Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
25 января 2017 г.

Разрежь дом! Гордон Матта-Кларк и анархитектура

Деконструкция зданий, которая получила такое широкое распространение в 1990-е и которая прежде всего связана с постановкой архитектурных проблем без предложений по их решению, основана на жесте – заметном и броском. Можно предположить, что такой подход восходит в том числе к американскому искусству 70-х и экспериментам, которые в этот период проводил Гордон Матта-Кларк.

Матта-Кларк обучался архитектуре в Корнельском университете, который окончил в 1968 году, но обычной архитектурной практикой никогда не занимался. Вместо этого он изобрёл свой собственный творческий метод: нечто на пересечении перформанса, архитектуры, видео-арта. Матта-Кларк проникал в дома, обречённые на снос, и делал в их перекрытиях или стенах надрезы, вынимал фрагменты, составлял новые композиции фасадов, работая с ними как с огромными скульптурами. Весь процесс трансформации зданий фиксировался им на фото и видео. 

Сложно сказать, что именно было целью этих интервенций: исследование археологических пластов здания или интерес к архитектурной форме и её деформации. Возможно, на это можно посмотреть и как на активную реакцию горожанина на современный (и враждебный) ему город – 60-е и 70-е в США и Европе были временем, когда люди активно заговорили об отчуждённости человека от той среды, в которой он существует, и о необходимости её нового осмысления и освоения. В таком случае работы Матта-Кларка – это процесс активной апроприации города и значит, это своеобразное исследование, включающее в себя и мощную проектную часть.

Матта-Кларк вместе с друзьями содержал ресторан Food, в котором официантами и поварами служили художники, и галерею 112 Greene Street – альтернативное выставочное пространство. 

В 1973 году появился проект «Этажи Бронкса»: незаконно проникнув в заброшенные многоквартирные дома южного Бронкса, художник сделал сквозные отверстия в перекрытиях на нескольких этажах, создав сквозную перспективу, позволявшую увидеть дом насквозь. Из вынутых частей разных зданий Матта-Кларк собирал отдельные объекты – коллажи из фрагментов чужого быта. Интерес к собиранию коллекций из обыденных предметов роднит художника с дадаистами и начинателями поп-арта – Арманом, Классом Ольденбургом, Робертом Раушенбергом, и в то же время за его коллекциями стоит искренний интерес к миру, а не жестокая ирония поп-артистов.  

Художник покупал у города крошечные, никому не принадлежащие куски земли, которые каталогизировал и о безрадостном существовании которых снял фильм «City Slivers» («Щепки города») – всего таких щепок было пятнадцать. 

В 1974 году состоялась групповая выставка с участием Гордона Матта-Кларка – она называлась «Анархитектура», и именно этот неологизм стал нарицательным для проектов художника. В 2005 году она была восстановлена в английском музее Tate. Экспозиция 70-х состояла из множества чёрно-белых снимков, связанных с размышлениями о пространстве и пустоте.

Проект «Девять клеточек для бинго», созданный в 1974 году, был связан с частным жилым домом на берегу канала, подлежащим сносу: Матта-Кларк разделил фасад на девять частей и постепенно удалял их одну за другой, снимая это на видео. Сразу после удаления восьмого фрагмента дом был разрушен. 

Главным зданием, разрезанным Матта-Кларком, стал двухэтажный дом в Энглвуде, штат Нью-Джерси: он был распилен пополам, а затем точно из середины был удалён небольшой узкий фрагмент. Художник вместе с ассистентами приподнял обе половины здания, удалив фрагменты фундамента. В результате этого элегантного распила цельный объём распался на две автономные части, а внутри появилась узкая полоска света. Эта интервенция получила название «Расщепление: четыре угла». Художник сохранял реликвии каждого из объектов, которые он осваивал – от этого дома остались четыре угла.   

В 1975 Матта-Кларк сделал несколько дыр в пустующей верфи на нью-йоркском пирсе №52. Свет, проникавший в ангар, превратился в важное событие: меняясь в течение дня, он создавал движение внутри здания и придавал ему некоторую сакральность на закате – проект получил название «Конец дня». Подобные приёмы работы со светом и его движением в разное время использовали многие архитекторы, например Ле Корбюзье в церкви города Фирмини или Тадао Андо в своей Церкви света. Городские власти Нью-Йорка вскоре заделали вырезы, сделанные Матта-Кларком. 

В том же году Матта-Кларк создал ещё один свой знаменитый проект – «Конические отверстия». В Париже 1975 года активно сносились здания в районе рынка Les Halles: здесь в 1977 году появился легендарный центр Жоржа Помпиду. Французская, да и мировая общественность, горячо реагировала на этот масштабный снос. Для парижской биеннале молодых Матта-Кларк создал инсталляцию прямо на месте разрушений: в стенах двух домов XVII века, подлежавших  сносу,  художник сделал круглые и конусообразные отверстия, которые образовывали в пространстве сложную композицию. Отверстия были сделаны так, что их можно было видеть с улицы и изнутри зданий. 

Одним из последних проектов Матта-Кларка стала работа с конторским зданием в Антверпене, названная «Офисное барокко». В здании, расположенном в историческом центре города, на разных этажах были сделаны круглые вырезы и отверстия, напоминающие подошву утюга.

В конце 70-х художник скончался от рака в возрасте 35 лет, оставив несколько неоконченных проектов. Американские исследователи, занимающиеся альтернативным искусством, сходятся на том, что в жестах Матта-Кларка был очень важный акцент: их внимание часто было направлено на объекты, пропавшие из поля зрения социума и подлежащих утилизации. Это был как бы разговор о гибели объектов в обществе потребителей, то есть в обществе, где всё теряет свою ценность очень быстро. В то же время это и просто человеческая попытка осмыслить город, его закономерности и недостатки. В таком ракурсе метод Матта-Кларка обретает серьёзное социальное звучание – и при этом сохраняет свою художественную ценность.

Произведения Матта-Кларка поражают своей монументальностью: их принято считать скульптурными, но между тем работа в них всегда велась со зданием, причём со зданием, которое обречено было превратиться – или уже превратилось, –  в руину. Сложная работа с пространством и формой связана в них и с чисто физическими усилиями, и с концептуальными поисками: эти работы были очень звучными высказываниями, и хотя Матта-Кларк ничего не строил, эти высказывания были глубоко архитектурными.  

Читайте также:

Архитектура – она в голове

Superstudio: философия радикальной архитектуры


Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта