Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 мая 2016 г.

Принципы жизни Фрэнка Гери

Фрэнк Оуэн Гери – один из самых старейших (87 лет) и влиятельных архитекторов современности, лауреат Притцкеровской премии (1989), автор нескольких культовых построек, которые изменили жизнь городов, в частности Бильбао

Я не деконструктивист! Этот термин поистине приводит меня в бешенство. 

Я до сих пор не знаю, как пользоваться компьютером, кроме как кинуть его в кого-нибудь. 

В нашем мире 98% от всего, что строится и проектируется сегодня, является чистым дерьмом. Там нет никакого дизайнерского смысла, никакого уважения к человечеству или чему-либо ещё. Это жуткие здания – и всё тут. Правда, иногда группа людей делает что-то особенное. Но этого очень мало. Мы преданы своей работе. И я не выпрашиваю работу… Я работаю с клиентами, которые уважают архитектуру как искусство. (Пресс-конференция в испанском Овьедо в октябре 2014 года; позже извинился за свои слова). 

Для меня каждый день – это новое дело. Я подхожу к каждому проекту с чувством незащищённости, словно это мой первый проект в жизни, который только предстоит сделать, и я начинаю беспокоиться, я просто иду и начинаю работать. Но я не уверен, куда я двигаюсь – если бы знал направление, я бы ничего не сделал. 

Когда все готовятся к финалу, то я как раз готов начинать. Это и есть история моей жизни. 

Не понимаю, зачем люди нанимают архитектора, а затем указывают, что ему делать. 

Я подхожу к каждому зданию как к скульптурному объекту, пространственному сосуду, пространству света и воздуха, отклику на контекст, соответствию чувств и духа. В этот контейнер, в эту скульптуру, пользователь приносит свой багаж, свою программу и взаимодействует с ним, чтобы согласовать свои нужды. Если он не может сделать это, то я провалился. 

На самом деле я, как правило, думаю с позиции художника, как он [Константин Бранкузи, один из основателей стиля абстрактной скульптуры]. Он имел большее влияние на моё творчество, чем множество архитекторов. Кто-то даже предположил, что мой небоскрёб в Нью-Йорке [BeekmanTower] выглядит как скульптура Бранскузи. А из архитектурного мира я бы назвал двух людей – Алвара Аалто – человека, которого я очень уважаю, – и, конечно же, Филипа Джонсона. 

Beekman Tower, Ф. Гери

Скульптура «Бесконечная колонна», К. Бранкузи 

Я не могу переделывать старые идеи. Единственный способ достичь нового – это идти вперёд и не смотреть назад. Вы можете учиться у прошлого, но при этом вы не должны жить прошлым. 

Свобода в моих рисунках находит отражение в моей архитектуре. 

Для меня и для тех людей, которые работают на меня, во всём, что мы делаем, в каком-то смысле меньше самого финального продукта и куда больше достижения этого финального продукта, потому что на создание проекта мы тратим всё наше время. Так, кроме того, что мы все считаем себя счастливчиками, поскольку работаем с важными клиентами и крупными консультантами, нас волнует больше всего сам процесс создания. Но не все люди понимают эту нашу особенность, поскольку никогда не имели возможности увидеть эту сторону нашей работы. Пожалуй, самая крупная ошибка – это выдвигать предположения, в данном случае – о том, что мы никогда не думаем о функции или бюджете, или о том, что мы сидим вокруг скомканной бумаги, а за нас всю работу делает компьютер, или о том, что мы только и сосредоточены на создании зрелищ с целью дальнейшего попадания на обложки журналов. 

Я считаю это персональным усилием. Я не страдаю манией величия и не думаю о том, как завоевать весь мир. Скорее всего, успех пришёл потому, что я придерживался собственного курса. Я делал набеги в чьи-либо владения, но при этом всегда возвращался назад и сохранял персональный взгляд. Я сознательно продвигал эту личную подпись – или как вы там хотите её назвать? Не знаю, какое влияние я оказал; но личного удовлетворения у меня было достаточно. 

Я медленный архитектор. Мне надо много времени на создание проекта. И рассказ о том, что я разбрасываю свои строительные идеи в воздухе и по земле, является очень далёким от истины. 

Для меня важна вольная связь, ассоциация. Но она должна произрастать из чувства ответственности, чувства пропорций – человеческих пропорций, из важности взаимоотношений с сообществом, из всех других вещей… в том числе бюджета проекта, бумажника заказчика, его пожеланий… Несмотря на всё это, у архитектора остаётся простор для творчества, и я полагаю, что нам надо исследовать всё то, что обволакивает, влияет и давит на проект. А это всё идет от интуиции, или от тренированной, обученной интуиции, как я её называю. Перед тем, как приступить к проекту, ты долгое время изучаешь все нюансы. Но также оказывает влияние то, что ты видишь вокруг себя, как понимаешь мировые и культурные события. Это поистине большая картина. 

Архитектура получается после множества исследований. Когда ты молод и находишься в начале пути – тебе надо строить вещи и пробовать их. Тебе надо учиться строить. И это очень тяжело. Многие люди вообще не беспокоятся по поводу изучения всего этого. Они прямиком идут к теоретизированию своего творчества ещё до того, как научились правильно строить. Строительство – это отдельная дисциплина. Строительная индустрия обладает собственными механизмами, которые ты должен выучить с целью управления ими, поскольку ты делаешь трёхмерные объекты. 

Архитектура – это, конечно же, искусство. И те, кто являются практиками искусства архитектуры, они по праву называются архитекторами. 

Образ рыбы эволюционировал в моём творчестве. Я делал много набросков и картин. И постепенно рыба стала своего рода символом и образом совершенства, которое я не мог достичь в своих постройках... Рыба окружает людей миллионы лет, она является созданием природы, имеет подвижную и продолжительную форму. Она живая и не надуманная. По правде говоря, когда впервые форма рыбы пришла мне в голову, я и подумать не мог, что она станет центральной в моём творчестве. 

Я люблю возвращаться в Бильбао. Все мои здания сейчас являются частью моей семьи. 

Хронология жизни и творчества Фрэнка Гери, избранные постройки: 

1929 – Родился в Торонто в семье иммигрантов из Польши.

1946 – Переехал жить в Лос-Анджелес.

1954 – Получил степень бакалавра в Университете Южной Калифорнии.

1957 – Стал магистром в Гарвардском университете.

1962 – Открыл собственное архитектурное бюро.

1978 – Спроектировал Юридическую школу Лойолы в Лос-Анджелесе, США. 

1984 – Создан Аэрокосмический музей Калифорнии. 

1989 – Стал лауреатом престижной Притцкеровской премии. 

1991 – Соорудил «Дом-бинокль» – здание рекламного агентства Chiat/Day в Венеции, США. 

1992 – Получил Императорскую премию в Японии.

1992 – Придумал скульптуру «Плывущая рыба» в Олимпийской деревне Барселоны. 

1994 – Спроектировал «Танцующий дом» в Праге, соавтор – Владо Милунич. 

1997– Музей Гуггенхайма открыт в Бильбао. 

2000 – Музей музыки построен в Сиэтле. 

2003 – Открыт Концертный зал имени Уолта Диснея в Лос-Анджелесе. 

2004 – Будучи большим фанатом хоккея, Гери придумал дизайн Кубка мира по хоккею с шайбой. Трофей был раскритикован общественностью. Toronto Sun вышло с заголовком: «Что ЭТО?» 

2005 – Гери озвучил сам себя в сериале «Симпсоны», став первым архитектором, кто сделал это. 

2011–Завершено строительство небоскрёба Beekman Tower (или «Нью-Йорк-бай-Гери») в Нью-Йорке. 

2014 – В Париже открылся музей Фонда Louis Vuitton

Читайте также: 

Архитектурная дуэль в Париже

Бильбао современный

Архитектурная азбука Огюста Перре

Анри ван де Вельде: правила жизни основоположника бельгийского ар-нуво

Правила жизни Нормана Фостера

Правила жизни Захи Хадид: личные и архитектурные

1133
Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта