Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
22 июня 2016 г.

Острая архитектура Чили: Аравена, Радич и другие

Первая ассоциация при упоминании современной архитектуры в Южной Америке – это, прежде всего, Оскар Нимейер и его бразильский модернизм. А где же Чили, спросите вы, эта небольшая страна, по форме напоминающая стручок фасоли? Чили созревает, Чили на подходе. Ситуация может скоро измениться. Да и уже стала меняться, когда в 2016 году Алехандро Аравена стал первым чилийцем, получившим Притцкеровскую премию. 

Аравена, пожалуй, самый известный сейчас архитектор из этой небольшой южноамериканской страны (население более 17 млн. человек – по сути, это Москва и область). С 2009 года он, будучи основателем бюро Elemental, которое специализируется на общественно значимых проектах, занял довольно влиятельную позицию в мире архитектуры, входил в состав жюри Притцкеровской премии (2009–2015) – самой престижной архитектурной награды, да и сам её получил в 2016 году. К своим 48 годам медиа- и фотогеничный мастер преподавал в Гарвардской высшей школе дизайна, выступал с докладом для TED и стал новатором в области доступного жилья, проекты которого были выполнены в Чили, Мексике и США. А совсем недавно он закончил свой первый проект в Китае: новое здание для фармацевтической компании «Новартис» в Шанхае. 

Офис «Новартис» в Шанхае 

Теперь Аравена является куратором 15-й Венецианской архитектурной биеннале, которая стартовала в мае 2016 года. 

Именно на этих всеобщих архитектурных смотринах в Венеции в 2014 году получили признание другие архитекторы из Чили – Педро Алонсо и Уго Пальмарола, которые удостоились «Серебряного льва» за проект «Монолитные дискуссии» (Monolith Controversies). Они привезли из дома бетонную монолитную панель с подписью чилийского президента Сальвадора Альенде – именно такие стали выпускать в Чили в начале 1970-х годов на заводе по производству панельных домов, который построил Советский Союз. Также архитекторы воссоздали квартиру в «панельке» с современными удобствами – пример того, где могут жить обычные чилийцы. 

Педро Алонсо и Уго Пальмарола

Проект «Монолитные дискуссии» 

Социально ответственный Алехандро Аравена 

«Есть много людей, которые работают непосредственно в Чили и двигают искусство вперёд. Здесь существуют здоровая конкуренция и критическая масса. А когда у вас есть критическая масса, то вы не одиноки в своих попытках раздвинуть границы», – полагает Алехандро Аравена, главный офис которого находится в центре шумного Сантьяго. 

Именно в столице Чили Аравена построил несколько зданий для кампуса Католического университета – альма-матер влиятельных чилийских архитекторов. К примеру, компактная, но в то же время массивная бетонная структура Центра инноваций  Anacleto Angelini Innovation Center UC (2014) выходит за рамки условности, бравирует своей брутальностью и выполняет функции климат-контроля для поддержания прохлады внутри здания. Атриум здания выполнен из дуба и стали и выглядит солидно, спокойно и официально: о цветном разнообразии американских или европейских кампусов здесь нет и речи. 

Инновационный центр UC, Сантьяго, Чили 

Стоит добавить, что Аравена построил для Католического университета множество зданий за последние двадцать лет. Самым первым проектом оказалась Школа математики (1999), а из наиболее метафоричных – башня «Сиамские близнецы» (2005). 

Школа математики, Сантьяго, Чили

Башня «Сиамские близнецы» в Чили 

Аравена хорошо известен своими проектами доступного и дешёвого жилья в Чили. Его наработки стали использовать и в других странах, например в Мексике (жилищный проект Monterrey Housing). Причём архитектор создаёт жилые «незавершённые» единицы, которые могут быть закончены непосредственно самими жильцами в собственном стиле. К наиболее известным проектам относятся Quinta Monroy в Икике (2003) и Villa Verde в Конститусьоне (2010), прибрежном городе, который сильно пострадал после цунами и землетрясения в 2010 году и нуждался в быстром восстановлении инфраструктуры и социального жилья. Аравена до сих пор вкладывает собственные средства в восстановление города, в том числе гонорары за осуществлённые проекты за рубежом (к примеру, за офис «Новартис» в Шанхае). 

Социальное жильё, Монтеррей, Мексика

Социальное жильё Quintamonroy, Икике, Чили

Социальное жильё Villa Verde Housing, Конститусьон, Чили 

Аравена демонстрирует новый тип архитектора, социально ориентированного и ответственного за дела, происходящие в его стране. Он находится в одном ряду с Сигэру Баном – не только в составе жюри и в качестве лауреата Притцкера, но и в плане филантропии. 

Такой разнообразный Смилян Радич 

Ещё один всемирно известный архитектор из Чили – Смилян Радич (не удивляйтесь югославской фамилии – в Чили каждый третий имеет эмигрантские корни). Он был удостоен чести построить своё первое здание в Англии – «неолитический пончик» для Serpentine Gallery в 2014 году. Как отмечала британская пресса, «подсвеченный кусок скалы, поддерживаемый валунами, был идеей, которая смотрит в будущее, так же, как и в прошлое», а в другой статье проект был назван чем-то средним «между внеземным яйцом и могильником эпохи неолита». Сейчас объект находится в саду галереи Hauser & Wirth Somerset в городе Брютон (Bruton). 

Смильян Радич

«Неоготический пончик» для Serpentine Gallery 

В Чили архитектор построил несколько домов, винный погреб, ресторан, театр и Музей доколумбового искусства (масштабная перестройка 2014 года). Радич берётся за небольшие проекты, потому что они могут быть реализованы довольно быстро и компактно.

Его дом для «Поэмы о прямом угле» (Poem of the Righ tAngle) (2012) – дань циклу послевоенных картин Ле Корбюзье. Футуристическое здание выглядит, словно обломок или выкорчеванный корень, который естественно прижился в лесу, а его интерьеры играют со светом и тенью.

Загородный дом Copper House 2 (2005) недалеко от города Талька полностью завёрнут в медные пластины и имеет пологую крышу: по словам архитектора, именно такие популярны в загородных домах в этой местности. 

Медный дом, Талька, Чили 

Реконструкция Доколумбового музея в Сантьяго создаёт драму из игры с полутенью. 

Музей доколумбового искусства, Сантьяго, Чили 

Винодельня Vik Vineyard (2014) в чилийской винодельческой Центральной Долинев коммуне Ранкагуа создаёт научно-фантастический пейзаж каменного века из воды и валунов. Под площадью находится винный погреб. Водная поверхность помогает охлаждать помещение. 

Винный погреб 

«Чтобы быть архитектором в Чили, необходимо быть вовлечённым в строительный процесс, самому искать материалы, находиться на стройке, – объясняет свои необычные проекты Смилян Радич. – Когда я создавал павильон для «Серпентайн», я действовал по той же схеме. Я пошел в карьер, чтобы искать камни». 

«Азбука Морзе» от Матиаса Клотца 

Архитектор Матиас Клотц (Mathias Klotz) превращает простые материалы, такие как необработанная древесина и бетон, в геометрические формы, близкие к цифровым технологиям, да ещё и мастерски играет со светом, тенью и линиями. Его библиотека Nicanor Parra – пример того, как современная архитектура может удачно вживаться в историческую ткань города. Здание находится на узкой улочке в исторической части Сантьяго, гармонично соседствуя с неоклассическими постройками прежних веков. Библиотека, носящая имя поэта Никанора Парра, сделана из бетона, стекла и дерева – простых материалов, которые добавляют ценности за счёт оригинального применения. 

Матиас Клотц

Библиотека Nicanor Parra 

В атриуме эффект падающих капель создаётся отнюдь не от дорогих светодиодов, а за счёт необработанной древесины, выкрашенной в черный цвет. А эффект мерцающих битов, проходящих через эфир, достигается на уличном фасаде за счёт распределения бетонных «коробок» – «азбуки Морзе» – и сплошного ленточного остекления (еще один приём модернистов – привет Ле Корбюзье и ван дер Роэ!). Аналогичная «азбука Морзе» применена в интерьерах – только там бетонные «коробки» выступают в качестве клумб. 

Клотц объясняет нынешний успех чилийской архитектуры, во-первых, высоким уровнем обучения. В стране функционирует более 40 архитектурных школ. Учебные программы составляли ведущие чилийские дизайнеры XX века: Эмилио Дюар, Марио Перес де Арсе и Серхио Ларраин Эченике (фотограф). Во-вторых, после почти 17-летней диктатуры Пиночета «архитекторы стали свободно жить». 

По словам Клотца, при всей свободе творчества в Чили важно учитывать природные факторы при проектировании зданий: землетрясения, извержения вулканов и сильные дожди. 

Ветеран Ундуррага, перестроивший Сантьяго 

Один из ветеранов архитектурного цеха Кристиан Ундуррага (бюро Undurraga Devés), основавший собственное бюро в 1977 году, внёс существенный вклад в изменение облика современного Сантьяго. Он перестроил общественную площадь перед президентским дворцом Ла Монеда, возвёл несколько успокаивающих музеев, часовен и разнообразных домов. Кроме того, ему принадлежит авторство чилийского деревянного павильона на Экспо-2015 в Милане. Архитектор настолько бережно отнесся к постройке, что после выставки конструкция была разобрана, а деревянные брусья заново использованы. 

Кристиан Ундуррага

Деревянный павильон Экспо 

Среди местных построек выделяется необычно лёгкий и медитативный музей святого Альберто Хуртадо в Сантьяго (2010). Белая бетонная стена с окнами разных размеров пропускает свет и создаёт величественно спокойную и ритуальную атмосферу внутри. 

По словам автора, в Чили каждый работает по-своему, индивидуально, при этом во всех проектах наблюдается «тектоническое качество». «В Чили вы увидите местную интерпретацию модернизма. Но он грубее, при этом довольно поэтичен, – считает Кристиан Ундуррага. – Естьодин чисто чилийский аспект – это работа архитектора с материалами. Этот путь очень прямой и очень простой. В Чили мы сделали хорошее качество из нищеты». 

С учётом местных реалий 

Современные постройки в Чили разнообразны, как разнообразны их авторы. Да, в них есть эстетика модернизма, а не постмодернизма, который Радич называет «навязанным чилийцам». В то же время здесь можно найти утонченные и компактные постройки. В целом современная архитектура Чили подвержена влияниям различных мастеров – от Ле Корбюзье до португальского модерниста Альваро Сизы. 

Наиболее популярными материалами являются необработанный бетон (Béton brut), дерево и камень, поскольку они дешевы и доступны. Бетон пользуется успехом ещё и потому, что придаёт объекту брутальный образ и требует минимального технического обслуживания. Древесина популярна за счёт своей экологичности, экономичности и изобилия: Чили экспортирует около $6 млрд древесины ежегодно. Несмотря на сельскохозяйственные успехи и крупные объёмы экспорта, Чили нельзя назвать самой богатой страной Южной Америки, поэтому строительные бюджеты и расходы на техобслуживание зданий здесь вполне скромные, и архитекторам приходится учитывать этот фактор. Дорогие материалы, такие как пластик, искусственные панели и стеклянные фасады (для небоскрёбов), в основном не используются. 

Чилийские архитекторы осознают, что происходит в мире, при этом ориентируются на местные реалии. «Чили находится далеко от остального мира, и мы не являемся законодателями мировых трендов, – говорит Аравена. – И мы действительно обращаем внимание на вопросы, связанные с окружающей средой, материалами и рабочей силой». 

Интервью BERLOGOS с чилийскими архитекторами: 

Бранко Павлович и Пабло Лобос: «Мы надеемся, что архитектура сможет быть там, где есть проблемы»

Энрике Броуни: «Городу необходимо придать деревенский вид»

 Проекты: 

Церковь в Лас-Кабрас, Чили

Casa Encallada в Тункене, Чили

Центр горного дела при Католическом университете Чили

Институт Святого Томаса в Сантьяго, Чили

Консорциум в Сантьяго, Чили

Театр с обеденной зоной De Pablo a Violeta в Беллависта, Сантьяго, Чили 

524
Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта