваться от суеты московской жизни и всего остального мира, погрузившись в задуманное архитектором пространство.






Интерьеры особняка отвечали требованиям времени и вместе с тем продолжали идею своеобразной «готической декорации», заложенную внешним декором. В контрасте со сдержанным наружным обликом, интерьеры здания богато декорированы деревянной резьбой, цветными витражами в огромных окнах, тяжелыми драпировками, фигурными балюстрадами лестниц, каминами и светильниками. Все оформление создает романтическую атмосферу рыцарского Средневековья.





Для архитектора «проиллюстрировать» литературу, не применив фигуративное искусство, – задача почти неразрешимая. Именно по этой причине многие мастера, обращавшиеся к готике, активно и охотно прибегали к услугам скульпторов и художников, посредством их работ демонстрируя свой замысел. Не стал исключением и дом З.Г. Морозовой. К работе над оформлением Шехтелем был привлечен тогда еще малоизвестный Михаил Александрович Врубель (1856–1910 гг.), который написал для интерьеров несколько мрачных «готических» панно, сделал рисунки для витражей и изготовил некоторые скульптуры, среди которых – «Роберт и Бертрам» и «Роберт и монахини».
Сюжеты этих композиций позаимствованы из популярной в то время в Москве оперы Дж. Мейербера «Роберт-Дьявол» (либретто Э. Скриба), основанной на средневековых легендах. На русской сцене премьера оперы под названием «Роберт» состоялась 18 сентября 1834 г. в Большом театре. Согласно сюжету, главный герой попадает в руины готического монастыря, где оказывается окружен вереницей призрачных монахинь, восставших из могил.



Таким образом, Шехтель, включил в оборот художественно-выразительных средств архитектуры скульптуру и декор, связанные единой темой.



По близкой схеме реализуется и оформление Готического кабинета и библиотеки А.В. Морозова в Подсосенском переулке, ставшие шедеврами интерьерного дизайна.
Сам особняк был создан в необарочной стилистике еще в 1878–1879 гг. для отца А.В. Морозова. Однако, как это часто бывает в московских особняках, его интерьеры многократно перестраивались. Для оформления наиболее официальной части дома Шехтель по желанию заказчика вновь обратился к строгому английскому стилю. Меблировка кабинета и библиотеки, как и в предыдущем случае, отвечала общей стилистике. Нужно заметить, что у Шехтеля, который всегда сам заказывал предметы интерьера для своих особняков, никогда не обходилось без «готической мебели».






Во многих элементах декоративного убранства кабинета и библиотеки угадываются фантастические существа. Фриз по периметру помещения был расписан по эскизу и под руководством самого Шехтеля по мотивам сказаний о Рейнеке-лисе (здесь, помимо произведения Гёте, также следует вспомнить средневековую сатирическую эпопею «Роман о Лисе»).



Реализуя программу «готического» оформления помещений, архитектор вновь прибег к услугам Врубеля. В 1896 г. художник создал пять монументальных панно на тему «Фауста» («Полет Фауста и Мефистофеля», «Фауст», «Мефистофель и ученик», «Маргарита», которые ныне хранятся в ГТГ, и несохранившееся пятое панно «Фауст и Маргарита в саду»). Как и в предыдущей работе, среди многообразного оформления интерьеров мы находим деревянные мефистофельские маски, которые здесь получили дополнительную тематическую связь со всем оформлением.




Следует заметить, что на сюжет трагедии Гёте были созданы оперы Берлиоза, Гуно и Бойто, которые в то время шли в Москве. Таким образом, литературный сюжет мог прийти в архитектуру посредством живописи и скульптуры, также пройдя через призму музыки и театра.

На примере творчества Ф.О. Шехтеля хорошо видно, как синтез различных видов искусства, объединенных общей темой, создает особую атмосферу, задуманную архитектором. Такая манера работы с архитектурой хорошо подходит не только для частных особняков и резиденций, но также и для других помещений, которые требуют создания некой настроенческой обстановки.

Текст подготовлен специально для BERLOGOS.

Текст: Латош Владислав

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта