Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 октября 2017 г.

«Новая эстетика» и дизайн

Начальный импульс движению «Новая эстетика» (New aesthetic) задал британский художник Джеймс Бридл (James Bridle), назвав этим словосочетанием свою программу, представленную на конференции South by Southwest в 2012 году. Если говорить вкратце, то «Новая эстетика» – это проект, который фиксирует процессы перехода языка и образов виртуального мира, компьютерных и медиа-технологий в мир предметный. В границах проекта происходит концептуализация тенденций влияния сетевых и компьютерных технологий, продуктов их деятельности на окружающий мир и человеческую повседневность.  

Образы, создаваемые цифровыми технологиями, давно используют современные диджитал-художники как основу для собственных эстетических экспериментов. Но пока что это не имеет распространения в широкой массе. Вместе с тем мы понимаем, что каждодневное и тесное взаимодействие с компьютерными технологиями не может не наложить отпечатка и на наши, вполне обывательские, вкусы.

Ещё со времен Баухауза отчетливо выделилась взаимозависимость между особенностями производства и эстетикой. Тогда машинные технологии под управлением человека заложили основы эстетических парадигм, дизайн-кодов, определивших всю последующую эволюцию дизайна и частично  искусства. Подобным образом и сегодня происходит сдвиг в производстве, который как раз документирует «Новая эстетика» – человека заменяют цифровые автоматизированные системы, постепенно удаляя живой труд из производственного процесса.

Заметно это в архитектуре, где компьютер становится вполне равноправным участником процесса проектирования. И все мы с пиететом относимся к динамической и изящной нелинейной архитектуре во главе с Захой Хадид, проекты которой создаются в компьютерных программах. Или великолепной современной скульптуре диджитал-художника Quayola, выполненной с помощью 3D-принтеров и программируемой лазерной резки.

Но для «Новой эстетики» главное не это посредничество технологий в создании того или иного проекта, а сам принцип цифрового формообразования, если можно так выразиться, композиция и художественный материал цифровой машины как таковой.

Компьютер, играющий теперь столь заметную роль в создании предмета или вещи (в том числе и художественной), внёс в конечный образ элементы собственной логики, вполне автономной от человека. Человек отодвинулся на задний план, частично отдав машине творческую инициативу. ​Даже больше  – человек стал подражать машине.   

На этой почве и вырастает множество проектов, основанных на дигитальном (от англ. digital – цифровой) формообразовании. Набирая популярность, объекты подобного рода распространяются на моду, рекламу, оттуда перебираются в дизайн, образуя вполне самостоятельную эстетическую силу.

Основной структурной и рабочей единицей цифровой визуальности является пиксель. На его основе возник пиксель-арт, вышедший из ностальгии 8-bit’ной эпохи. Сегодня его можно назвать самым популярным типажом «новой эстетики». В качестве примера, отражающего масштаб влияния этого маленького представителя на современную эстетику, можно привести суперсовременный небоскрёб архитектора Ole Scheeren – MahaNakhon в Бангкоке. Образующие пустоты балконы создают эффект битых пикселей.

Нельзя не упомянуть о другом архитектурном экземпляре пиксельного формата – винодельне Bodegas Ysios в испанской Лагуардии авторства Сантьяго Калатравы.

Ну и, пожалуй, самый хрестоматийный проект – штаб-квартира Prisma в австрийском Граце от студии SPLITTERWERK.

Не менее популярен пиксель-арт в современной скульптуре. Художник Шон Смит (Shawn Smith) экспортирует из виртуального мира фигуры животных, утверждая их в мире предметном. 

Черты характерной образности пикселя с лёгкой руки дизайнера Кристиана Зузунага (Cristian Zuzunaga) активно внедряются в оформление интерьера. Будь то диван, кресло и прочие предметы обихода, как декоративного, так и функционального назначения.

Иногда даже претендуя на цельный дизайнерский проект помещения.

Дизайнеры Studio Badini Createam разработали серию барочной мебели с изображениями классицистической живописи в пиксельном формате.

Если отвлечься от пикселя, не менее интересны дизайнерские проекты, эстетика которых основана на 3D-конструктах компьютерных программ.

Южнокорейский дизайнер Боми Парк (Bomi Park) представил на фестивале промышленного дизайна DMY 2012 в Берлине серию интерьерных предметов Afterimage, в реальность которых с первого взгляда поверить трудно. Такого эффекта он добился, применив проволочный каркас.

 

В рамках подобного дигитального типажа можно назвать своеобразный стул Wimbledon Chair от шведской компании Nola. Характерная деформация поверхности отсылает к функциям работы программ типа Adobe Illustrator.

Концептуальный метод искажения формы и перспективы предмета с помощью графического редактора характерен и для голландского художника и дизайнера Себастьяна Брайковича (Sebastian Brajkovic). Его мебель репрезентирует цифровой объект – растянутое и изогнутое изображение – в реальный мир.

В перечне объектов и явлений, которые находятся под вниманием «Новой эстетики», не менее значимым являются и всякого рода кодовые девиации, ошибки программирования, известные под общим названием – глитч (glitch).

О влиянии глитч на архитектуру мы уже писали. Не менее популярен он и в дизайне.

Ферруччо Лавиани, архитектор и дизайнер из Италии, известен своей глитч-мебелью, в которой постмодернистская ироничность сталкивает традицию и современность, высокий стиль и массовость. Цельный образ предмета нарушают вырезанные участки, свидетельствующие об ошибке или программном сбое.

Комод Evolution Slideboard, впервые показанный в 2010 году, напоминает не до конца прогрузившуюся в браузере фотографию.

Также у него есть ряд концепций, смоделированных в 3D.

И реальный прототип, оформленный с глитч-эффектом.

Азербайджанский художник Фаиг Ахмед, сохранивший связь с национальным промыслом и всем сонмом традиций и художественных канонов старинной культуры, вносит в неё черты дигитальной эстетики, через которую передаётся дух своего времени.

Его ковры растекаются, преломляются, перекрываются вставками форм ирреального мира.

Все они созданы по традиционной технологии и из натуральных материалов. Причём создание этих футуристичных объектов предваряется углублённым изучением традиционных орнаментов, узоров и техник. 

Диджитал-эпоха имеет свои особенности и правила существования, выражение которых как раз и можно обнаружить в репрезентациях, прошедших через творческую активность художников. Это одновременно и отражение, выражение мира и времени, и создание его. Эксперименты с дигитальным форматом открывают иные горизонты, как в области эстетики, так и в миропонимании в целом. Но вряд ли можно говорить, что эстетические и концептуальные объекты и формы, обсуждаемые «Новой эстетикой», когда-то станут законченным и цельным стилем.

Читайте также:

Актуальные и эпатажные ковры Фаига Ахмеда в дизайне интерьера XXI века

Пиксель-арт в интерьере: что это такое и где его взять

Глитч-архитектура

113
Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

22 ноября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта