Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
4 августа 2016 г.

Правила жизни Самуэле Мацца

Он не дизайнер, а внимательный наблюдатель и креативный идеалист. Он не создаёт современные предметы, модные на сегодняшний день. Он работает над идеей образа жизни вне времени. 

В 1980-х годах Самуэле Мацца начал заниматься модой, работал c Труссарди и Гуччи, но, впоследствии, достигнув выдающегося успеха, отказался от профессии дизайнера одежды. В 1990-х он сотрудничал с итальянским книжным издательством Mondadori, написал множество книг, посвящённых биографиям итальянских дизайнеров. Параллельно, занимаясь сценографией, сделал множество выставок для мировых музеев и галерей. В начале 2000-х Мацца попробовал себя в профессии дизайнера интерьера и открыл свой первый шоурум в Милане. Чуть позже он создал свой собственный проект Timeless Interiors. Сотрудничал с множеством известных мебельных компаний, проектируя и создавая для них модели, которые сейчас являются иконами и примерами для подражания. Работал со знаменитым итальянским режиссером Джузеппе Торнаторе на съемках фильма «Лучшее предложение», получившим Оскар. Согласно всем бумажным и интернет-источникам, он входит в пятерку лучших дизайнеров мира.

Беседу провела автор BERLOGOS Евгения Калмыкова.

Мне невероятно повезло. Все дни работы на международной выставке I Saloni dei Mobili 2016 в Милане я жила в отеле, который принадлежал Самуэле Мацца, человеку, который входит в пятерку лучших дизайнеров мира. За день до отлёта в Москву меня вдруг осенило: я не могу уехать, не попросив интервью у Самуэле! Отыскав администратора и представившись журналистом, я спешно попросила его связаться с маэстро, чтобы задать ему несколько вопросов. Чуть позже мне сообщили, что Самуэле любезно согласился, и интервью было назначено на следующий день, в 11.00. Я пришла вовремя. Маэстро вошёл быстрой походкой, извиняясь за свой внешний вид (он был в обычной домашней футболке), и, торопясь начал говорить, что было очень много работы на I Saloni. Кроме того, через 3 часа у него рейс на Капри. Ему был поручен новый проект. Я посоветовала Самуэле, если у него будет свободное время на острове, обязательно сходить на виллу Максима Горького, которая не так давно была открыта для посещения, как объект музейного значения. Меня поразило то, что маэстро очень оживился и выказал необычайную заинтересованность. Оказывается, он не просто знал, кто такой Горький, но даже бывал в его московском особняке, который был спроектирован Фёдором Осиповичем Шехтелем.

Ночью, перед интервью, я тщательно подготовилась, прочитала почти всю информацию, которую можно было найти о Самуэле Мацца в интернете, пообщалась по телефону с московскими друзьями, с теми, кто хорошо был знаком с его творчеством. Однако человек, который предстал передо мной, был совсем иным, чем тот образ, который я себе рисовала в своём воображении. Все мои заранее подготовленные вопросы мгновенно показались мне пустыми и ненужными. Лишь потом я узнала, что в тот день, когда произошёл этот разговор, у него был один из важных переломных этапов жизни – Самуэле покидал один из крупнейших проектов, которому посвятил много времени, потому что, по его словам, бизнес во все времена диктовал свои правила и волей-неволей заставлял быть не тем, кем являешься на самом деле. Он же никогда не считал себя коммерческим человеком, предпочитая работать над концепцией.

Получилось не простое интервью, а скорее очень душевный разговор, такой, каким он мог бы быть с хорошим знакомым или другом: удивительно откровенным, прямым и честным, как, наверное, всё, что делает этот талантливый мастер. В конце нашего разговора я осмелилась показать ему свои студенческие наброски (я недавно окончила школу дизайна). Это были работы, посвящённые балету. Самуэле похвалил меня, сказав, что балет для него особая тема в жизни, ведь он когда-то тоже в юности окончил балетную школу, и я тут же получила от него приглашение на стажировку в колледже дизайна в Милане, где он сейчас преподаёт. Уже потом, в самолёте по пути в Москву, я осознала, как же вовремя жизнь подарила мне возможность пообщаться с этим необыкновенным художником. И дело даже не в хорошо сложившемся интервью, не в получении приглашения на стажировку (кто знает, как ещё произойдёт!); а в том, что своими рассуждениями о жизни он удивительным образом помог и мне ответить на мои сокровенные вопросы, а некоторые сказанные им фразы можно было просто принять за девиз бытия (настолько глубокими они были), и как много пережитых чувств и внутренней работы стояло за всем этим.

Я предоставляю отдельные выдержки из этого разговора, которые прекрасно характеризуют личность этого выдающегося дизайнера.

Правила жизни

Человек уже рождается с определённой предрасположенностью к делу своей жизни, и у каждого есть какие-то задатки. Мне посчастливилось, что моя бабушка держала свой магазин тканей, и у меня была хорошая основа в познании моды, но с другой стороны, я всегда наблюдал за окружающим миром, и эстетика этого восприятия, и сила воображения оказали на меня большое влияние.

Мой взгляд на дизайн интерьера отличается от обычного архитектора, у архитектора он более конструктивный, у меня же гламурный. Я сам создаю уже законченный образ: что куда положить, какую картину куда повесить. Я больше декоратор. Архитекторы видят картину пустого пространства, я же строю своё видение помещения, уже полностью оборудованного мебелью.

Я себя никогда не позиционирую великим дизайнером. Я просто продолжаю делать то, что делаю. Я свободен в своей работе. Пусть другие судят. Я считаю, что не нужно думать, как стать великим, ты им станешь, если ты по-настоящему им являешься. Не нужно для этого разрабатывать специальных стратегий. Нужно просто работать. Это как в мире балета. Балерина всё время тренируется и, таким образом, её профессиональное мастерство растёт, но нельзя хвастаться своим талантом, а необходимо всё время заботиться о нём, всё время совершенствоваться.

У меня нет диплома в дизайне и архитектуре, и я считаю это плюсом. Потому что если бы он у меня был, я стал бы просто одним из множества архитекторов, но не стал бы тем, кем являюсь сейчас. Мой путь другой, это скорее веление сердца, постоянный поиск и самосовершенствование.

Самое главное – необходимо не поддаваться лени. Я всегда занят самообразованием. Я очень жадный до знаний. Мне нравится всегда что- то делать, находиться в движении, в поиске, меня пугает безделье.

У меня хорошо получается писать, и я прекрасный рассказчик.
Я долгое время работал на крупное издательство Мондадори – один из самых больших издательских домов. Так, я рассказал историю Версаче, Жан-Франко Ферре, Москино. Я задокументировал их работу. Я провёл долгое время с Версаче, подробно описал всю его работу. Я – человек, непохожий на них, но я такой, какой есть, и чем бы я ни занимался, для меня это всегда было и будет интересным опытом. Сейчас я пишу книгу о себе и своей работе. Она должна выйти к Рождеству.

Есть много разных людей и критериев вдохновения. Одни меня вдохновляют своим сумасшествием, другие – рациональностью, некоторые – экстравагантностью. Меня вдохновляет Шанель. Она была сильной личностью, был у неё и момент падения, но ей всё равно удалось подняться, несмотря на трудности, конечно же, во многом благодаря Лагерфельду. Ив Сен Лоран – это романтический персонаж, он слабый, хрупкий, тем не менее, он был также очень значимой личностью, как и Армани, например. Я не могу сказать, что они все для меня кумиры, ведь я знаю и много их тёмных сторон, но уважаю их за способность впечатлять, создавать образ. Но поклоняться им, как богам, я не буду никогда. В этом смысле я предпочитаю думать о людях, которые были по-настоящему гуманными, которые помогали людям; такими, каким были, например, мать Тереза. Это люди-легенды, бессребреники.

Я работал в мире моды. Мир моды – это мир женщин. Даже потом, занимаясь мебельным дизайном, я также продолжил наблюдать за тем, что нравится женщинам. Если их вдохновляет та или иная мебель, то она будет куплена. Как правило, мужчина решает, какой будет мебель для отдельных помещений, а женщина диктует стиль всего дома. Я считаю, что важнее вести диалог именно с женщиной.

Последнее время в мире мебельного дизайна было сделано очень много предметов в стиле барокко и рококо, и на эти вещи бессмысленно возросла цена. Я же предпочитаю использовать в создании мебели интерес именно к материалу, который можно комбинировать с очень простыми формами. Я думаю, что в дальнейшем всё будет основываться именно на материале, а сами предметы будут очень простыми. Это как в истории живописи. Сначала художники очень тщательно прорисовывали все детали, а потом стали делать пару мазков – и работа готова. Например, Малевич и весь русский авангард несколькими штрихами создавали картину и прославились благодаря своему стилю. Я сам этот стиль определил как минимал- рич (minimalrich). Этот стиль простой, но в то же время очень проработанный, и в нём используются хорошие материалы, которые могут быть совмещены с красивыми отделками.

Интересно наблюдать, как, люди, рождённые в различных культурах (например, Арабских Эмиратах или Турции) и выросшие в мусульманских традициях; или вы, в России, стране, имеющей византийские основы, привыкшие к пышности, блеску, к золоту, сейчас отходите от фольклора народных корней и приходите к простоте и схожести. Таким образом, происходит некая глобализация, но в призме взаимной коммуникации. Люди выходят из своего ограниченного пространства и становятся гражданами мира. Стираются границы между нациями. Вырабатывается один общий язык, который объединяет их всех. Именно поэтому так важно и ценно внимание к простоте. В этом и заключена суть богатства.

182
Текст: Калмыкова Евгения

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта