Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
29 сентября 2015 г.

Невыносимая легкость кирпича

Миф о том, что первый человек был слеплен из куска глины, автоматически записывает кирпичи в наши ближайшие сородичи. И хотя, прошло уже двадцать тысяч лет с тех пор, как один смышленый житель палеолита придумал кирпичи, эти стандартизированные глиняные бруски так и остались бедными родственниками камня. Ни сакральности, ни благородства. Одна только честная, рабочая биография. Про кирпич не складывают легенд, не наступает время их разбрасывать и собирать. Память о его гордом властвовании в метрополиях Месопотамии, Византии и Римской империи со временем потускнела, и этот, в прошлом дорогостоящий, персонально клейменный материал, превратился в тяговую силу производственной застройки. И в эпоху промышленной революции никто уж и не вспоминал, что именно кирпич был основой ажурной, стремящейся к небу, красоты иранских мечетей и базаров, и тонкострунной, строгой хрупкости готических соборов, и гордой, основательной невесомости петербургских особняков. Так что, к середине прошлого века кирпичи, словно безымянные солдаты, миллионами отправлялись на битву: где-то — за светлое будущее, где-то — за победу капитализма. Заводы и фабрики, закопченные кварталы для рабочего люда и городской бедноты. Кирпич стал истинным символом недвижимости, или, скорее, неподъемности. Он педантично ровно чертил архитектурные линии в жестких индустриальных рамках, и, казалось, сковывал цементным раствором любой полет фантазии.

Купол базара в Табризе, Иран

 Тем не менее, находились прекрасные безумцы, для которых архитектура была ключом, вскрывающим коды и шифры даже такого определившегося в своей ориентации строительного материала, как кирпич. Так, в 50-х годах, финский архитектор Алвар Аалто взял и переосмыслил кирпичное строительство,

спроектировав для себя дом Muuratsalo Experimental House, в котором более пятидесяти видов кирпича с продуманной небрежностью окутывают фасад «лоскутным одеялом». Помимо игры с текстурами и формами, этот бунтарски-разнородный фасад был еще и полигоном для отслеживания эстетических возможностей разных сортов кирпича и их свойств в неласковых условиях финской зимы.

Другой архитектор-модернист, Эладио Диесте, и вовсе еретически отринул законы кирпичной силы тяжести. Парящие крылья навеса автобусной станции, струящиеся как шелковый платок на ветру, фасады знаменитой Церкви Христа в Уругвае, и другие утонченные и зыбкие строения были спроектированы им из кирпича.

Автобусная остановка, Эладио Диесте

Церковь Христа в Уругвае, Эладио Диесте

 Луис Кан, в космические 60-е, вернул кирпичу его монументальность, построив вневременное здание института менеджмента в Индии. Но тяжеловесность этого строения намеренно нарушена гигантскими сквозными отверстиями в фасадах, а угрюмая кирпичная кладка, кажется, сняла с себя все полномочия.

 В этой борьбе прирожденной приземленности и отчаянными мечтами о полете или, хотя бы, затяжном прыжке, кирпич переживает сейчас новую волну популярности как материала для архитектурных экспериментов. Вместо беспрекословных шлепков мастерком, пришла новая атрибутика, эстетика и инструментарий. Архитекторы нового поколения воспринимают кирпич как бесконечно универсальную материю для создания раздражающе скульптурных, текстурных и «паттернизированных» зданий.

 Даже в болезненно традиционной Британии появилось кирпичное здание, отрицающее привычные каноны. Драматически угловатый фасад студенческого центра при London School of Economics выглядит революционным и вызывающим. Впрочем, его смелая геометрия была обусловлена скучным градостроительным регламентом и потребностью вписаться «на районе». «Наш дизайн связан с эластичным характером городской застройки привычными материалами», – говорит архитектор проекта Шейла О'Доннелл, – «Неортодоксальный «открытый» паттерн фасада создает кружевной свет внутри здания, а ночью оно превращается в светящийся решетчатый фонарь».

 Говоря о зданиях-фонариках, можно заметить некую тенденцию делать кирпичные фасады аппетитно «ноздреватыми». Кладка в стиле перфорации не лишает такой дом ощущения надежной крепости, но в разы увеличивает его пористую воздушность и открытость дневному свету. Таким, прочно-прозрачным стал Ngamwongwan House в Бангкоке, являя прохожим интригующую полуприватность своих стен.

 А вьетнамская архитектурная студия Tropical Space полностью изменила нелюдимый характер старого дома из цельного бетона, опоясав его ажурной кирпичной оплеткой.

 Но и без эффекта прозрачности, игра с кирпичной кладкой снижает гравитацию вокруг такого здания. Например, надменный в своей исключительности, южно-корейский проект The Curving House от студии Joho Architecture. Контур фасада медитативно стремится к плавной полудуге, словно взмах кисти каллиграфа. Цвет пепла и текстура рыбьей чешуи играют в оптические иллюзии. Выложенный под особым углом кирпич объединен с нержавеющей сталью. Так, что каждый материал делает свое дело: один отбрасывает графические тени, а другой — их отражает.

 Приятная глазу волнообразность, вообще, становится все больше присуща современным зданиям из кирпича. Все загадки Диесте разгаданы, и можно собирать этот, мягко говоря, неподатливый материал в складки, гофре, воланы и оборки.

В тайском бутике-отеле Sala Ayutthaya от архитектурной студии Onion гостей провожают волнующиеся стены пассажа. В зависимости от освещения, они кажутся то наполненные ветром паруса, вставшими на дыбы барханами.

 Такая многоуровневая выпуклость кирпича может быть создана на стыке традиционных строительных техник и цифрового дизайна. Так, как это сделали испанцы из архитектурного коллектива Map13. Их кирпичный павильон в Барселоне, с текучим и аморфным куполом, похож на любопытного глазастого спрута.

 И все же, кирпич — материал с сильным характером и требует соответствующего отношения. Это поняли в архитектурном бюро Studio Toggle, построив в Кувейте многоквартирный дом, будто бы из сваленных в аккуратную кучу кирпичных блоков.

 Остросюжетность и многогранность кирпича обыграли архитекторы голландской студии Heren 5 в коллаборации с художником Boris Tellegen, придумав особый армирующий фасад 7-этажному зданию в Нидерландах.

 Кирпичные «латы» внахлест укрывают стены здания, словно намекая на нежную, чувствительную сердцевину этого материала. Ведь, несмотря на то, что он был жестко слеплен, крепко сформирован и обожжен жизнью, кирпич, в конце концов, обратится в прах. Впрочем, как и мы все.


Текст: Исаева Вероника

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта