Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
21 апреля 2016 г.

Правила жизни Захи Хадид: личные и архитектурные

Избранные фразы ирако-британского архитектора и дизайнера Захи Хадид (1950-2016) – о жизни, архитектуре и собственных принципах. Пожалуй, самая известная женщина-архитектор в мире была удостоена многих престижных наград, в частности, Притцкеровской премии (2004) и Королевской золотой медали (2016). Дама-Командор ордена Британской империи (2012), представитель архитектурного стиля деконструктивизм. 31 марта 2016 года скончалась в возрасте 65 лет в Майами от сердечного приступа. 

Моя семья видела в образовании паспорт в лучший мир, но я не знала, чем хочу в действительности заниматься. Только на четвёртом году обучения в Архитектурной ассоциации (Лондон) я открыла для себя мир архитектуры – такой захватывающий и возбуждающий. (Architectural Record, 2003) 

Родители дали мне уверенность в собственных силах, дали шанс творить то, что я хочу. Когда мне было семь лет, мы поехали с родителями в Бейрут выбирать мебель для нашего дома. Мой отец, Мохаммед Хадид, был человеком передовых взглядов с космополитическими интересами… Я до сих пор помню поход в студию мебельщика и просмотр нашей мебели. Стиль был угловатым и модернистским, цвет – зеленовато-жёлтый, а для моей комнаты предназначалось ассиметричное зеркало. Оно меня заинтриговало – так я полюбила асимметрию. После этого я переделала свою детскую комнату, которая теперь стала подростковой. Моя двоюродная сестра вдохновилась увиденным и попросила переделать её комнату таким же образом, а вскоре и моя тетя обратилась ко мне за дизайном её спальни. Это были первые заказы. С этого всё началось. (Times, 2008) 

У меня не было какого-либо 20-летнего плана, но я всегда планировала изменить эту систему и, в конечном счете, сотворить теоретический проект, без разницы каким бы он был. (Architectural Record, 2003) 

В моем воспитании никогда не было чувства, что женщины чем-то отличаются от мужчин. (Times, 2008) 

Когда ты строишь что-нибудь, и люди видят, что этот проект работает успешно, то возникает вопрос, почему ты не можешь повторить это снова? Однако я смотрю на архитектуру отчасти как на науку: если ты не сделаешь лабораторное исследование, ты не сможешь открыть новое лекарство. В рамках исследования очень важно всегда расширять границы… Вы узнаете это из собственного опыта до известной степени… На ранней стадии мы делали большой акцент на взаимосвязи плана / программы и местоположения, на нетривиальные решения, так как каждая новая интерпретация приносила нам что-то новое… Мы старались пробовать и изобретать свои правила. Сейчас же у нас есть определенные наработки, к которым мы можем всегда вернуться, на многие исследования можем опираться… Сейчас уже больше опыта, и ты знаешь, как сделать проект ещё лучше. И тебе не надо заново изобретать велосипед каждый день… Конечно, проекты всегда отличаются друг от друга. У нас есть тренировочная станция, которая никоим образом не может быть похожа на паромную станцию, научный музей, общеобразовательную школу или завод. Нет никакого сходства в проектах. Существуют определённые вещи, которые ты не можешь повторить. (Perspecta, 2005)

У меня никогда не получилась бы обычная карьера в архитектуре... Я думаю, что ты должен всегда рисковать. Ты должен принять решение, когда покидаешь школу, как ты дальше будешь действовать: рисковать или играть надёжно; это поистине фундаментальное и главное обстоятельство. Если ты можешь брать риски на себя, значит, ты чего-то стоишь. (1986) 

Существует иной подход к архитектуре, который люди забывают. Архитектура должна быть приятной, человек должен наслаждаться пребыванием в удивительном месте. Приятная комната – без разницы, маленькая она или большая. Что люди не понимают насчёт роскоши, так это то, что роскошь ничего не имеет общего с ценой… Это то, что архитектура должна делать – дать вам идею о роскоши в большом масштабе. (El Croquis, 1991) 

Здание всегда интересно тем, что в нём есть элемент неожиданности. Сюрприз – это наиболее волнующий момент. Но всегда важно правильно предвидеть его.

До тех пор, пока есть ясность идеи, ты можешь менять остальные детали. 

Лично я люблю конкурсы, поскольку они меняют твой уровень… Я благодарна системе, что она давала мне заказы, если бы их не было – не было бы у меня работы… Но сейчас все конкурсы мельчают, становятся более заказными и, прямо скажем, менее открытыми. Но я по-прежнему верю в систему. (Fress Air, National Public Radio, 2004) 

Я не очень люблю природу… Полагаю, что люди уезжают за город не ради любования деревьями, а ради открытого пространства. Существуют пяди материи, которые находятся за пределами человеческого зрения и являются непрерывными – это успокаивающие вещи… Я люблю воду, люблю песок, я люблю всё это. На самом деле мне не нравятся только живописные пейзажи. (1983) 

В тех частях света, где есть Средиземное море, свет на самом деле очень мягкий – и это невероятное зрелище. Я думаю, что когда у тебя столько воды, то отражения тоже необыкновенны. (2003) 

Шаблон связывает Малевича и всех русских. Мис [ван дер Роэ], Нимейер и даже Ле Корбюзье – все они изобрели новый вид пространства через создание свободных планов. Подобный подход привёл меня к различным исследованиям. (2006) 

Бетон очень хорошо показан в моих ранних проектах, к примеру, в пожарной станции Vitra (1994), так же как и в научном центре Phaeno в Вольфсбурге (2006). Я люблю бетон, но при этом считаю, что мы должны смотреть и на другие вещи. К примеру, в своих работах я озабочена тем, как лучше выявить структуру и как остаться верной выбранному материалу… Возможно, структура будет из бетона, но мы должны посмотреть на оболочку и подумать, как лучше интерпретировать её. (Interview, 2005) 

«Нейтральное пространство» – это оксюморон, выдача желаемого за действительное. Любое пространство окрашено индивидуальной памятью и опытом. (2005) 

Я верю в успех усердной работы – такой труд придаёт тебе дополнительную уверенность. Сейчас мы можем реализовывать множество разных проектов, потому что у нас есть огромное количество формального репертуара. Годы уединения, когда мы в определенном смысле находились в изоляции, были похожи на исследование в науке. Чем больше исследований ты делаешь, тем лучше у тебя результаты. Это был критический период, потому что многие люди надеялись, что я исчезну или сдамся. 

Если бы я была мужчиной, то они не называли бы меня дивой. (2005) 

Читайте также: 

Памяти Захи Хадид

Женщины в архитектуре 2016. Неравенство мужчин и женщин

Women power: женщины в архитектуре 


Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта