Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
18 октября 2016 г.

От модерна к неоклассицизму. Шауб В. В.

Часть 1. Модерн 

Василий Шауб–русский архитектор-строитель немецкого происхождения, один их тех многочисленных немцев, собственно сформировавших уникальный архитектурный облик Петербурга. Весьма плодовитый– за тридцать лет карьеры он построил более семидесяти зданий (тех, которые сохранились). Преимущественно он известен как один из пионеров и проводников петербургского модерна. Но вместе с тем, он остаётся интересен также, как и один из утвердителей неоклассицизма.

Творческая биография В. Шауба не замыкается на себе. Что самое важное, гибкость его таланта, способность чувствовать движение художественной жизни даёт нам прекрасную возможность на примере его работ проследить, как изменялись важнейшие художественно-стилевые парадигмы рубежа эпох.

Творческий путь Шауба открывается со вполне традиционной для последней четверти ХIХ века эклектики. Но уже в 1898-1900 годах он создаёт проект, который можно считать одним из первых примеров петербургского модерна. Он ещё генетически сохраняет стилевые особенности эклектики, но композиционные решения уже позволяют говорить о появлении новых, характерных именно для модерна, элементов. При постройке особняка для германского подданного А. Л. Франка, архитектор немецких корней ориентировался, конечно, на югендстиль.

Северно-ренессансными и неоромантическими мотивами оформлен балкон ризалита с мягким ритмом квадрифолий. Строгие сандрики окон середины здания обыгрываются тимпанами с флоральнымиузорами, которые подчёркивает ассиметрично расположенное окно с килевидным завершением. Хаотичный и более «свободный» ритмнижний части здания перекрывается сухим геометризмом прямоугольных окон и почти правильной симметрией верхней части, за счёт чего создаётся дополнительное напряжение и даже некоторый драматизм.

По характеру дом сохраняет традиционный тип фахверковых построек (элементы фахверка, к сожалению, утеряны), но ризалит и диагонально противолежащий эркер уже выражают новое отношение к равновесию.  

Важным моментом перехода к модерну явилось даже не декорирование фасада и произвольное использование элементов архитектурного прошлого – такое можно наблюдать и в историческом стиле, и в эклектике, – но отношение к массам и объёмам здания: их чередование, столкновения, вынос за фронтальную плоскость,сдвиги уровней и осей. Более свободное отношение к пропорции, ритму и массам рождает и новое отношение к пространственной организации здания, которое будет развиваться, как мы увидим, в других, более позднихпроектах архитектора. 

Параллельно особняку Франка,Шауб строит весьма своеобразное здание –особняк и доходный дом И. Е.Ритинга. Достаточно сдержанное для пёстро декорированного и плавного модерна, прочное, с ровными и прямыми чертами, чётким ритмом окон и проёмов.Выбор в пользу эстетической прочности в противовес экспериментальной неустойчивости обусловлен окружающим архитектурным ландшафтом. В Петербурге необходимо учитывать этот фактор, так как разные части города, будь то Васильевский остров или Петроградская сторона, уже имеют свой исторический вид, с которым необходимо считаться.

Отсутствие программных для модерна плавных изгибов и кривых линий компенсируется орнаментальными растительными узорами (недавно заново восстановленными). Изящность и стройность силуэта здания достигается также с помощью применения различной по тону и фактуре штукатурки.  Шауб и впоследствии обращался к этому прозаическому материалу, даже настаивая на его применении, противно дорогим и модным облицовочным материалам, став своего рода «поэтом штукатурки». 

В 1901 году архитектору выпало право (беспрецедентный случай) оформить ансамбль Австрийской площади. На восьмиугольном участкеШаубу было предложено возвести четыре здания, оформляющих пространство, но реализовалось их них только три.

Один из них – доходный дом К. Х. Кельделя – выдающийся пример раннего модерна. Был построен в 1902-1903 гг. Пластическиэкспрессивное здание, выдержанное на принципах югендстиля, поражает разнообразием деталей, смелостью пространственной ориентировки, сочетанием разнообъёмных масс и насыщенным декорированием.

В свободном ритме чередуются по-разному оформленные балконы, окна, эркеры и башни.  Неброская пестрота исполнена с помощью контрастирующей фактуры штукатурки с использованием вставок глазурованного кирпича. Обильно насыщенные растительным орнаментом фасады здания создают живой эффект, мягкую подвижность.Динамичная асимметрия и сложный ритм не давят, всё выправляется плавным изгибом здания, который открывает множество ракурсов восприятия. 

Здесь мы имеем дело со вполне зрелым художественным мышлением, которое сумело соединить и утилитарные, и эстетические, и градостроительные переменные в один общий проект. 

В 1906 году по другую сторону от дома Кельделя возводится дом художника Э. К. фон Липгарта. Здесь уже наблюдается историзм и ретроспекция. В качестве художественной основы используется модернизированные барокко и рококо, но опять же, необарочные мотивы по-своему обыгрываются. За счёт перенасыщенности деталей создаётся сложная текстура фасадной части. 

Всем известна драматическая напряжённость аутентичного барокко. Но тут мы видим стилизацию, но стилизацию, не замкнутую декоративностью, а воспроизводящую драматизм и чувственность.

Почти ровная симметрия разрушается разворотом зданияв сторону площади. Своеобразная ротонда-башня связывает две части строения и в то же время разделяет. Причём та, которая повернута к площади, несёт на себе больше модерновых черт, особенно своей аляповато расположенной мастерской с большим окном. 

Дому Липгарта вторит напротив расположенный доходный дом М. М. Горбова. Собственно, здесь мы наблюдаем те же исторические аллюзии, почти ту же акцентировку и пространственную композицию. Правда, он менее декорирован, больше отсылает к лаконичному петровскому барокко. 

Вообще этот период творчества архитектора характеризуется активным диалогом с архитектурой прошлого.  Обращение к наследию обычно понимают как упадничество и кризис. Особенно такое мнение развилось в период эклектики, повязанной на поисках нового стиля. «Новый стиль» появился,эклектичность и историзм сохранились, но стали просто инструментарием, некоторым декоративным методом и способом эстетического формообразования. Они вплелись в модерн, но модерн их преобразовал, исходя из собственной логики.

Ретроспекцию и заимствования можно увидеть и в других работах Шауба, например, в очень удачно вписанном в контекст ненавязчивой и невысокой застройки линий Васильевского острова доходном доме П. А. Изотова. 

 Фасад оформлен уже ставшей обязательной разнофактурной штукатуркой, выделяющейся на фоне терракотового кирпича. Достаточно скромная деталировка с элементами того же барокко, два эркера, завершённые плавными барочными фронтонами. Строгая симметрия, с аккуратно расставленными акцентами, модерновая плавность с историческими аллюзиями – что называется, просто и со вкусом.

Совсем другого рода модерн позднего Шауба. Вообще, его художественная гибкость позволяла ему очень плодотворно экспериментировать с различными вариациями модерновых решений. Он способен перенасыщать фасад барочным декором, строить по изломанным осям, а затем избавляться от всего и создавать лаконичные и строгие здания. Подобным примером может служить доходный дом Э. Э. Арнгольда. 

Почти отсутствует декоративность, но пластическая выразительность достигается за счёт негромкого ритма четырёх эркеров, обрамляющих серединуздания, которая выступает связующей вертикальной осью.

Если говорить о том, как развивалось отношение к пространственной организации здания, в соединении с функциональной и утилитарной стороной, нельзя не упомянуть, наверное, самый нетривиальный проект архитектора.

Доходный дом С. Ф. Френкеля находится в окружении рядовой застройки, выделяясь на общем фоне мощным ассиметричным членением.

Простые и крупные массы здания связаны гранёнными эркерами, композиционно сходясь в угловой части здания, выступающей вертикальной доминантой. Нагромождение истолкновение простых объёмов создаёт динамическое напряжение, которое усиливается благодаря почти полному отсутствию декоративности. Освобождённые от украшения, они выступают в чисто функционально-структурном свете (все элементы здания несут утилитарное значение), сохраняя не столько модерновую художественную стилистику, сколько его формообразующую идею. 

Оба крыла здания немного углублены. Тем самым Шауб сохранил пропорции высоты здания и ширины улицы, что было обязательно регламентировано.

 В этом здании уже более полноценно выступили притязания архитектуры освободиться от «лицевой застройки», поставив оформляющим и определяющим принципом не «фасадность», но взаимоотношение масс и объёмов в пространстве, что позже нашло основание в авангарде: конструктивизме и функционализме. 

Дом Френкеля – это один из последних проектов архитектора в стиле модерн. Следующий период его творчества связан уже с другими стилевыми поисками и концепциями. 

От модерна к неоклассицизму. Шауб В. В. Часть 2. Неоклассицизм

198
Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
6 марта 2017 г.
3 февраля 2017 г.
2 февраля 2017 г.
24 января 2017 г.
12 января 2017 г.
28 декабря 2016 г.
28 декабря 2016 г.
13 декабря 2016 г.
8 декабря 2016 г.
22 ноября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта