Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 сентября 2017 г.

Полёт Мельникова за Архитектурой

Авангардист Константин Мельников ещё в 1930-е годы получил мировое признание как великий русский архитектор современности. Он мыслил и проектировал без оглядки на архитектурные традиции и убеждения советского государства. Мельников был принципиальным противником любых графических ухищрений, направленных на создание чисто зрительной выразительности проекта. Планы своих зданий он не обрисовывал на бумаге, а обдумывал в голове.

Дом культуры им. И.В.Русакова

Свои размышления о творчестве и профессии Константин Мельников выразил во многочисленных статьях и выступлениях. BERLOGOS выбрал из них выдержки, которые могут заставить современных архитекторов задуматься о смысле своей деятельности.

Утверждаю АРХИТЕКТУРУ, т. е. нечто, рождённое моим счастьем, преобразующим давящую тяжесть, − в игру мускулов, громоздкость − в пышное благоухание, людские привычки − в стадию первичных идей, и самую логику − в пластическое лицезрение. Убеждён, что глубина архитектурного произведения –  в идее проекта, составленного НА ГРАНИ ВОЗМОЖНОГО.

Гараж Госплана

Архитектуру не делают, за Архитектурой летают − чудом, без ракет, ввысь без потолка. За такие полёты меня не раз наказывали, а теперь толпами наезжают к нам в круглый дом, на Криво-Арбатский, 10, искать талисман. (Имеется в виду дом Мельникова, построенный в 1927-1929 гг. – Прим. ред.)

Мы должны, прежде чем начать что-либо строить, найти сначала в себе самих такие глаза-очи, которые увидели бы будущее, хотя бы на ближайшее десятилетие. Наша прямая обязанность − быть первыми в ответе перед триумфом техники и не ошибиться на миллиарды, что будет чудовищно преступно. Построить вновь город − легче и строителям, и государственному бюджету. Но город с тысячелетней исторической его жизнью, да ещё такой город, как Москва − столица нашей Руси, полная сказочных загадок её культурных ценностей... Если мы будем продолжать строить в Москве архитектуру типа Сити, мы не увеличим сокровищницу искусства, но скомпрометируем себя перед поколениями, а главное, снизим имеющуюся ещё сегодня веру в наши силы, в новаторские дерзания.

Клуб Дорхимзавода на Бережковской набережной

Великую среди Искусств Архитектуру сопровождают страницы сомнений в Её существовании и, что ещё удивительнее, вместо наслаждения Её называют удобством.

Клуб «Каучук» в Хамовниках

Я никогда не мог проектировать такое, что наводило бы скуку. А неинтересным и скучным мне казалось всё то, что напоминало виденное.

Павильон СССР

Классика и модерн − две архитектурные клячи.

Творчество там, где можно сказать − ЭТО МОЁ.

Здание конторы Ново-Сухаревского рынка

Меня обвиняют в оригинальничаньи, в фантастике, в утопичности моих проектов. Между тем фантаст Мельников построил десятки реально стоящих сооружений.

Дворец культуры им. И. В. Русакова

Павильон «Махорка» на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке

Каждый раз, когда мне поручали работу, по счёту, скажем, 20-ю или 30-ю, всё равно я стоял перед ней, как перед новой, начинал всё сначала, из страшно далёкого, на глаза наезжала повязка, как в жмурках, − трудно угадать: где появится Жар-птица Ивана-царевича. Ты целиком принадлежишь самому себе, своему состоянию, своей природе − и только в ней одной видишь опору живых дел.

Бахметьевский гараж

О своих проектах я не писал бы ни строчки, если бы их превратили в Здания.

Свои формы я начал строить тогда, когда не из чего было строить, да и не на что было строить, и теперь всех поражает секрет, что напряжение в скудости гораздо богаче обилия средств, которые сейчас в руках архитекторов.

Гараж Интуриста на Сущевском валу

Одно из самых сильных измерений архитектуры – диагональ.

Лучшими моими инструментами были симметрия вне симметрии, беспредельная упругость диагонали, полноценная худоба треугольника и невесомая тяжесть консоли.        

Во время обдумывания проекта мысли носятся в беспрерывных поисках решения. Многое приходится по нескольку раз заново передумывать, отталкиваясь от полярно противоположных возможностей. В процессе своей работы я лично не пользуюсь рисунками и увражами. Я не только не чувствую в этом потребности, но прямо считаю это излишним и даже вредным. Даже мой рисунок мешает свободному маневрированию мыслей, навязывая графически реализованное решение. В особенности мне мешают рисунки в первоначальной стадии работы над проектом. Иное дело всякие чисто технические, а не композиционные наброски. Те и полезны, и необходимы в работе архитектора. 

Клуб Буревестник в Сокольниках

Наиболее мучительная стадия творческого процесса — представить себе будущее сооружения в натуре, решить, не нуждается ли оно в каких-либо изменениях или доделках? Сколь идеально бы ни был исполнен рисунок, он всё же не удовлетворит архитектора. Ещё более слабое представление о натуре даёт ему модель. Поэтому я считаю обязательным участие архитектора во всех стадиях строительства его объекта. Он должен так уметь продвигать свой проект, чтобы тот, не претерпевая значительных изменений, был доведён до конца. 


Текст: Фокина Ирина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта