Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
15 февраля 2018 г.

Итальянка в Бразилии. Лина Бо Барди

«Бразильцы – модернисты!» – этот тезис одним из первых приходит на ум, как только пытаешься вспомнить что-нибудь об архитектуре и дизайне единственной португалоязычной страны на американском континенте.

В последние годы бразильская архитектура становится всё более открытой для мирового сообщества, и кроме притцкеровских лауреатов Нимейера и Мендеса да Роши на первый план выходят и другие важные фигуры – в их числе Лина Бо Барди.

Итальянка Лина Бо Барди (Lina Bo Bardi) за свою долгую жизнь успела реализовать несколько крупных проектов в Бразилии, сформулировать ясную позицию о роли архитектуры, а перед этим потерять свой итальянский офис в результате бомбардировки.

Ачилина Бо

Анчилина Бо родилась в Риме в 1914 году. Окончив факультет архитектуры в Римском университете, она переехала в Милан, где работала в мастерской Джо Понти – архитектора и основателя легендарного итальянского журнала Domus. Вторую мировую войну Лина встретила уже как руководитель небольшой архитектурной практики: правда, во время войны она в основном писала для архитектурных и дизайнерских журналов, а также выступала в них как иллюстратор. В 1943 году, во время крупного авианалёта на Милан, офис Лины Бо был разрушен. Архитектор вступила в подпольную коммунистическую партию – апартаменты, доставшиеся ей в наследство, превратились в место встреч итальянских интеллектуалов, участвующих в политическом движении.

После войны Лина Бо объехала всю Италию, чтобы описать регионы, разрушенные в результате военных конфликтов, а затем основала в Риме еженедельный журнал «Культура жизни» (A Cultura della Vita) и вошла в национальный конгресс по реконструкции разрушенных зданий.    

В 1946 году архитектор вышла замуж за Пьетро Марио Барди – итальянского журналиста и критика. В том же году они вместе эмигрировали в Бразилию, где Пьетро Барди вместе с Ассисом Шатобрианом в течение года основали музей искусства в Сан-Паулу (MASP), который получил собственное здание только спустя двадцать лет, в 1968 году.

Семейная чета Барди по прибытии в Сан-Паулу, 1947

В Бразилии Лина Бо Барди вела активную проектную деятельность, и в основном занималась строительством социального жилья и частных резиденций. При этом она экспериментировала и с общественными проектами, и с объектами промышленного дизайна.

Лино Бо Барди и Альбер Камю, 1949

В 1951 году Лина Бо Барди получила бразильское гражданство и убеждённо писала о том, что Бразилия – её вторая родина, которую она выбрала самостоятельно.

Музей на побережье, проект: фотомонтаж. 1951 год

В том же году завершилось строительство «Стеклянного дома» (Casa de Vidro) – собственной резиденции Барди, расположенной в тропическом лесу в окрестностях Сан-Паулу.  

Лина Бо Барди в собственном доме, 1952

Бетонный дом с панорамным остеклением поднят над землёй в лучших традициях модернизма – его площадь около 7000 кв. м. Правда, здесь нет привычного бетонного основания, которое служит приватно-публичной частью здания, соединяющей его с улицей – поднятое перекрытие позволяет сохранить старый бразильский лес с редкими растениями. В центре дома располагается открытый двор, в котором сохранены высокие деревья.

Casa de Vidro, 1951

Разрез Casa de Vidro

Панорамное остекление дома делает сад частью жилища, но при этом здесь нет террас или балконов, на которые человек может выйти: остекление служит тонкой, но непреодолимой границей.

Лина Бо Барди на лестнице Casa de Vidro

Интерьеры Casa de Vidro

Виды на сад

Специально для дома были разработаны многие элементы интерьера, в том числе дверная ручка, которую недавно британский бренд Izé, занимающийся изготовлением фурнитуры, запустил в серийное производство.

Ручка Izé (сверху) и оригинальная ручка из Casa de Vidro (внизу)

Тогда же Бо Барди разработала для своего дома кресло Bowl chair, название которого можно перевести как «чаша» или «миска». Кожаное сиденье помещено в металлическую раму: оно не закреплено жёстко, и его положение в раме можно регулировать, чтобы изменить уровень наклона спинки и тем самым – строгость самого стула. Кресло было изготовлено в двух вариантах: из чёрной кожи и прозрачного пластика.

Bowl chair, 1951

В 2014 году итальянская мебельная компания Arper представила лимитированный выпуск кресел, изготовленных по авторским чертежам.

Сверху – обновлённый вариант от Arper, внизу – оригинальные стулья из Casa de Vidro

Правда, вместо чёрной кожи использовались многоцветные ткани. Кроме того, и сам технологический процесс был существенно изменён: чаша кресла, которая в исходном варианте изготавливалась из железа ручной ковки, стала производиться из пластика, чтобы уменьшить вес кресла и упростить его серийное производство.

Обновлённый процесс производства

Кресло Bowl chair от Arper

В 1968 году завершилось строительство нового здания для музея искусств MASP на Авенида Паулиста – одной из самых оживлённых магистралей Сан-Паулу. Лина Бо Барди, спроектировавшая здание, очень активно курировала строительство этого важного городского проекта на всех этапах.

Лина Бо Барди на стройке MASP

Сохранить панорамные виды на окружающие здания было обязательным условием проекта: в ответ на это требование архитектор предложила поднять музей над землёй на несколько этажей.

Внимание пешехода намеренно заостряется на мощных железобетонных пилонах и преднапряжённых балках, удерживающих здание. Под музеем образуется ровная прогулочная эспланада, возвышающаяся над оживлёнными транспортными развязками.

Эспланада под зданием

Форма здания сложнее, чем кажется на первый взгляд: пластина с панорамным остеклением, расположенная вдоль Авенида Паулиста, оказывается лишь частью большого комплекса, который можно увидеть целиком лишь с другой стороны: под эспланадой оказывается ещё несколько музейных этажей. В пластине располагаются основные выставочные и административные помещения музея, соотносящиеся с бетонной эспланадой внизу с помощью лифтов, расположенных в пилонах. Неочевидные части здания в основном служат для хранения экспонатов.

Обратный фасад MASP

Строительство MASP

В целом это архитектурное решения Бо Барди сложно назвать новаторским – несмотря на сложную пространственную структуру и изобретательную конструктивную систему, оно органично существуют внутри своего времени: бетонный каркас, плоская кровля и панорамное остекление без отклонений следуют модернистским идеалам – крупные формы и грубые поверхности без деталировки делают это здание мощным, но далеко не самым выразительным образцом бруталистской архитектуры.

Вид окружающее пространство MASP (сверху) и чертежи здания (внизу)

Однако особую ценность здесь представляют решения архитектора внутри музея: кроме эффектного интерьера фойе, большую ценность имеет нелинейный принцип экспонирования, придуманный Бо Барди.

Идея демонстрировать художественные полотна так, чтобы была видна не только лицевая часть холста, но и его изнанка, по-настоящему великолепна, ведь вместо привычной шпалерной развески возникает множество самостоятельных объектов, свободно расположенных в огромном зале: их можно обойти по кругу.

Холл MASP

Стеклянные кофры для экспонатов, закреплённые в бетонных кубах (современные конструкции)

Принцип устройства кофра для экспонирования

Этот приём резко отличается от привычных зрительских ожиданий: отношения с высокими образцами искусства десакрализуются, становятся более непринуждёнными. Музей отказался от стеклянных конструкций для экспонатов в 1996 году, уже после смерти автора (Бо Барди скончалась в Бразилии в 1992), однако в 2015 снова вернулся к ним.  

Стеклянные кофры для экспонатов, закреплённые в бетонных кубах (аутентичные конструкции)

В середине 1980-х году на карте Сан-Паулу появилась ещё одна достопримечательность: реконструированная фабрика SESC Pompéia, реализованная по проекту Лины Бо Барди. Бо Барди, которая почти десять лет не могла выполнять крупные городские проекты из-за разногласий с политическим режимом, была приглашена для работы некоммерческой организацией – и привлекла двух молодых архитекторов, Андре Вайнера и Марсело Ферраза.

Андре Вайнер, Лина Бо Барди и Марсело Ферраз на фоне фабрики SESC Pompéia, 1986

Работа над проектом велась с 1977 года: первая часть комплекса была открыта для города в 1982 году, вторая – в 1986. В начале работы на территории нашлось едва ли не первое в Сан-Паулу железобетонное здание, и архитекторы приняли решение усилить характер, сущность места. Так появилась идея о трёх новых башнях.

Довольно традиционный комплекс зданий из красного кирпича, построенный в 1920-х как фабрика по производству барабанов, был дополнен тремя железобетонными башнями с разными по размеру основаниями. И сами башни с необработанными бетонными поверхностями, и соединяющие их надземные переходы – этакие массивные мостки – выглядят как будоражащий привет из постапокалиптического будущего.

SESC Pompéia, 1986

SESC Pompéia, детали

Проект произвёл эффект разорвавшейся бомбы: для Бразилии, переживавшей в этот момент закат двадцатилетней военной диктатуры и всё ещё толком не осмыслившей своё модернистское наследие, странный, ни на что не похожий язык этой постройки был по-настоящему шокирующим.  

Кроме того, открытие любого центра SESC (Serviço Social do Comércio – Business Social Service) в Бразилии существенно влияет на городскую среду: такой деловой и общественный центр финансируется негосударственной организацией, связанной с национальной федерацией бизнеса, созданной в 1940-х годах для обеспечения сотрудников медицинскими услугами, а также для спортивной и культурной поддержки населения.

Молодые коллеги Бо Барди вспоминают, что она категорически отказалась от жёсткого деления комплекса на функциональные части, стремясь создать среду, которая могла бы отвечать на разные запросы.  

SESC Pompéia, интерьер одного из зданий

В середине 1980-х Бо Барди вместе с архитектором Эдсоном Элито работала ещё над одним заметным городским проектом: зданием для новаторского театра – Teatro Oficina. Существовавшее историческое здание частично сгорело, и архитекторы приняли решение почти полностью построить новые части театра, служащие сценой и зрительным залом, из окрашенных строительных лесов, которые крепятся к сохранившимся стенам. Также в здании появились панорамные окна и наклонная крыша с шедовыми фонарями.

Teatro Oficina

Внутри возникли сложные, многокомпонентные видовые точки: это совсем не похоже на обычный театр, ведь положение зрительских мест здесь может меняться в зависимости от надобностей спектакля. Всё это усиливает неординарный характер идущих здесь постановок.

Teatro Oficina во время спектакля

Лина Бо Барди всегда была человеком – и архитектором – с активной позицией, и самые крупные её проекты несут в себе мощный социальный подтекст.

Коллеги и ученики Лины Бо Барди, с которыми она работала над фабрикой SESC Pompéia – Андре Вайнера и Марсело Ферраза, – создали исследовательскую лабораторию Instituto Lina Bo and P.M. Bardi, посвящённую наследию четы Барди: они проводят экскурсии по стеклянному дому, ведут активную просветительскую работу и сотрудничают с производителями из разных стран, чтобы находки Лины Бо Барди, сделанные для отдельных проектов, могли превратиться в серийные дизайн-продукты.

Лина Бо Барди и Марио Барди в собственном доме


Текст: Патимова Полина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта