Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
11 сентября 2015 г.

Новые петербургские театры

 Не стали исключением и последние тенденции в театральной архитектуре. В то время как во всем мире строятся плавающие театры, мультимедийные театры и новые колизеи, в Петербурге долгое время самым новым театральным зданием был Театр юного зрителя, построенный в 1962 году по проекту А. Жука. С тех пор изменилась не только архитектура, но и сам театр – поиск новых средств выразительности и способов взаимодействия со зрителем спровоцировал изменение приемов построения пространства. Сценические площадки в пределах зрительного зала теперь должны создавать условия для непосредственного общения артистов и зрителей. Новая система театральных представлений, когда актеры играют без занавеса и с использованием минимума декораций, требует радикального изменения механизации и оборудования сцены. Все это предполагает другую, новую театральную архитектуру, которая сама по себе уже спектакль. Но у Петербурга иной, свой собственный путь.
 
Возрождение театрального строительства в городе началось в 2000-х годах с идеи создания новой сцены Мариинского театра. История этой постройки складывалась не просто: от замысла до реализации прошло почти 15 лет. Первоначальный проект Эрика Мосса архитектурное сообщество не приняло. Постмодернистская, биоморфная архитектура слишком диссонировала не только с ландшафтом вокруг участка, отданного под застройку, но и с петербургским дизайн-кодом в целом.
 
Вторая сцена Мариинского театра, Эрик Моос
 
После этого были проведены два конкурса. В первом победил французский архитектор Доминик Перро, представивший театр в форме лаконичной прямоугольной конструкции, накрытой эффектным золотым каркасом, напоминающим плетеную корзину. Дополнительное преимущество проекта Перро заключалось в создании благоустроенного общественного пространства вокруг исторической и новой сцен. Это была уникальная для города возможность получить здание-спектакль. Однако проект не прошел ряд согласований в профильных комитетах, и от сотрудничества с бюро Доминика Перро отказались.
 
Вторая сцена Мариинского театра, Доменик Перро
 
Следующий конкурс выиграл проект канадских архитекторов Diamond & Schmitt Architects, предложивших сдержанное здание со светлыми, облицованными мрамором фасадами, террасами на крыше и остекленным переходом, соединяющим новую сцену с историческим зданием. Проект еще на стадии строительства получил множество негативных отзывов, и после его завершения в 2013 году ситуация не улучшилась. Претензии предъявлялись как к архитектуре здания, которая многим кажется невыразительной и скучной, так и к организации пространства вокруг театра. Достаточно большой объем и особая функция постройки предполагают наличие площади, однако канадцы не запроектировали даже небольшой входной зоны. Центральный вход расположен на набережной канала, разделяющего два здания, что создает сложности для движения как пешеходов, так и зрителей, идущих на спектакль или выходящих с него.
  
Проект второй сцены Мариинского театра, Diamond & Schmitt Architects
Вторая сцена Мариинского театра, Diamond & Schmitt Architects
 
При этом стоит отметить, что район, где располагается комплекс зданий театра, несмотря на близость центра и ключевых достопримечательностей, считается маргинальным. Городская среда здесь пребывает в крайне запущенном состоянии: нет рекреационных зон, парков, а основное население составляют уроженцы Средней Азии. В этой ситуации появление новых объектов с пусть и не яркой, но качественной архитектурой и развитие района как культурного центра – единственный способ предотвратить появление трущоб.
 
Одновременно с Мариинским дополнительное пространство для экспериментальных постановок получил Александринский театр. Вторая сцена, открытая в 2013 году, сделала его одним из самых технически оснащенных в Европе. Построенная на базе бывших театральных мастерских, вторая сцена состоит из малой сцены, медиа- и учебного центров. Зрительный зал, рассчитанный на 300 мест, включен в один объем со сценой и представляет собой черное пространство с несколькими окнами. Глухие шторы при необходимости либо обеспечивают полную темноту в зале, либо позволяют использовать окружающую среду как декорацию к театральному действию. Вся сценическая зона, как и зрительские места, может быстро и радикально трансформироваться как до, так и во время представления.
 
Вся эта инновационная «начинка» помещается в практически незаметное здание. Оно находится внутри квартала, расположенного между улицей Зодчего Росси и набережной Фонтанки, и закрыто окружающими домами; взгляду доступен только полупрозрачный фасад и лестничный марш. Легкий стеклянный объем фасада несимметричен и контрастирует с накладным краснокирпичным декором, благодаря чему появляется сложная, подвижная поверхность. Здание получило несколько архитектурных премий и демонстрирует классический вариант сдержанной петербургской архитектуры, главное требование к которой – не выбиваться из ткани исторического центра.
 
Новая сцена Александринского театра, Юрий Земцов
 
Еще один театр, который в скором времени получит дополнительное пространство для экспериментов, это Малый драматический театр – Театр Европы. И опять никаких ярких, образных решений проект, подготовленный мастерской Михаила Мамошина, не предполагает. Здание запланировано пятиэтажным, разделенным на пять секций-домов с симметричными фасадами. Форма и пропорции окон будут классическими, повторяющими пропорции исторического здания Семеновских казарм, включенного в комплекс театра. При этом техническое оснащение предполагается вполне современное: сцена-трансформер на 600 мест, камерная сцена на 75 мест, три репетиционных зала, технические, складские, административные и другие помещения.
 
Проект новой сцены Малого драматического театра, Михаил Мамошин
 
Следующий шанс для города получить еще одно необычное театральное здание появится в 2016 году, когда завершится строительство Дворца танца Бориса Эйфмана по проекту бюро UNStudio. Остроугольная постройка будет иметь динамичный волнистый полупрозрачный фасад, представляющий собой бетонную решетку, заполненную стеклом, которое при необходимости может затеняться. Но даже этот проект, весьма яркий для Петербурга, на фоне остальных работ студии кажется очень сдержанным, как будто архитекторы приняли негласные правила игры в петербургскую архитектуру.
 
Проект дворца танца Бориса Эймана, UNStudio
 
Пока труппа театра балета Бориса Эйфмана ждет строительства собственной сцены, успела открыться Академия танца, также носящая имя маэстро. Два корпуса академии рассчитаны на 228 учащихся. Здесь разместятся жилые помещения, медицинский центр, спортивный комплекс, балетные залы и административные помещения.
 
Макет академии танца Бориса Эйфмана, Никита Явейн
 
В петербургских условиях короткого светового дня удачным решение выглядит обустройство остекленного атриума, включающего два открытых двора. Здесь располагаются балетные залы и рекреации. Полупрозрачное стекло обеспечивает более продолжительное естественное освещение. Одна из стен здания полностью покрыта выложенным из кирпича QR-кодом, в котором зашифрованы цитаты о танце. В остальном архитектура здания совершенно традиционна. Поскольку Академия построена на месте исторического здания кинотеатра, фасадам придан облик, соответствующий авторскому замыслу 1911 года. Основные используемые материалы – кирпич и штукатурка, цвета – белый и песочный. Аскетичность основных объемов здания смягчает ниша-экседра, которой оформлен центральный вход.
 
Стена с QR-кодом в академии танца Бориса Эйфмана, Никита Явейн
 
Почему же в самом европейском городе страны нет театров европейского типа – ярких, необычных, зрелищных? Градостроительная политика Петербурга моноцентрична, то есть предполагает развитие только одного полюса городской активности, где должны сходиться пассажиропотоки из спальных и пригородных районов. В связи с этим все значимые культурные институции располагаются в историческом центре, что моментально обязывает их следовать пусть и негласному, но строгому «петербургскому стилю». А он требует умеренности, соблюдения соразмерности каждого нового здания уже построенному. Именно поэтому здания-маяки здесь не строятся, их отторгает сама среда.
 
О новоделах Петербурга можно прочитать здесь.
481
Текст: Сурикова Ксения

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта