Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
4 декабря 2017 г.

От ложки до города. Ульмская школа

Архитектура и дизайн – очень живые профессии, откликающиеся на важные социальные повестки. Время от времени в разных частях Земли возникают новые школы, которые, находясь в некоторой оппозиции к уже сложившимся представлениям об образовании, заново смотрят на сердцевину профессии, пытаются заново определить её.

В Современной России такими школами стали Британская школа дизайна и Архитектурная школа МАРШ, на Украине – открытая в этом году Харьковская школа архитектуры.

Самые известные школы XX века, которые произвели настоящие перевороты и во многом определили проектную культуру своего времени – ВХУТЕМАС и Баухауз. Однако ровно через двадцать лет после закрытия Баухауза в Германии появилась ещё одна камерная школа, его прямая наследница – Ульмская школа.

Здание Ульмской школы

В конце 1940-х в ФРГ (Западной Германии) начался экономический подъём – спрос на товары повседневной необходимости увеличился, массовое производство простых предметов возросло и промышленные организации вновь стали нуждаться в художниках-конструкторах. В то же время в Европу из США пришёл коммерческий дизайн вместе с постулатами Раймонда Лоуи о том, что «уродливое плохо продаётся»: частым явлением стал стайлинг – изменение внешнего облика предметов при сохранении их функций и строения. Такой подход означал пренебрежение к технической форме и её многоплановым связям со средой и человеком. В противовес этому «мебельному стилю» выпускники Баухауз обратились к социальным концепциям – так появилось Высшее училище художественного конструирования.

Макс Билл – первый ректор школы

Высшая школа проектирования была открыта в немецком городе Ульм в 1953. В 1955 школа переехала в здание, выстроенное по проекту Макса Билла – её первого ректора и выпускника Баухауз. На открытии присутствовал основатель легендарной школы и один из учителей Билла, Вальтер Гропиус, благословивший возрождение Баухауза и универсального подхода к проектированию, который выразился в девизе новой школы – «От ложки до города».

Устройство школы

Внутренний двор Ульмской школы

Занятия велись на четырёх факультетах: дизайна промышленных изделий, строительства и архитектуры, визуальных коммуникаций, информации. Однако принципы Ульмской школы особенно полно выразились в предметном дизайне.

Образовательная структура школы

История школы очень явно делится на две части: первая связана с художником, архитектором и скульптором Максом Биллом, выпускником Баухауза. В это время школа базировалась на рационально-эстетической теории: как и в Баухаузе, здесь практиковались пропедевтические упражнения на абстрактное формообразование, а принцип синтеза искусства и техники, заимствованный у Гропиуса, был основополагающим.

Макс Билл ведёт занятие, 1956

Одновременно с этим появился новый принципиальный постулат – проектирование должно вестись на основе тщательного сбора фактического материала, его анализа и исследований с позиций научных и технологических знаний. Так в школе появилась категория «Хорошая форма» (или «Качественная форма») – легендарное немецкое понятие «Gute Form», которое до сих пор служит высокой оценкой для любого продукта. Под «хорошей формой» понимались технические изделия, которые отвечали бы на социальные задачи, были качественно выполнены и одновременно обладали бы высокими эстетическими свойствами.

Выпуски школьного альманаха

Больше четверти своего времени в Ульме студенты тратили на изучение эргономики, социологии, экономики и психологии, чтобы затем в профессиональной деятельности уметь применять системный подход к процессу проектирования. Возникло то, что можно назвать «Ульмской моделью»: вместо талантливых одиночек, работавших над отдельными изделиями, школа стала готовить специалистов, умеющих работать в исследовательских центрах, технических бюро и коммерческих дизайн-центрах.

Студенты Ульмской школы за работой

На базе Ульмской школы возникли два проектных института: институт дизайна промышленных изделий и институт индустриальных методов строительства. Здесь велись научно-исследовательские разработки и проектирование по заказам фирм и организаций: это обеспечивало постоянную связь школы с промышленностью.

В своих первых проектах Ульмская школа обратилась к традиционным бытовым вещам – мебели, посуде, осветительным приборам, тканям, оборудованию интерьеров. В этот период из сферы работы дизайнера исключались предметы со сложной внутренней структурой.

Коллекция посуды  для компании Rosenthal, 1959.  Выпускнаяработа, авторХансРоэрихт  

Радиоприёмник с проигрывателем Braun, 1956. Авторы: Ханс Гугелот и Герберт Линдингер

Однако в 1956 году среди преподавательского состава школы возникла оппозиция программе Макса Билла: идеи «социального жизнестроения», выдвинутые школой, столкнулись с реальной социально-экономической обстановкой Западной Германии 50-х –  возникли противоречия между общекультурной, художественной системой подготовки дизайнеров и практикой, коммерческими целями производства. Молодые выпускники столкнулись с проблемой несоответствия школьных идеалов и повесток реальной практики.

Сначала Билл остался преподавать, а затем покинул школу, и весь её курс существенно изменился. Новый поворот школы был связан с преподавательской деятельностью философа, архитектора и дизайнера Томаса Мальдонадо. Он точно указал на то, как изменился мир за полвека: идеи Баухауза о «социальном жизнестроении», актуальные в связи с революционными настроениями в мире, несколько поблекли на фоне автоматизации и атомной энергии, которые коренным образом изменили промышленность и труд человека.

Томас Мальдонадо ведёт занятие, 1956

Бакминстер Фуллер (крайний слева) и Томас Мальдонадо (крайний справа) в Ульмской школе, 1958

Стало очевидно, что необходимо готовить нового специалиста, способного проанализировать и свести воедино технологические и социальные факторы с учётом современных ему повесток. Установление новых теоретических позиций повлекло за собой многочисленные перемены в преподавательском составе и структуре учебного процесса. Не согласившись с новой программой, все выпускники Баухауза покинули школу.

Чарльз Имз представляет три короткометражных фильма в Ульмской школе, 1958

С начала 1960-х гг. деятельность школы приобрела мощную техническую направленность: не менее половины учебных часов отводилось на изучение современных тенденций и научных методов проектирования, усилился курс физико-математических  дисциплин. Большой упор был сделан на изучение конструктивно-технологических закономерностей, свойственных разным объектам. Дизайн как дисциплина формы ещё больше сблизился с наукой и технологией. В то же время огромное внимание уделялось социальности, гуманитарным компонентам формы.

Упражнение подготовительного отделения, 1955

Упражнение подготовительного отделения, 1959

Отделение промышленной продукции постепенно стало переходить к проектированию станков, приборов, машин, инструментов. Как раз в проектировании таких изделий, зачастую совершенно новых по формам и функциям, и были определены научные методы работы.

Однако позже сам Томас Мальдонадо назвал этот период в работе школы «таблицеманией» за излишнюю рациональность и за то, что интуитивные методы проектирования были отодвинуты на периферию.

Ульмская школа концентрировалась на исследовании сложных предметных комплексов и систем. Здесь создавались проекты комбинированной мебели и новых бытовых радиоприборов, отличавшихся лаконичностью, простотой форм, мобильным размещением в пространстве.

Кухонный комбайн Braun, Дитер Рам и Ханс Гугелот, 1958

Вскоре родилась концепция «нейтральной формы» – вещи, которая может быть оптимально приспособлена к потребностям любого современного человека. Внешними особенностями такой вещи стали линейно-геометрическая форма (часто – прямоугольные объёмы), ровные чистые плоскости, сокращение накладных деталей до минимума, монохромные светло-серые цветовые решения, острый графичный силуэт.

Большое внимание также уделялось лёгкости в обращении: главная идея «нейтральной формы» состояла в том, что вещи существуют как слуги – ими удобно пользоваться и они не связаны с серьёзными затратами внимания.

Радиоприёмники, разработанные для компании Braun

Те принципы формообразования, на которые опиралась Ульмская школа, вскоре получили название «Браун-стиль» и стали прочно ассоциироваться с крупным концерном. К середине 60-х, на волне общего разочарования в модернизме, «нейтральную форму» стали критиковать за излишнюю стерильность, однако многие приборы – например, легендарная модель iPod, напрямую связаны с разумными принципами ульмского дизайна.

Слева – карманное радио, Дитер Рамс, 1958. Справа – плеер iPod от компании Apple, 2001

Последним ректором Ульмской школы в 1962 году стал Отл Айхер, выдающийся графический дизайнер. При этом предыдущий ректор, аргентинец Томас Мальдонадо, продолжал работать в школе как преподаватель и проектировщик.

Отл Айхер ведёт занятие, конец 1950-х

Именно под руководством Айхера команда школы разработала фирменный стиль компании Lufthansa, начиная с графики и заканчивая униформой для стюардесс. Затем, уже в 1972, Айхер был ведущим дизайнером Олимпийских игр в Мюнхене.

Айхер одним из первых описал понятие корпоративной идентичности, которое на много лет вошло в дизайнерский обиход – и положил его в основу собственного метода проектирования. Корпоративная идентичность, или корпоративный дизайн, – это не просто фирменный стиль, связанный с лёгким и узнаваемым обликом продуктов, а дизайн-продукт высокого качества, который демонстрирует стратегию компании в целом.

Корпоративный стиль авиакомпании Lufthansa

Это значит, что смысловые акценты смещаются из области визуального в область культурных и социальных программ, и команда дизайнеров сначала формулирует, а затем решает комплексную задачу, размышляя в русле тех убеждений, которых придерживается компания-заказчик – и предлагая новые ходы. В советской теории дизайна этот подход назывался проектированием дизайн-систем.

Корпоративный стиль авиакомпании Lufthansa, разработанный в 1962,  сохранялся до конца 1980-х гг. Престиж школы рос, и многие промышленные предприятия начали обращаться к ней с заказами. Расширилась и сфера приложения дизайна: транспортные системы (оборудование для остановок городского транспорта), автомобильный транспорт, радиоэлектроника. За несколько лет школа выполнила более двухсот работ для ста сорока  заказчиков и даже перестала справляться с объёмом заказов.

Корпоративный стиль компании Lufthansa

Изделия рассматривались скорее как инструменты, услуги, полезные агрегаты, чем как форма для самовыражения. Объектом проектирования становилась не вещь сама по себе, а та функция, ради которой вещь замышлялась.

Интенсивная работа над мелкими бытовыми приборами стала особенно заметной вехой в жизни школы: между компанией Braun и Ульмской школой наладились тесные контакты – многие темы дипломных проектов предлагались для разработки самой фирмой, которая затем лучшие из проектов внедряла в производство.

Ульмская модель образования и Браун-стиль часто упоминаются вместе: команда из Ульма на много лет определила концептуальный курс тогда ещё молодой компании, которая начала производить долговечные приборы для повседневного использования. Браун-стиль – это не только визуальный язык, но и идея о тихих помощниках, о вещах-слугах, которые должны незаметно исчезать, когда всё уже сделано. Кроме того, мелкие бытовые приборы – радиоприёмники, бритвы, миксеры и электрические чайники – производились как элементы единой системы, каждый из которых может существовать обособленно или как часть большого комплекта.

Приборы, разработанные для компании Braun

Несмотря на большую плодотворность, история Ульма закончилась кризисом: в школе существовали явные внутренние конфликты – в 1967 году Томас Мальдонадо был вынужден покинуть школу из-за разногласий с коллегами, в 1968 школа закрылась. Это вызвало бурное недовольство: студенты и некоторые преподаватели Ульма устроили демонстрацию против закрытия.

Комплекс школьных зданий, построенный Биллом, был передан в распоряжение медицинского университета: сейчас здесь располагается университетская неврологическая клиника.

Вальтер Гропиус на студенческой демонстрации против закрытия Ульмской школы, 1968

Выпускники Ульма стали передовыми дизайнерами в разных частях света. Благодаря Ульмской школе рационалистические идеи вышли на совершенно новый уровень – главные традиции Баухауза получили своё развитие в новых социальных условиях: так на свет появился неофункционализм.

Школа не превратилась в заповедник идеалистических идей, результатом которых становились бы вещи-схемы – Ульм стал настоящим проектным бюро, организацией, напрямую связанной с промышленностью: молодая и гибкая институция больше десяти лет выпускала в производство реальные продукты и при этом существовала как площадка для активных профессиональных дискуссий.

Здание Ульмской школы в 1955 году (сверху) и в 2007 году (внизу)

Можно почитать:

Вальтер Гропиус. Мысли вслух об архитектуре

68
Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

11 декабря 2017 г.
22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта